2019-10-14T08:58:02+03:00

Главному метрологу Арзамасского приборостроительного завода исполнилось 60 лет

Юбиляр Иван Демчук рассказал о службе в армии, работе на АПЗ и любви к охоте
Фото: Елена Галкина.Фото: Елена Галкина.
Изменить размер текста:

Главный метролог АО «Арзамасский приборостроительный завод имени П. И. Пландина» подполковник запаса Вооруженных сил России Иван Демчук отметил 60-летний юбилей в воскресенье 6 октября.

Фото: Елена Галкина.

Фото: Елена Галкина.

- Иван Иванович, почему решили стать военным?

- Оканчивал школу в 1976 году. Тогда все мальчишки хотели быть военными. Отучился в Пермском авиационно-техническом училище. Служил в нескольких полках. Затем поступил в Военно-воздушную академию им. Н. Е. Жуковского.

- Сколько лет в итоге отдали армии?

- Тридцать три года! Обслуживал самолеты, был старшим техником по авиационному оборудованию и электронной автоматике. Работал на МиГ-15, МиГ-21БиС, МиГ-23МЛ - фронтовом истребителе. На них наши ребята выполняли интернациональный долг в Афганистане. Я тоже писал рапорт добровольцем, но командование не отпустило неопытного лейтенанта. Но Афгана не избежал, попал туда в 1984 году. Пришлось обслуживать крылатую технику и там, но недолго.

- Смерть видели?

- Там ее можно было увидеть везде, даже на аэродроме. Помню, мы шли с прапорщиком: я в берете, он в фуражке. Прапорщик закурил, попросил меня повезти тележку с оборудованием. Вдруг он замолчал - поворачиваюсь, а он лежит с пулей во лбу. Я тут же прыгнул вниз лицом на бетон. Видимо, снайпер принял его за офицера. Тогда душманам за убитых советских офицеров платили больше, нежели за рядовых солдат.

- Как судьба привела вас в Арзамас?

- В 1987 году после окончания академии мне предложили на выбор службу в пяти местах. Два - в Забайкальском военном округе (одна из должностей - помощник командира по обслуживанию авиационной техники отдельной эскадрильи), третье место в Среднеазиатском округе (инженером по авиационному оборудованию), четвертое - военное представительство в Арзамасе. Я не стал слушать пятое предложение, согласился ехать в Арзамас.

- Почему?

- Потому что военное представительство - это элита Вооруженных сил. Попасть из войск сюда было невозможно. Я не знал, где находится Арзамас. В книжном магазине купил атлас автомобильных дорог. Нашел там этот город. Знакомые мне рассказали, что Арзамас маленький, ничего в нем нет. На карте я увидел, что есть река Тёша, есть леса. Подумал: «А мне больше ничего и не надо. Буду охотиться, рыбачить».

- Получается, в Арзамасе вы уже 32 года. Предлагали работу в других местах?

- Приглашали в Смоленск начальником военного представительства на авиационный завод. Не пошел: здесь все устраивало. Вообще служба в военном представительстве интересна, всегда приходилось учиться. К нам на занятия регулярно приглашали представителей промышленности, что считаю весьма правильным. Конструкторы, инженеры непосредственно обучали военных.

- Были сложные ситуации, когда приходилось отстаивать честь военного представительства и завода?

- Однажды в Миргороде при посадке на полосу упали два СУ-27. Комиссия МО обвинила промышленность. По одной из версий, наш прибор (производства АПЗ) не выдал сигнал обледенения. Мы выехали на место. Сразу на нас обрушился поток критики. Я сказал, что хочу увидеть расшифровку «тестера», или, как его еще называют, «черного ящика». Выяснилось, что наша система сработала, претензии к заводу и его военного представительства были сняты. И подобных ситуаций было немало. Всегда помогал прежний опыт службы, работа по обслуживанию самолетов.

- Десять лет вы занимаете должность главного метролога АПЗ. Как попали на эту работу?

- Некоторое время в военном представительстве я был ответственным за метрологию. Когда на заводе освободилась эта должность, А.П. Червяков предложил мне ее. Как раз у меня подходило время увольнения из Вооруженных сил, и я принял это предложение, о чем ни разу не пожалел. Метрология - это первая ступень качества, руководство завода уделяет ей большое внимание. Любая комиссия, прибывшая на предприятие, начинает проверку со службы метрологии. Работа интересная, много познаешь, плюс здесь хороший коллектив.

- Чем увлекаетесь помимо работы?

- Я кандидат в мастера спора по офицерскому многоборью. В прошлом много занимался спортом, и сейчас играю в волейбол в команде любителей АПЗ. Никогда не курил. Стоит отметить, что и в службе метрологии из 89 человек курят всего три сотрудника. Это говорит о том, что наш коллектив сознательный, следит за своим здоровьем.

- Вернемся к рекам и лесам. Вы до сих пор рыбак и охотник?

- Да, заядлый охотник! Люблю природу с детства. Дед и отец были охотниками, часто брали меня с собой. Многие говорят, что охота - злое дело. Я же считаю, что люди утратили связь с природой. Когда уходишь на неделю в лес - только ты, собака и котелок, - жизнь воспринимаешь совсем иначе.

- Страшно находиться неделю в лесу, зная, что рядом медведь или лось, а ты на их территории?

- Нет, если ты знаешь лес и повадки зверя. Нельзя охотиться на животное, у которого намечается потомство, нельзя стрелять в самку с детенышами, не нужно брать больше, чем ты можешь съесть. Это элементарные законы природы и охотничьей этики. Благодаря охоте я побывал во многих краях и городах. Карелия поразила меня своей красотой, а Магадан - богатым уловом.

- Если отмотать жизнь обратно, выбрали бы другую дорогу? Например, гражданскую специальность?

- Нет, я воспитан на подвигах своих дедов, которые воевали в Первую мировую и Великую Отечественную войны. Отец служил срочную службу стрелком-радистом на Ту-16. Быть военным человеком, работать в оборонной отрасли - мой путь, и его суждено мне пройти.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также