2019-10-02T11:48:13+03:00

Алиса Савицкая: «В следующем году мы проведем «Инновацию» по-своему»

Начальник отдела выставок Приволжского филиала ГЦСИ в составе РОСИЗО «Арсенал» в программе «Герои Волги» поделилась опытом погружения в «кухню» государственной премии в области современного искусства, новыми эмоциями и идеями на будущий год
Эльвира ОСИПОВА
Алиса Савицкая: «В следующем году мы проведем «Инновацию» по-своему»Алиса Савицкая: «В следующем году мы проведем «Инновацию» по-своему»
Изменить размер текста:

Одним из главных и интересных событий этого лета в культурном пространстве Нижнего Новгорода стала премия «Инновация» между прочим, главная российская премия в сфере современного искусства. Конечно, для нашего города это само по себе знаковое событие, но мне интересен именно ваш взгляд — вы ведь тоже не раз были номинантом?

Для меня «Инновация» — это почти как «Оскар» для Леонардо ди Каприо. Четыре раза я попадала в шорт-лист, но получить награду, увы, не удалось.

Может быть, то, что премия стала ближе к дому, все-таки принесет вам удачу?

На самом деле, теперь мы с коллегами шутим, что надо точнее формулировать желания: хотели «Инновацию» — получили, только не премию, а саму церемонию со всей ее «кухней» — экспертным советом, жюри и подготовкой выставки. И, должна сказать, что на этом фоне мечта просто получить приз немного измельчала.

Что такое «Инновация» глазами человека, побывавшего «изнутри» и узнавшего все процессы? Чем эта премия так важна для современного искусства, и какие перспективы она открыла Нижнему Новгороду?

Будучи главной российской премией, «Инновация» является основным мерилом достижений современного искусства — это важная веха в творческой биографии художника, то, что определяет некий профессиональный стандарт. Само собой, не все и не всегда согласны с итогами - их обсуждают и критикуют, что вполне нормально. Тем не менее, она престижна — когда я только начинала работать в «Арсенале» десять лет назад, я уже знала, что хочу ее — хотя бы потому, что это объективное признание достижений.

В регионах такое признание особенно важно — в отличие от столиц, где есть своя профессиональная тусовка, где много внутренних микрособытий, из которых складывается представление об искусстве и людях, которые его создают, у нас важен именно масштаб — в идеале ты должен выйти на сцену, поднять статуэтку и произнести благодарственную речь. Хотя для меня имеет значение все — может быть, это говорит внутренний ди Каприо, но очевидно, что все крутые проекты просто не могут стать победителями в рамках одной церемонии.

Список номинантов - это более объективно отобранное лучшее, но мне было любопытно и то, что остается за его пределами. Если кто-то из моих попадал в экспертный совет, я пыталась узнать из первых рук малейшие подробности - например, кто подал заявку и не прошел. Случается, что работа просто не выходит достаточно масштабной для государственной премии. Но это не делает ее менее интересной, и таким образом я лично для себя открыла много новых имен и направлений.

Насколько смелым решением было предложить Нижний Новгород в качестве новой локации для церемонии?

Это было очень смелое решение, и, насколько я знаю, в столице на этот счет были самые разные мнения — «Арсенал», конечно, уже заработал себе имя, но не всем было понятно, почему премия должна уехать из Москвы.

И почему же?

В первую очередь, это полезно для самой «Инновации» — она уже немолода, и за четырнадцать лет успела «засидеться» в Москве во всех смыслах понемногу теряясь в огромном столичном потоке событий, выставок и новых площадок. Она превратилась в «одну из» — а это неправильно, поскольку премия остается ориентиром для многих музеев, галерей и художественных студий. Выехав из столицы, «Инновация» снова стала заметной, и те, кто приехал на церемонию из Москвы, смогли по-настоящему погрузиться в смыслы произведений. Между прочим, это такая профессиональная болезнь у кураторов: зачастую мы не видим — мы лишь думаем, что видели.

Что касается региона — для Нижнего Новгорода, это, безусловно, очень круто. Это показатель статуса города и уровня доверия к местной команде организаторов. Более того, я считаю, что это — показатель подготовки местной аудитории. За полтора месяца выставку посетили 16 тысяч человек — по нижегородским меркам цифра очень внушительная. Тут не столь важно субъективное восприятие той или иной работы — важен осознанный интерес к событию и к материалу в целом. Возможно, именно поэтому «Инновация» остается в Нижнем Новгороде, чему мы, конечно, очень рады: впервые нам удалось взять в руки пульт управления, и теперь, когда мы разобрались со всеми кнопками, мы готовы многое сделать по-своему.

Что вы имеете в виду?

Есть формальная часть — положение о премии, правила подачи заявок, номинации и так далее — в это мы не вторгаемся. Но у нас есть свежие идеи — например, касательно того, как показывать номинантов. В этом году была классическая экспозиция, которая практически на протяжении всей истории существования премии организовывалась по одному и тому же принципу и состоит из работ, попавших в три номинации — «Проект года», «Художник года» и «Новая генерация». Все остальное комиссия оценивает по документам.

Так вот: в следующем году мы готовы все переиграть и привезти в том или ином объеме работы, попавшие в шорт-листы всех номинаций — «Кураторский проект», «Образовательный проект», «Региональный проект» и «Книгу года». Более того, мы хотим вынести их за пределы «Арсенала» и поделиться ими с другими выставочными пространствами. Номинаций и проектов внутри них много: по духу они соответствуют разным площадкам — от НГХМ до городских «заброшек», — и через произведения искусства можно построить довольно интересный маршрут. Думаю, это привлечет внимание и самих нижегородцев, и гостей города. Впервые нам показалось, что официальная церемония и статуэтки — в общем-то, вещь вторичная, а по-настоящему главные события должны разворачиваться в поле искусства.

Очень красивая идея — хотя в моем представлении сама церемония в этом году тоже была весьма интересной. На Стрелке проходил фестиваль искусств, для которого удачно удалось задействовать пакгаузы — все это красиво вписалось в «перестройку», через которую сейчас проходит Нижний Новгород. При этом очень радует то, что в кабинетах наших чиновников тоже знают о существовании «Инновации», и, как выяснилось, трепетно к ней относятся.

Полностью согласна, поскольку все, что мы сделали — это партнерский проект «Арсенала» и «Команды 800». Мы отвечали за выставочную часть, они — за фестиваль, который сделал мероприятие зрелищным, и его, безусловно, запомнили все. Работа над церемонией велась совместно — кстати, впервые в истории «Инновации» она стала публичной. В Москве это было закрытое мероприятие исключительно «для своих», а здесь, несмотря на не самую удачную погоду — а точнее, дождь стеной — мы добились потрясающей энергетики. Я признаюсь, что следила вовсе не за драматургией на сцене, а за публикой - были целые группы поддержки номинантов из числа посетителей «Арсенала», которые искренне аплодировали, радовались и переживали. Мне было приятного от самого факта, что это происходит, в рамках, казалось бы, узкоспециализированного мероприятия.

Мне кажется, что таким образом преодолевается очередная ступень между современным искусством и зрителем — и, наверное, это действительно здорово, что в этом отношении выделился как раз Нижний Новгород. К слову, в одном из предыдущих интервью вы упоминали, что работаете над книгой, посвященной городскому стрит-арту. Сейчас она готова, и, как я понимаю, уже появилась на прилавках?

Да, ее презентация состоялась в сентябре в рамках нашего книжного фестиваля «Вазари». Сейчас книгу можно найти все там же, в лавке «Арсенала».

«Вазари» — это тема, достойная отдельного разговора, поэтому спрошу о книге: за то время, что вы ее писали, у меня сложилось ощущение, что стрит-арт стал практически новым символом Нижнего Новгорода. Работы уличных художников уже даже не выделяют в отдельные экскурсии, а показывают всем туристам, которые приезжают в наш город. Однако есть такое чувство, что именно сейчас, когда вы дописали книгу, нижегородское движение стрит-арта пошло на спад — это так или не совсем?

Тут есть свои особенности и нюансы. Прежде всего, возникли сложности с названием книги, которое звучит как «Краткая история нижегородского уличного искусства» — это не совсем так, поскольку на самом деле охватить удалось небольшой фрагмент 2010-х годов, когда уличное искусство Нижнего Новгорода обрело характерный локальный «почерк». Говоря «нижегородский стрит-арт», мы имеем в виду даже не самих художников, а отдельные узнаваемые работы, который пришлись на конкретный период — и он действительно подошел к концу.

Я и мой соавтор, уличный художник Артем Филатов, в процессе много спорили о том, писать историю в прошедшем времени или в настоящем, но по мере завершения работы поняли, что все главные герои этой книжки с уличным искусством более не связаны. У них все сложилось в лучшую сторону, как и у пространств, которые они спасали своим творчеством. Это история с хорошим концом. И, конечно же, нижегородский стрит-арт продолжает существовать.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также