Нижний Новгород
Общество4 мая 2021 17:55

«Я видела внучку только на фотографиях»: Бабушка из Нижнего Новгорода вступилась за российских детей, которых отобрала у родителей полиция Германии

Неожиданное продолжение получила нашумевшая история семьи Зайберт
Бабушка из Нижнего Новгорода вступилась за российских детей, которых отобрала у родителей полиция Германии.

Бабушка из Нижнего Новгорода вступилась за российских детей, которых отобрала у родителей полиция Германии.

Фото: Личный архив героя публикации

Вот уже несколько месяцев в России широко обсуждается скандальная история семьи Зайберт – в феврале 2021 года у них в Берлине отобрали троих детей. Официальным поводом стал алкоголизм отца. Однако сами родители уверяют – виной всему их русское происхождение и многочисленные доносы со стороны со стороны соседей-русофобов. После недолгого разбирательства немецкий суд официально лишил россиян родительских прав и отправил малышей в детский дом. Казалось бы, дело закрыто. Но тут в историю вмешалась бабушка детей из Нижегородской области.

Решили переехать в Германию

За свою жизнь Юлия Зайберт успела пожить в нескольких странах: родилась в Киргизии, потом вместе с родителями бежала в России, а в 90-е годы решила вернуться на историческую Родину в Германию. Поначалу все шло неплохо: она быстро выучила язык, окончила институт, стала работать по специальности. Но о своих русских корнях не забывала и периодически наведывалась в Россию. В одну из таких поездок она и познакомилась с Евгением Комаровым. Сварщик по образованию, он уже имел за плечами один неудачный брак и ребенка от первой жены. Однако Юлию это не смутило.

Где сейчас находятся дети, неизвестно.

Фото: Личный архив героя публикации

- Сначала у нас был «гостевой» брак: и я, и он просто ездили друг к другу в гости. Речь о переезде не шла, - вспоминает Юлия. – Но когда после четырех лет брака родился старший ребенок, стало понятно, что дальше так продолжаться не может. Мы решили, что он переедет вместе со мной в Германию.

Родственники Евгения этой новости не обрадовались. Особенно переживала его мать Анна Михайловна – как чувствовала, что может лишиться новорожденной внучки.

- Мне не столько было жалко их, сколько девочку - плачет бабушка. – Она ведь даже родилась в России. Но что мне было делать? Это их решение – и спорить я не стала.

Сосед писал доносы

Первое время после переезда прошло в обычных эмигрантских заботах: оформление документов, изучение языка, знакомство с новой культурой. Евгений довольно быстро обжился на новом месте – оформил ИП и стал работать. Юлия тем временем приобрела вторую специальность. К уже имеющемуся диплому переводчика у нее прибавились курсы «медсестры». Вскоре в семье один за другим появились еще двое детей. Тогда-то и начались первые проблемы.

- У нас был сосед-пенсионер, который то и дело писал на нас доносы, - вспоминает в интервью «Комсомолке» Юлия Зайберт. – Сначала он жаловался на шум, потом начал писать нам письма с оскорблениями. В них он открыто называл нас «русским говном». Конечно, можно было бы переехать. Но в Берлине очень трудно найти жилье. Поэтому я решила не усугублять ситуацию. Надеялась, что это как-то само разрешится.

Однако вместо этого конфликт начал только разрастаться. Вскоре в него уже вмешалось государство.

- Когда в сентябре 2020 года я вышла на работу, к нам домой неожиданно приехала сотрудница югендамта (ведомство по делам молодежи в Германии – прим. Ред.), - вспоминает Юлия. – Она рассказала, что им поступило анонимное донесение, что наши дети в опасности. Я уверена, что этот донос написал именно наш сосед. Якобы русский отец не справляется с воспитанием, и их надо от него оградить. Честно говоря, в первую минуту я даже растерялась. А она начала давить на меня, что я должна все им рассказать и должна с ними сотрудничать. Иначе они отберут у нас детей.

В результате, в течение нескольких месяцев семья Зайберт получала, так называемую, «семейную помощь». Другими словами, сотрудники опеки попросту собирали сведения о семье: по какому графику работают родители, какую зарплату получают, оставляет ли отец детей одних. А потом все эти сведения пошли прямиком в суд, уже в качестве обвинения.

Под их нажимом Юлия написала ходатайство об ограждении детей от отца. Однако и это не помогло.

Вот так выглядел Евгений после штурма квартиры.

Фото: Личный архив героя публикации

- Последней каплей стало то, что я решила перевести старшую девочку в русскую школу Ломоносова, - полагает Юлия. – Их это страшно разозлило. Слушания были назначены на январь – и уже 11 января они ограничили нас обоих в правах. В частности, нам запрещалось вывозить детей из страны и принимать решения относительно их здоровья. Конечно, мы сразу подали апелляцию.

Штурм квартиры

Однако дожидаться нового решения суда представители югендамта не стали. 8 февраля в квартиру нагрянули их представители вместе с сотрудниками полиции.

- Они вломились в квартиру – все это я снимала на видео, - вспоминает Юлия Зайберт. – Они повалили меня на пол, надели наручники. А потом переключились на Женю и принялись его избивать. Он получил по меньшей мере десять ударов кулаком в глаз. В результате, глаза он чуть не лишился. Потом подтянулся еще один наряд полиции . После нашего избиения детей у нас попросту похитили – мы даже не знаем, где они находятся.

После этого и Юлия, и Евгений не раз наведывались в полицию, чтобы выяснить судьбу детей. Однако вместо дополнительных сведений они получили дополнительное обвинение – в избиении сотрудников полиции.

- Полиция 8 февраля 2021 года около 17.30 в Ной-Хоэншенхаузене оказала полную помощь компетентному молодежному ведомству Лихтенберга. По подозрению в причинении угрозы благополучию ребенка было вынесено судейское решение о совершении преступления в квартире, - прокомментировали в полицейском управлении. - В ходе операции 39-летняя мать и 42-летний отец пинками, ударами, криками и плевками оказали значительное сопротивление действиям оперативников и сотрудников отдела по делам несовершеннолетних, в результате чего полицейским пришлось применить физическую силу. По этой причине было начато расследование о сопротивлении исполнительным чиновникам и равноправным лицам.

Бабушка-опекун

Что грозит за это российской семье, пока неясно. Судебное решение по этому вопросу в Германии еще не вынесли. Зато есть решение относительно будущего самих детей – супруги Зайберт полностью лишены родительских прав. А значит, они больше не имеют права ни интересоваться их судьбой, ни даже узнать об их местонахождении. Казалось бы, дело проиграно. Однако в последний момент в эту историю вмешалась бабушка детей из Нижегородской области.

- Когда Юля мне первый раз призналась, что к ним стали ходить из этого югендамта, я сразу сказала: «Бросайте все и возвращайтесь в Россию, чтобы дети были дома», - вспоминает Анна Михайловна. – Они начали оформлять паспорта, но не успели – детей них отобрали. Конечно, я была в истерике! Да я и сейчас все время плачу. Старших-то я еще видела, а младшую Анечку – вообще только на фотографиях! Я начала везде писать письма, чтобы кто-то отреагировал. Писала и уполномоченному по правам ребенка, и в МИД, и Мизулиной в Совет Федерации – отовсюду приходили одни отписки. Единственное место, где мне помогли – это органы опеки Канавинского района. Там выдали заключение, что я имею право стать опекуном детей.

Формально Анна Михайловна действительно может оформить опекунство над детьми, учитывая, что все они являются гражданами России. Вот только без вмешательства российского МИД это дело не решить.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Полуголых детей выволокли на мороз!»: медсестра из России рассказала, как полиция Германии силой забрала у нее трех малышей

Родители говорят, что им угрожают уголовным делом. И называют свою историю политической (подробности)

У бывшей жительницы Новосибирска в Берлине забрали троих детей по доносу соседей

Семья обвиняет немецкие власти в произволе и считает дело политическим (подробности)

Русская немка Юлия Зайберт: «В Германии у меня отобрали троих детей. И прислали счет за их содержание в детдоме»

Безутешная мать вернулась на родину и рассказала в эфире Радио «Комсомольская правда» о своей беде (подробности)