2019-12-03T11:40:09+03:00

Владимир Загайнов: «Врачи не хотят работать из-за боязни быть привлеченными к уголовной ответственности»

Доктор медицинских наук, главный специалист по хирургии Приволжского медицинского университета Владимир Загайнов рассказал в проекте «Герои Волги» о рисках в профессии врача и важности развития первичной медпомощи
Владимир Загайнов: «Врачи не хотят работать из-за боязни быть привлеченными к уголовной ответственности»Владимир Загайнов: «Врачи не хотят работать из-за боязни быть привлеченными к уголовной ответственности»
Изменить размер текста:

- Хочу поговорить с вами на резонансную и острую тему – что же в конечном итоге получает больной в больнице? Медицинскую услугу или медицинскую помощь? Предыстория очень простая: интернет-пространство заполнено бесконечными историями об уголовных делах в адрес врачей, их увольнении. Есть разные мнения. Мне интересна ваша оценка происходящего.

- Тема очень важная и правильная. Она отражает нарастающий накал во врачебной среде, который связан со многими вещами. И, наверное, первое, что особенно важно – это нарастающая истерия со стороны СМИ по отношению к врачам. Наверное, не очень правильно, когда на всю Нижегородскую область показывают врача-педиатра в наручниках. Я бы сказал, что нужны люди, которые могут это одернуть. И второй момент: нарастающая акция по привлечению врачей к судебной ответственности. Недавно на заседании врачебной палаты Бастрыкин сказал, что на целую тысячу в общем уголовных дел стало больше в прошлом году. Это все очень активно обсуждается и приводит к нарастающему дефициту кадров. Парадоксальная вещь.

Я хирург, в свое время мы рвались, было 10 человек на место, чтобы попасть в хирургию. Сейчас в хирургию никто не идет – это опасно. В этой ситуации начинаешь чувствовать себя каким-то заведомым подсудимым, тем более для тебя уже создан отдел в Следственном комитете, который будет заниматься твоими делами. И все это очень огорчает. Никто не хочет работать из-за угрозы быть привлеченным за оказание своей профессиональной деятельности. И давно это обсуждается: ты оказываешь медицинскую помощь или медицинскую услугу.

- А в чем разница на самом деле?

- Это надо трактовать юристам. Но, мне кажется, что с позиции доктора вопрос осуществляется таким образом: если ты оказываешь помощь, то будешь делать это всеми подручными средствами для того, чтобы помочь, а за услугой человек приходит, как в салон красоты, и платит деньги. Спасение жизни – это очень важно. На сегодняшний день это все приобретает какие-то угловатые и совершенно дикие формы. Пример: у доктора дача в деревне, он оказал первую помощь кому-то, после этого человек дальше поехал лечиться. Возникает судебное дело – почему он вопреки всем порядкам оказывает помощь этим людям, находясь вне медучреждения.

- А кто пишет такое заявление?

- Заявление написали жители, которые посчитали, что результатом заболевания стала его хронизация, потому что он оказал помощь в деревне, в 50 километрах от ближайшего лечебного учреждения. Врачи сейчас в ряде случаев даже не пытаются показать, что они доктора. Престиж профессии уходит под давлением факторов, которые составляют угрозу. Это очень грустно.

- Я правильно понимаю, что сейчас имидж врача, если сравнивать его с советскими временами, мягко скажем, пошатнулся?

- Конечно. Народ ведь на что смотрит? На СМИ и правительство. Как правительство нас оценивает? Вероника Скворцова сказала, что средняя зарплата у врача – 79 тысяч рублей. Я, честно говоря, такого нигде не видел и не знаю. В целом оценка врача финансовая очень низкая, что заставляет их искать подработки, чтобы прокормить семью. И в связи с этим, когда больные смотрят на такого врача, понимают, что уважения здесь немного должно быть.

- Хорошо, вот возникают такого рода уголовные дела. СМИ вызывают резонанс, специалисты закрываются за решетку. Кто же должен разбираться во всей этой истории? Только компетентные органы или в том числе и общественное мнение, врачебное сообщество? И должны ли компетентные органы иметь представление о медицинских профессиях?

- Они не имеют этого представления. Вообще их не должно быть, я считаю, что оценка результатов профессиональной деятельности должна производиться профессиональными сообществами. Только так. Должна быть сертифицированная группа экспертов из врачей, никак иначе. Они должны рассматривать ситуацию с точки зрения своих компетенций, знаний и опыта. Будучи на стажировке в Германии, я поприсутствовал на такой комиссии: есть три известных на всю страну хирурга, которых выбрало сообщество. И их решение является самым верхним и окончательном в любом судебном разбирательстве. Возьмите США: у нас 3000 дел, у них – порядка 200. Судебных дел одно, а у нас – 300. А все потому, что они доверяют профессиональным сообществам, а у нас этого нет. Если раньше врачи прикладывали все усилия, чтобы спасти человека, то сейчас, учитывая все преследования, легче сказать «я не справился, потому что протокол не сработал».

- Вы проводили и проводите уникальные операции в больнице. На сегодняшний день есть что-то, за что вам не стыдно и за что надо похвалить?

- Если бы даже и было, я бы сказал, что нет. Потому что это одна из ошибок СМИ, когда вытаскивают какую-то вещь одну из 1000. Ваша диванная партия, сидящая у телевизора, видит это, а потом приходит в обычную поликлинику. Возникает культурный шок от встречи с действительностью, откуда и возникают жалобы. Я считаю, что не надо говорить о победах. Давайте говорить о базовых вещах: можем или не можем оказывать помощь населению, как это делать. Потому что в этом задача. Победы – не главное в этой жизни. На сегодня мы в Нижегородской области замечаем большие проблемы, связанные с уровнем развития органного донорства. Это связно с организационной чехардой, но факт в том, что мы не помогаем тем, кто в этом нуждаются. Люди умирают, так и не дождавшись помощи. Проблема с элементарным нежеланием работать.

- Национальная идея – мощнейшее усилие блока первичной медицинской помощи. Это поликлиники, профилактика. Ведь часто не только важно привезти больного в клинику, чтобы он прошел осмотр, но и нужно, чтобы люди понимали – если заболел, нужно идти в больницу. В этом смысле насколько общество готово пересмотреть отношение к своему здоровью? Как вы считаете?

- Мне кажется, та шоковая терапия, которая сейчас осуществляется с помощью здравоохранения, подталкивает людей на то, чтобы они начали понимать, что надо заниматься собой. На мой взгляд, достаточно большая прослойка нашего населения все-таки обратила внимание на это. В моем окружении многие бросили курить, занимаются спортом. Это помогает, по-моему. Необходимо и дальше двигаться в этом направлении. Мне кажется, усиление первого звена должно быть, в первую очередь, в проявлении уважения правительства к людям, которые в первых окопах, – должны быть достойные зарплаты.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также