Нижний Новгород
Общество24 ноября 2011 15:55

Корреспондент «Комсомолки» получил переохлаждение в армейской форме от Юдашкина

Редакция провела эксперимент с формой для военных

Наше исследование мы решили провести не на пустом месте. Совсем недавно в одной из войсковых частей Нижегородской области произошел трагический случай – от тяжелой пневмонии погиб солдат-срочник Михаил Макаров. Родители юноши обвинили в смерти сына… новую армейскую форму – мол, она не способна защитить тело здорового парня даже от небольших морозов (ЧИТАЙТЕ: "Нашего сына сгубила форма от Юдашкина"). «Комсомолка» решила проверить, на самом ли деле столь непрактична дизайнерская форма в русских реалиях.

Жертва эксперимента

Илья, внештатный журналист "Комсомолки", решился испытать на себе форму от Юдашкина.

В конце ноября в Нижнем Новгороде градусник термометра уже как будто пристыл к отметке в -15градусов. Не сибирские морозы, но все-таки… В такой день мы и принялись тестировать армейскую форму от Юдашкина.

Нашим подопытным стал 20-летний студент нижегородского вуза Илья, внештатный журналист «Комсомолки». Илья – практический идеальная кандидатура: опытом служения в армии не отягощен, хотя здоров как бык. Со вздохом обреченного Илья признался, что в военкомате его ждут с распростертыми объятьями. А потому наш эксперимент ему даже интересен – попробовать себя в роли солдата-срочника, который, правда, может выйти из «игры» досрочно.

Сначала мы показываем Илью профессиональному врачу-терапевту. Для чистоты эксперимента – наш «солдатик» должен быть действительно здоров. Да и мы тоже ведь не звери – больного на улицу не выставим.

Врач-терапевт медицинской клиники «Медси» Ирина Домнина придирчиво осматривает пациента, внимательно измеряет пульс, давление, осматривает кожу. Под протестующий шепот Ильи заставляет его стянуть штаны и рассматривает кожу ног. Все в порядке, вот только нервный пациент трясется как осенний лист на ветру.

- Так, тахикардия явно нервного происхождения, - заявляет терапевт, вдумчиво слушая сердце нашего солдатика, которое стучит как копытца горного козла на спуске. – Что же вы так трясетесь? Успокойтесь молодой человек! К эксперименту ваш организм готов, состояние здоровья удовлетворительное. Можете облачаться в форму.

Дизайнерский шедевр

Армейскую форму нового образца нам любезно предоставил магазин «Легион». Сотрудник магазина откровенно рассказал о всех достоинствах и недостатках творения модного дизайнера.

- Много минусов у формы. Например, воротник очень низкий и широкий, а шарфы солдаты обычно не надевают. Подкладка раньше использовалась бязевая, из природного материала, сейчас - гладкая, синтетическая. На морозе такая холодит, а не греет, - деловито выворачивая бушлат наизнанку, показывает Андрей Саблев. - Ткани большей частью состоят из синтетики. Это дешевле, но к телу хуже, да и тепловые качества страдают.

На материалах сэкономили, а вот сама форма стала дороже. Что ж это за парадокс такой – хотели как дешевле, а получилось, как всегда.

- Дело в том, что в этой форме очень много деталей, из-за них себестоимость нового обмундирования больше, чем старой. Вот, смотрите, молнии вшиты в штаны, больше карманов стало, наколенники, - безжалостно рассматривает форму Андрей. – Правда, большинство из этих «прибамбасов» практически не используются.

Но самое главное отличие старой доброй формы от новой дизайнерской – это материал бушлата. В прежней был ватин, в новой – синтетический утеплитель.

- Старая форма была тяжелее, но гораздо теплее. Эта легче, но тепло хранит плохо, - уверен Андрей. – В такой форме надо двигаться, воевать. Иначе – замерзнешь.

Задубел через 2 часа…

И мы отправляем нашего новобранца воевать с морозом. Илья облачается в армейскую форму и шествует в ближайший парк. Здесь, на девственно чистом снегу мы устраиваем импровизированный полигон. Илья бегает, отжимается, ползает по-пластунски.

- Ух, даже жарко стало, - отфыркивается «солдат» с порозовевшими, как у красной девицы, щечками. – Форма немного неудобная, но может, просто не привык еще после гражданских штанов и куртки.

Чтобы немного охладить молодецкий жар, мы отправляем Илью в променад на морозе в -15 градусов на несколько километров. Уже через час новобранец превращается в деда мороза. Красные нос, синие губы, согнулся так, будто мешок с подарками за спиной несет.

- Очень замерз, в груди и спине прямо ветер гуляет, задубел. Хочется все время сгибаться и руки прижимать к груди, - трясущимися губами жалуется Илья и жалобно поглядывает в сторону машины. Мол, пустите погреться. Но мы безжалостно закрываемся в теплом салоне.

Спасти нашего рядового под силу только настоящему вояке. Мы пригласили старшего прапорщика в отставке Андрея Чеканова, отслужившего в армии 15 лет. Чеканов – ну просто копия знаменитого прапора Шматко из сериала «Солдаты» и таким же зычным голосом начинает учить нашего салагу армейским премудростям.

- Почему пешком гуляем?! - гаркнул Андрей на «солдатика», подскочившего от неожиданности. – Если солдат гуляет, значит ему нечего делать. И у солдата появляются… мысли. В силу молодости, мысли шальные – чего-нибудь стырить. Поэтому будем их выбивать.

Прапорщик гонит Илью на пробежку, заставляет отжиматься на кулаках. В общем, издевается по полной программе. По-военному.

- Эх, не нравится мне эта форма. Ну что это такое – погоны на груди? А вот на стрельбищах наденет офицер бронежилет сверху, на рукав – повязку. И все, погоны закрыты, он может целый генерал, а я не увижу погон! - объясняет Чеканов-Шматко. – Представить не могу, чтобы в старых фильмах генерал ехал на параде, а у него погоны на груди вперемежку с медалями висели. Некрасиво.

Переохлаждение и простуда

Пока прапорщик размышляет о красоте дизайнерского решения, у Ильи появляются неуставные мысли.

- Да будь проклят и Юдашкин, и я, что ввязался в эту авантюру. Апчхи, - громогласно чихает Илюша и тут же заходится в непритворном кашле.

Тут «солдатику» становится совсем плохо, парень в изнеможении садится прямо на землю и молит о пощаде. За полчаса до конца эксперимента мы досрочно отправляем новобранца к врачу.

Завидев посиневшего Илюшу Ирина Александровна удивленно охает и кидается измерять температуру и давление. Температура тела упала почти на градус, с 36,9 до 36,1. Но и сам Илья чуть в обморок не упал.

- У меня потемнело в глазах, и такая слабость по всему телу, ноги стали ватными. В голове зазвенело. Первый раз в жизни мне было так плохо, я был почти в обмороке, - признался Илья.

- Это однозначно переохлаждение легкой степени, - заявила врач. – Да и по внешним признакам – у вас симптомы простуды. Кашель, сопли, общая слабость организма. С высокой долей вероятности у вас разовьется ОРЗ. Вы были на улице 2,5 часа? Поздравляют, еще час-два и вы - первый кандидат на пневмонию.

…В редакции мы всем нашим большим и дружным женским коллективом отпаивали Илюшу чаем и еще кое-чем. Более горячительным. Форма от Юдашкина потерпела полное фиаско… А Илья признался – служить в армии ему так и не захотелось.

Благодарим за помощь в подготовке материала магазин «Легион», тел. (831) 414-91-01 НАШ КОММЕНТАРИЙ Если бы проблемы возникали только с формой…

Ни один военный начальник, которого мы просили расставить все точки над i - так плоха новая форма или нет, не согласился официально комментировать этот вопрос. Объяснение было одно: «Министерство обороны эту форму принимало, тестировало, вот к ним и обращайтесь». Понять служивых можно: в такой структуре, как военное ведомство, за критику вышестоящего начальства рискуешь должностью…

В то же время в беседе «не под запись» защитники Отечества замечали: кроме формы, еще много нюансов есть. Обмундирование-то может быть и сносное, так ведь его еще и использовать с умом надо: к примеру, сушить хорошо, ежели промокло. А не то получится как в Воронеже, где 140 солдат слегли, побегав в сырой форме. Кроме того, хороший командир сам должен определять, когда бойцу еще терпимо таскать ботинки, а когда и валенки пора надевать. И другой вопрос, а всегда ли хватает этих самых валенок…

В общем, чем дальше в лес, тем больше человеческого фактора и вопросов к дисциплине. А с ними в нынешней армии и правда непорядок. Да только опять же, правильно говорят, что рыба с головы гниет.