Премия Рунета-2020
Нижний Новгород
-8°
Boom metrics

Исторические хроники. 1959 год. Митрополит Николай

Авторский проект историка Николая Сванидзе на Радио «Комсомольская правда»
Авторский проект историка Николая Сванидзе на Радио «Комсомольская правда»

Авторский проект историка Николая Сванидзе на Радио «Комсомольская правда»

Год 1959. Ранней осенью в Москве в Преображенской церкви митрополит Крутицкий и Коломенский Николай произносит проповедь: "Сегодня вы читали в газете "Правда" - а, как известно, эта газета никогда правды не писала - хулу на Святую Церковь. Я говорю с этого амвона со всей ответственностью, что эта газета пишет ложь. И хулу на Святую Церковь возносили у нас всегда".

Один из его ближайших сотрудников Ведерников вспоминает: "Иногда во время проповеди он просто начинал кричать!"

Долгие годы митрополита Николая называли бархатным, в смысле осторожным, многоопытным. В 59-м он мало подходит под это определение. Причина таких резких изменений - широкая антирелигиозная антицерковная кампания, развернутая Хрущевым с осени 1958-го года, набравшая бешеные обороты в 59-м и шедшая вплоть до отставки Хрущева.

Преображенскую церковь - кафедральный храм митрополита Николая -летом 1964-го взорвут.

Митрополита Николая в это время уже нет на свете. Он был вторым человеком в церковной иерархии, и при патриархе Сергии, и при патриархе Алексии. С 1946-го года возглавлял Отдел внешних церковных сношений, в 1960 -м под давлением ЦК КПСС в лице Совета по делам религии был снят с этого поста и под тем же давлением отправлен патриархом на покой.

Между двумя отставками митрополит Николай встречается с архиепископом Брюссельским Василием. Митрополит говорит: "Меня уволили так и так. " И делает два энергичных жеста сверху вниз перед собой. Почему? - спрашивает архиепископ Василий. Митрополит отвечает: Это от гражданских властей. Я боролся в своих проповедях с антирелигиозной пропагандой. А народ мои проповеди слушает и любит. И это для властей неприемлемо. Им нужны архиереи, которые молчат и торжественно служат."

В том же 60-м, будущий митрополит Антоний Сурожский в Лондоне получит письмо от митрополита Николая. Тот пишет: "Я не могу понять, что происходит - я отдал всю свою жизнь Церкви, я умираю, и Церковь меня не поддерживает".

Церковь поддержать и не могла. Когда Синод обсуждал вопрос об отставке главы Отдела внешних церковных сношений, митрополит Питирим сказал, что у него рука скорее отсохнет, чем он подпишет отставку. В ответ Патриарх Алексий очень громко произнес: "Надо!" Дело в том, что незадолго до этого к патриарху приезжали начальник Совета по делам религии Куроедов с помощником. В течение нескольких часов они орали на патриарха, требуя снятия митрополита Николая. Патриарх сопротивлялся сколько мог. Потом уступил.

Власть больше не хочет использовать церковь как инструмент для собственных нужд. Власть хочет уничтожить церковь совсем. Хрущев пообещает вскоре показать по телевидению "последнего советского попа". Поход на церковь, как это не удивительно, объясняется решениями ХХ съезда партии, разоблачившего культ личности Сталина. Логика элементарная: мы осуждаем Сталина и возвращаемся к Ленину, как тогда говорилось, к ленинским нормам партийной жизни и ленинской законности. До войны Сталин следовал ленинским нормам в отношении церкви, то есть продолжал, начатую Лениным в 22 году политику уничтожения церкви и духовенства. Но во время войны Cталин отступил от ленинских норм и пошел на предосудительное сотрудничество с Церковью. Теперь, когда Сталин развенчан, партия возвращается к Ленину с его идеей ликвидации Церкви. Это логика Хрущева.

Митрополит Крутицкий и Коломенский Николай - ровесник Хрущева. Ленинский период в истории церкви Владыка Николай помнит отлично. К 17 году он - сложившийся человек. Борис Ярушевич - таково в миру имя Владыки Николая - поступает на физико-математический и юридический факультеты Петербургского Университета. В течение летних каникул проходит курс Духовной семинарии и блестяще сдает экзамены в Петербургскую Духовную Академию. После третьего курса отправляется в Оптину пустынь. Одно из главных и сложнейших наставлений оптинских старцев: "Не привыкайте к алтарю".

В 22 года в храме Академии пострижен в монашество с именем Николай. В храме Иоанновского монастыря на Карповке рукоположен в сан иеродиакона. В октябре 14 года рукоположен в иеромонахи. И отправлен на фронт 1-й мировой войны для исполнения пастырских обязанностей.

В конце 18 года его переводят настоятелем Петропавловского собора в Петергофе. Это бывший придворный собор. Прихода раньше не было. Отец Николай ходит по домам, общается с людьми, которые станут его прихожанами. Это зима 18-19 годов. Голод. Террор. Полная неясность будущего. Ему удается тайная благотворительность. Он старается ободрить.

Через год он назначен наместником Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры. И возведен в сан архимандрита. Лавра при отце Николае в 19 году становится духовным центром. Сотни людей по воскресеньям собираются здесь на религиозные, философские, общественные чтения. 27 марта 22 года Святейший Патриарх Тихон назначает архимандрита Николая епископом Петергофским с оставлением его наместником в Лавре. Рукоположение совершает митрополит Петроградский и Гдовский Вениамин. Патриарха Тихона весной 22-го допрашивают на Лубянке. В Москве уже идут организованные мероприятия по разграблению церквей. Такие же акции - в Петрограде.

12 мая в Лавре вскрыта рака с мощами святого князя Александра Невского. Мощи изымают. Впоследствии они будут выставлены в музее атеизма в Казанском Соборе. 1 июня 22 года в Александро-Невской Лавре епископ Петергофский Николай арестован. Двумя днями раньше там же взят митрополит Петроградский и Гдовский Вениамин.

Митрополит Вениамин будет главным обвиняемым в 22-м году на процессе над петроградским духовенством. Расстрелян. Епископ Николай проходит по другому делу. Сидит в тюрьме ОГПУ на Шпалерной. По постановлению следователя Петрогубревтрибунала Лютера будет освобожден под подписку о невыезде. Дело закроют. 10 февраля 23-го епископ Николай арестован вновь. Отправлен в Москву, в Бутырку. Приговорен к трем годам ссылки в поселке Усть-Кулом, в Коми. Будущий Святейший Патриарх, а в 22-м году епископ Ямбургский Алексий, так же принимавший участие в рукоположении отца Николая в епископы, также арестован. Для епископа Алексия и епископа Николая ленинский период заканчивается на редкость счастливо. Они выживают. При том, что к 22-м году уничтожены 8 тысяч 110 духовных лиц.

Именно такой жесткий вариант взаимоотношений с церковью Хрущеву в 1959 году представляется наиболее целесообразным.

Год 1959. На внеочередном 21-м съезде КПСС Хрущев говорит о начале быстрого перехода советского общества к коммунизму. В связи с тем, что коммунизм предполагается построить в ближайшем будущем, одна из первоочередных задач - уничтожить в массах пережитки капитализма. Главный пережиток - религиозные убеждения. Некоторые историки полагают, что в ходе 21 съезда КПСС было принято секретное постановление об уничтожении религиозных организаций в ходе выполнения семилетнего плана. В силу темперамента и недостаточности образования Хрущев - искренне убежден в том, что СССР находится в предкоммунистическом состоянии и это несовместимо с верой. Хрущев абсолютно уверен в безальтернативности коммунистической идеологии, а также в том, что эта идеология принята большинством населения. Этим Хрущев отличается от Сталина, который в определенный момент почувствовал, что население устало от коммунистической пропаганды и что она более не эффективна. Сталин подзажимает пропаганду и допускает послабление Церкви. Руководит этим сам. Кроме того, вопросы веры ему небезынтересны. Он наблюдает, как его собственный культ в народном сознании сочетается и даже соперничает с верой. В отношении Церкви послевоенный Сталин прагматичней большей части партийного аппарата. Сталин это имеет в виду. И поэтому, то разжимает, то сжимает руку на горле Церкви. После смерти Сталина ситуация резко упрощается. Хрущев как политик сформировался в 30-е годы, в период, когда Сталин жестко проводил антицерковную линию. Дальнейшего сталинского политического интереса к церкви Хрущев никогда не понимал и так и остался на элементарно репрессивных позициях.

7 июля 1954 года, принято постановление ЦК КПСС "О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах ее улучшения". Предлагается вернуться к довоенной политике "наступления на религиозные пережитки" и никакого примиренчества. Не кто-нибудь, а сталинская правая рука Молотов предупреждает Хрущева, что постановление "поссорит нас с духовенством и верующими, принесет массу ошибок". Хрущев, который уже год как у власти, отвечает: "Будут ошибки - исправим". Начинают разгонять молящихся, закрывать церкви. Архиепископ Лука в проповеди обращается к пастве со словами "Не бойся, малое стадо". Идут слухи о скором запрещении церковных обрядов. В связи с этим начинается массовое срочное крещение детей. Прихожане и духовенство открыто проявляют недовольство. Митрополит Ленинградский Григорий пишет резкое письмо в Совет по делам РПЦ. Его отговаривают, опасаясь репрессий, он отвечает: "Ну что же - придется сломать голову, а я все-таки напишу". Идут призывы к мученичеству. На этом фоне Молотов и Маленков, прошедшие сталинскую школу виртуозного подчинения и эксплуатации церкви, твердят Хрущеву о негативных последствиях не только внутри страны, но и за рубежом. В сентябре в Москву приезжает Антиохийский Патриарх. Он говорит о необходимости прекратить перегибы в отношении Церкви, так как это затрудняет сближение церквей и народов. Хрущев идет на попятный. 10 ноября 1954 года выходит постановление ЦК КПСС "Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения".

В период первой антицерковной атаки, предпринятой Хрущевым, Совет по делам РПЦ представляет в ЦК КПСС информацию о настроениях в церковном руководстве. Приводятся фрагменты из письма митрополита Николая патриарху Алексию. Перлюстрация писем патриарха и митрополита - будничная практика. Митрополит Николай пишет о ситуации в Грузии: "Духовенство и верующие Грузии переживают панику в связи с антирелигиозной пропагандой, прекратили звон, проповеди, ждут чисто физических репрессий".

В Москве во властных структурах митрополита Николая называют "первым врагом народа", говорят, что "он пока еще нужен нам для заграницы, а в свое время мы его обезвредим".

Опыт лагеря у митрополита Николая есть. Он отсидел в лагере в период, когда ГУЛАГ еще только формировался. Советские заключенные первой волны в основном из «бывших». Люди верующие. Много духовных лиц. Условия тяжелые, но общение идет на понятном привычном языке. Из этих лагерей многие еще возвращаются. Отец Николай вернулся в Ленинград в 26-м.

В 27-м году митрополит Сергий выпускает "Послание к пастырям и пастве", впоследствии известное как Декларация митрополита Сергия. Текст декларации провозглашает: православные граждане лояльны к советской власти и готовы доказать это не на словах, а на деле. Суть декларации: Церковь должна выжить. Во что бы то ни стало.

Церковь становится под контроль государства.

Отношения церковь - власть осложняются ситуацией внутри самой церкви.

В 22-м в русском православии появляется Обновленческая церковь, революционеры от церкви, которые поддерживают советскую власть и которым власть платит временной взаимностью. Обновленцы намерены подменить собой Патриаршию Церковь. Автор Декларации митрополит Сергий в 22 году сам склонялся к обновленчеству. Но в 24-м принес покаяние патриарху Тихону. После смерти патриарха Тихона он получает пост Заместителя Патриаршего местоблюстителя.

Появление Декларации митрополита Сергия связано в том числе и с обоснованными опасениями, что власть окажет обновленцам столь сильную поддержку, что традиционное Православие будет лишено жизни.

Кроме того, митрополит Сергий полагает, что объявление о лояльности власти спасет церковь от репрессий.

Но от репрессий спастись не дано. Ни сергианцам, ни обновленцам.

У вернувшегося в 26-м из лагеря епископа Николая выбора нет. Он чужд обновленчеству. В 22 году его коллега по Духовной Академии и сотрудник ГПУ Николай Платонов добивался от него перехода в обновленчество. Добивался и обещаниями, и угрозами. Согласие избавило бы епископа Николая от лагеря, но он выбрал лагерь. И впоследствии позорными связями с органами себя не запятнал.

После лагеря епископ Николай страну не покидает, а значит его путь связан с сергианством, то есть с православием, надеющемся выжить в тоталитарном безбожном государстве. Владыка Николай - епископ Петергофский в Ленинградской епархии.

В 28-м начинается сталинский поход на Церковь. Массовая влиятельная общественная организация "Союз воинствующих безбожников" в 29-м году выдвигает лозунг: "Борьба с религией есть борьба за социализм". В 30-м объявляется первая "безбожная пятилетка".

На свободе всего четыре архиерея: митрополиты Сергий и Алексий, будущие патриархи, архиепископ Дмитровский Сергий и архиепископ Николай.

Епископ Николай рукоположен в архиепископы в 35-м. Но он редко облачается в архиерейские одежды.

В Петергофе и в окрестностях все церкви к этому времени закрыты. Архиепископ Николай служит простым священником в Никольском Морском Соборе в Ленинграде. Исповедует, совершает требы. Проповеди запрещены. Архиепископ Николай вынужден молчать. В городе жить ему запрещено. Живет в поселке Татьянино под Гатчиной.

Он вообще лишенец, то есть, ограничен в правах. Архиепископу Николаю закрыт даже доступ в библиотеки. Вспоминает церковный писатель Анатолий Краснов-Левитин: "Я помню, с каким горячим интересом Владыка буквально набрасывался на всякую книгу, газету, которую я приносил из нашей институтской библиотеки. И вечные пытливые вопросы: "А что говорят студенты об Андре Жиде? Много ли читают Ромэна Роллана? Нравится ли Есенин?"

В 37-м руководитель Союза воинствующих безбожников Емельян Ярославский заявляет, что" религиозные организации - единственные легальные реакционные вражеские организации". Антирелигиозная риторика отлично вплетается в обвинения на больших процессах 37 года: "Реакционные церковники действуют в одном направлении с троцкистско-бухаринскими шпионами и прочей агентурой фашизма".

Под Ленинградом есть поселок Вырица, известный в 30-е годы тем, что там жил старец отец Серафим. К нему шли люди, в одиночку и семьями. Он утешал, ободрял. Отец Серафим - давний знакомец академика Павлова. К нему в то время ездят многие знаменитые ученые: физик Фок, биолог Орбели, врач Фаворский. Все 30-е годы у отца Серафима в Вырице часто бывает архиепископ Николай.

По данным Комиссии по реабилитации Московской Патриархии к 1941 году подверглись репрессиям за веру более 350 тысяч человек. В одном 1937 году арестовано около 150 тысяч. 80 тысяч расстреляно. Хрущев сталинскую антицерковную политику осуществляет будучи первым секретарем Московского горкома партии, а затем на посту Первого секретаря ЦК Компартии Украины.

В 1939-м в соответствии с пактом о дружбе между гитлеровской Германией и СССР Советский Союз присоединяет Западные Украину и Белоруссию. Владыка Николай назначается архиепископом Волынским и Луцким, Патриаршим Экзархом. Известно, что Владыка Николай принимает назначение вопреки собственному желанию. Задача по воссоединению западных украинских и белорусских епархий с Русской Православной Церковью, с одной стороны, имеет очевидный государственно-политический оттенок. Это действительно первый опыт использования Московской Патриархии для распространения советского влияния на новых подконтрольных территориях. С другой стороны на западных территориях Православная Церковь сильна и активна. И, значит, в ее лице ослабленная террором Московская Церковь получает и подпитку, и отдушину. На новых западных территориях репрессии в полном объеме не успеют начаться, начнется война. Однако кое-что власти удается. На Западной Украине, которая также теперь находится в ведении Хрущева, разграблена знаменитая Почаевская Лавра, существовавшая с 13 века. У монахов конфискован скот, сельхозтехника, запасы зерна. Детские приюты и приходская школа закрыта. Из 300 монахов остается 80. Судьба остальных неизвестна.

В 40-м архиепископ Николай является священноархимандритом Почаевской Лавры. Это его первое заочное столкновение с Хрущевым.

Во время войны вследствие изменения сталинской политики в отношении церкви Лавру оставят в покое.

В 59-м, когда Хрущев, как глава СССР, поведет свою собственную антицерковную войну, по Почаевской Лавре будет нанесен новый удар с примесью откровенной мести. После четырехлетней осады Лавру спасет только обращение монахов в ООН. Хрущев отступит.

Но это будет возможно в 63-м. В 39-м архиепископ Николай надеяться на помощь международных организаций не мог. За три месяца до войны архиепископ Николай возведен в сан митрополита. Войну встречает в Луцке. После взятия города совершает богослужения в прифронтовой полосе. Потом - Киев. Из Киева уходит вместе с беженцами. Добирается до Москвы.

Москва вплоть до октября 41 года продолжает антицерковную линию.

Хотя война вносит некоторые коррективы. В начале июля 41 года все было готово к взрыву знаменитого храма Спаса на Крови в Ленинграде. Храм Спаса на Крови построен на месте убийства императора Александра II, отменившего крепостное право. Именно в этом храме провел первую службу после возвращения из лагеря в 26-м году владыка Николай.

В начале июля 41 года все было готово к взрыву знаменитого храма Спаса на Крови в Ленинграде. И только фашистское наступление отвлекает советское руководство от идеи устроить взрыв храма в центре города. Просто взрывников не оказалось - они ушли на фронт. В 1956-м году, при Хрущеве опять всплывает идея снести собор. Она не реализуется по случайности, но продолжается будничное надругательство над храмом. В храме в центре Ленинграда - картофелехранилище. Действия Хрущева вполне укладываются во временные рамки, которые еще до войны были установлены Союзом воинствующих безбожников. Один из руководителей Союза безбожников Олищук еще перед войной назвал примерную дату полного искоренения религиозных предрассудков в стране - середина 50-х годов. В 40-м году Олищук считал, что СССР перегонит капиталистические страны по экономическому развитию за 10-15 лет, вот в эти же сроки будет покончено и с Церковью. Это чисто хрущевская логика.

В 41-м году, в первые месяцы войны власть не прекращает аресты священников. В октябрьские дни страшной паники и бессилия власть не забывает насильственно эвакуировать из столицы митрополита Сергия. По сути это высылка и она свидетельствует о недоверии к церковному иерарху.

Год 1959. Митрополит Сергий 22 июня написал послание к пастве и сумел распространить его по стране. Он нигде в послании не упоминает ни Советский Союз, ни правительство. Он говорит: "Церковь Христова благославляет на защиту границ нашей Родины".

Он почти прямо предупреждает священников: война - не время вспоминать о пережитых репрессиях. Поддаться такому соблазну значит изменить Родине и пастырскому долгу. Митрополита Сергия как первое лицо Церкви будут держать в эвакуации вплоть до 43 года. Митрополита Николая так же эвакуируют. Но в ноябре 1941-го ему удается вернуться в Москву. Митрополит Николай становится управляющим делами Московской патриархии, замещает митрополита Сергия и управляет Московской епархией. Трагизм нашего отступления в 41-м и 42-м, ожесточенные бои, близость смерти и жажды победы дают необыкновенный всплеск религиозности в войсках. И среди солдат, и у командного состава.И солдаты, и офицеры по пути следования частей посещают церкви, разгромленные советской властью до войны. Характерное письмо с фронта: "Мама, я вступил в партию. Мама, помолись за меня Богу". В Главное политуправление Красной Армии с 4-го Украинского фронта поступает телеграмма с просьбой "в срочном порядке выслать руководящие материалы Православной Церкви для произнесения проповедей в день празднования годовщины Октября". В ноябре 1942 года, накануне нашего контрнаступления под Сталинградом митрополит Николай совершает молебен перед Казанским иконой Божией Матери прямо на берегу Волги. Мало что может сравниться с этим зрелищем по интенсивности эмоций. Залитая огнем, пылающая Волга, тысячи солдат, смотрящих в глаза смерти. Командиры Красной Армии, внемлющие слову митрополита. Город имени Сталина в трагический поворотный момент истории, ищущий и нашедший связь с Богом у врат ада войны. Многие после смерти митрополита Николая будут говорить о том, что он был чрезмерно честолюбив для человека Церкви. После того ноябрьского молебна под Сталинградом митрополит Николай едва ли искал удовлетворения честолюбия. Там, под Сталинградом, он был более чем посредником между Богом и теми, кто зряче идет на смерть. Это и был его час.

Что касается Сталина, то атеизм и религиозность для него в равной степени - только политические рычаги в деле укрепления власти. С началом войны церковь демонстрирует консолидирующую, объединяющую силу. Значит, следует использовать возможности церкви, сделав ей послабление, но сохраняя контроль. Митрополит Николай будет руководить сбором материальной помощи церкви фронту. Он будет передавать произведенные на собранные церковью средства эскадрилью и танковую колонну. На самом деле, организация материальной помощи фронту - это уже фактическая легализация церкви в жизни страны. Выпускают из лагерей первых священнослужителей. После лагерей они идут на фронт. После лагеря - на фронте замкомроты Извеков, будущий Патриарх Пимен. Митрополита Николая в конце 1942-го включают в состав Чрезвычайной Государственной комиссии по становлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков. С работой с Комиссии сопряжена еще одна крайне сложная деятельность митрополита. Дело в том, что на территориях, захваченных немцами с первых дней оккупации репрессированные коммунистами церкви вновь открываются. Немцы не противятся этому. Для них, как и для Сталина, церковь аргумент в борьбе. Что абсолютно не означает, что священнослужители идут на сотрудничество с оккупантами. Однако после освобождения оккупированных территорий положение священников и прихожан становится исключительно драматичным. Разруливанием этой тонкой ситуации также занимается митрополит Николай.

Наконец, именно с митрополитом Николаем начинаются переговоры о встрече Сталина с церковными иерархами. Вспоминает митрополит Антоний Сурожский: "О митрополите Николае говорили, Бог знает что. А он мне рассказал, как его Владыка Сергий попросил стать посредником между ним и Сталиным. Митрополит Николай отказывался: "Я не могу". Митрополит Сергий умолял: "Вы единственный, кто это может сделать, вы должны".

Владыка Николай рассказывал митрополиту Антонию: "Я три дня лежал перед иконами и кричал: "Спаси меня, Господи! Избави меня! После трех дней встал и дал свое согласие. После этого верующие перестали верить, что он свой, а коммунисты знали, что он не свой. Вот такая жизнь, - говорит митрополит Антоний. Это мученичество такое же, как быть расстрелянным". Перед самой встречей со Сталиным митрополита Сергия возвращают из эвакуации в Москву. Встреча Сталина с иерархами состоится 4 сентября 43 года. А уже 8 сентября в Москве проходит Собор, на котором митрополит Сергий избран Патриархом Московским и Всея Руси. Епископы, избравшие Патриарха по указанию Сталина, были срочно привезены в Москву. Преимущественно из лагерей. Через две недели в Москву прибывает делегация Англиканской церкви во главе с архиепископом Йоркским Гарбеттом. Дело в том, что Сталин ведет личную переписку с одним из высших деятелей англиканской церкви настоятелем Кентерберийского Собора Джонсоном, который возглавляет Объединенный Комитет помощи Советскому Союзу в Англии. Летом 1945-го он будет два месяца гостить в СССР по приглашению Сталина. Сталин высоко оценил работу Джонсона в качестве председателя Комитета помощи СССР и наградил его Орденом Трудового Красного Знамени. В ходе визита делегации англиканской церкви в Богоявленском соборе проходит молебен о даровании победы войскам союзников и Красной Армии. Архиепископ Йоркский после Москвы следует в Тегеран, где вскоре открывается конференция глав стран-участников антигитлеровской коалиции. Сталин несомненно имел в виду Тегеранскую встречу, когда молниеносно восстанавливал патриаршество. Смягчение образа СССР обеспечивает западную материальную помощь и приближает открытие второго фронта. Англиканская церковь давно просила о визите в Москву в целях выяснения ситуации со свободой совести. Перед Тегераном визит разрешают и он приносит советской стороне желаемые результаты. Архиепископ Йоркский говорит: "Когда я приеду в Англию, и корреспонденты будут меня спрашивать, есть ли в России свобода отправления религиозного культа, я отвечу, "безусловно, да".

Архиепископ Йоркский привезет с собой в Англию подаренную книгу "Правда о религии в России". Она вышла под редакцией Митрополита Николая. В книге нет ничего о гонениях на церковь. В 1945-м митрополит Николай - с ответным визитом в Англии. В честь советской делегации король Георг VI дает прием в Букингемском дворце. Черчилль на встрече с митрополитом Николаем говорит ему: "В ваших руках - будущее России".

Митрополит Николай с 1946 года возглавляет созданный фактически под него Отдел внешних Церковных Сношений. Масштаб внешнеполитической активности митрополита Николая таков, что его будут называть "вторым министром иностранных дел". Митрополит рассматривается в качестве очевидного претендента на патриарший престол в случае кончины патриарха Алексия. Однако глава Совета по делам РПЦ Карпов пишет в ЦК, что это нежелательно, так как Николай будет жестко отстаивать независимость Церкви.

Власть продолжает эксплуатировать способности и ораторское искусство митрополита для влияния на мировое общественное мнение в годы холодной войны. Предупреждение Патриарха Тихона о том, что Русская церковь входит в "долгую и темную ночь", митрополит Николай предпочитает не вспоминать.

И вообще начинает казаться, что после долгих репрессий правила игры устоялись. В 1949-м в Журнале Московской Патриархии, где регулярно публикуются проповеди митрополита Николая, к 70-ти летию Сталина поздравительным текстам отведено 8 полос. Там же - фотография ларца , преподнесенного Сталину в подарок от Русской Православной Церкви. За обедами в церковных собраниях в первую очередь возносится здравица Сталину. В том же 1949-м Сталин теряет интерес к внешнеполитической работе Русской Православной церкви. Сталин находит ей замену. Для разруливания внешней политики у него появляется атомная бомба. В 1954-м, когда Хрущев начал первую антицерковную атаку, он еще не единовластен. И его личное отношение к Церкви пока не может быть реализовано. Хрущев временно отступает. Оттепель успеет коснуться Церкви. В 1956-м впервые за всю советскую историю издана Библия. Представители Московской патриархии приглашаются на кремлевские приемы и в иностранные посольства. Однако после 20 съезда Хрущев в частных беседах обвиняет Церковь в низкопоклонстве перед Сталиным. В среде высших иерархов возникает беспокойство. Патриарх пытается добиться встречи с Хрущевым. Хрущев отказывается. С Патриархом встречается премьер-министр Булганин. Он уверяет, что гонений не будет. И это создает ложное представление об отношениях государства и Церкви. Власть, выпускающая на свободу сталинских заключенных, испытывает острое недоверие к освободившимся, к духовным лицам в особенности. Их очень трудно контролировать. Они - источник инакомыслия, прошедшего проверку лагерем. Церковь начинает быстро наверстывать утраченное в годы репрессий. Возвращается духовное образование. В 1956-м более трети младенцев крестят, а умерших отпевают.

В январе 1958-го глава Отдела внешних церковных сношений митрополит Николай в беседе с председателем Совета по делам РПЦ Карповым официально заявляет о необходимости избрания духовенства в представительные органы власти. Заявление митрополита Николая встречает резкую реакцию в ЦК КПСС. Однако трудно сказать, что именно больше волнует власть - идеология или экономика. Экономика настолько в плохом состоянии, что начато сокращение армии. За 1955-1958 годы армию сокращают на 2 миллиона 140 тысяч человек. Это связано не с миролюбием, а с невозможностью содержать армию. В 1958 году на бесперспективном экономическом фоне и под разговоры о скором построении коммунизма дан старт второму в советской истории разграблению Церкви. Хотя по второму заходу грабить уже разграбленное малодоходно. 4 октября 1958 года выходит секретное постановление ЦК КПСС "О недостатках научно-атеистической пропаганды", предписывающие развернуть наступление на религиозные пережитки. По личному указанию Хрущева, Совмин 16 октября принимает антицерковное постановление: "О монастырях в СССР" и "О налоговом обложении доходов епархиальных предприятий, а также доходов монастырей". Это означает рост налогов на землю и строения, на доходы свечных мастерских, резкое сокращение числа монастырей и их обитателей. Снижены зарплаты священников, церковные хоры распущены. Руководство Патриархии просит отсрочить введение новых налогов. Отказано. Идет чистка церковных библиотек, иностранная литература взята под цензорский контроль.

28 ноября 1958 года выходит постановление ЦК "О мерах по прекращению паломничества к так называемым святым местам". На путях следования паломников выставляются милицейские кордоны. В Тамбовской области на месте святого источника открывают свиноферму, которая, правда, быстро разваливается. Опять, как при раннем Сталине, запрещен колокольный звон. В храмах отключают водопровод, срезают телефоны. 18 февраля 1959 года митрополит Крутицкий и Коломенский Николай идет в Совет по делам РПЦ. В записи беседы зафиксировано: "… в раздраженном тоне, нервничая и возмущаясь, Николай заявил, что с осени 1958 года началось наступление на церковь, равнозначное походу на церковь до войны". 31 мая Патриарх и митрополит Николай пишут письмо Хрущеву.

Наступление власти продолжается. 12 июня издается инструктивное письмо о прекращении благотворительной деятельности религиозных организаций и о запрете на открытие храмов. В 1959 году полным ходом закрывают монастыри. При ликвидации Кременецкого монастыря милиция открывает стрельбу. На территории Троице-Сергиевой Лавры милиция хватает верующих, их держат несколько суток под арестом, требуют расписок, что они больше не придут в Лавру. В 1959 году Комитет Госбезопасности, возглавляемый Шелепиным, шантажом и угрозами вынуждает две сотни священнослужителей к отречению от сана. С 59 года расширяется практика втягивания священника в отношения с КГБ. Митрополит Николай заявляет в совете по делам РПЦ "о фактах физического уничтожения православной церкви". Патриарх Алексий I говорит о своей возможной отставке. Патриарх требует встречи с Хрущевым. Хрущев во встрече отказывает. 22 января 60 года митрополита Николая в крайне жестком тоне предупреждают, что его проповеди в московских храмах отслеживаются и что его сопротивление напрасно. Но 16 февраля 1960 года происходит невероятное выступление Патриарха Алексия на конференции по разоружению. С трибуны в Кремле Патриарх более чем ясно заговорил о гонениях на Церковь. Текст выступления Патриарха написан митрополитом Николаем. В 30-е годы, при Сталине, Церковь во многом ушла в подполье. Возникла так называемая Катакомбная Церковь. Это особая религиозная жизнь с тайными священниками, тайными крестинами, венчаниями, исповедями. Сталин мастерски предупредил уход в подполье всей Церкви. Он сохранил официальную Церковь и ее руководство, которое в отличие от подпольного, можно контролировать. Хрущев взял это на вооружение. Но теперь бунт поднимает второе лицо в церковном руководстве – владыка Николай. Возникает угроза, что он возглавит организованную церковную оппозицию. Митрополит Николай идет ва-банк. Он дает добро на передачу своей проповеди о гонениях на Церковь в СССР по Би-Би-Си. По решению ЦК митрополит Николай снят с Отдела внешних церковных сношений. От него требуют написать прошение "об уходе на покой". Он пишет. Когда он умрет, его дом немедленно снесут.

Митрополит Антоний Сурожский, присутствовавший на похоронах митрополита Николая, потом в Лондоне расскажет архиепископу Брюссельскому Василию, что похороны, отпевание, все происходило в спешке. Поразило враждебное отношение к покойному со стороны собравшихся архиереев и духовенства. Никто не сказал о нем доброго слова. Преемник владыки Николая на посту главы Отдела внешних церковных сношений митрополит Никодим будет говорить архиепископу Брюссельскому Василию: "Вы знаете, митрополит Николай, был дамским угодником. Когда он разговаривал с дамами, у него была привычка трогать их за рукав платья. Не вам это говорить, владыко Василий, как это не прилично для монаха и для архиерея". На Западе общественность долго оставалась под впечатлением от антисталинского ХХ съезда и на информацию о гонении на Церковь в СССР внимания не обращала. Потом на Западе о закрытии церквей заговорят. И тогда в западной прессе выступит преемник митрополита Николая митрополит Никодим. Он выступит с полным опровержением. В 1961 году, когда в Троице-Сергиевой Лавре хоронят митрополита Николая, настоятелем Лавры служит епископ Пимен. Его нельзя назвать человеком радикальных антисоветских взглядов. Но в 60-е годы, когда его переведут на Саратовскую кафедру, он будет защищатт диссидентов, к нему приезжает Солженицын. В 1970-м архиепископ Пимен венчает Ростроповича и Вишневскую. В конце 80-х выступает против национализма в политике и в Церкви. Архиепископ Пимен - родственник Пушкина. А по линии Пушкина - он еще и родственник английской королевы.