2016-10-21T17:37:29+03:00

Будаки на Волге: Откуда есть пошли белорусские деревни в центре России

Вот уже 400 лет переселенцы из Беларуси трепетно хранят традиции своего народа [фото, видео]
Поделиться:
Комментарии: comments3
Нижегородская область считается одной из самых многонациональных в России.Нижегородская область считается одной из самых многонациональных в России.Фото: Роман ИГНАТЬЕВ
Изменить размер текста:

- Добрый дзень! – с едва уловимым акцентом приветствуют нас собравшиеся жители села Елфимово. – Как дайехали? Не застряли в наших калужинах?

С этого момента становится понятно – мы прибыли по адресу.

Нижегородская область считается одной из самых многонациональных в России. Кого здесь только нет: русские, татары, чуваши, мордва, немцы – всех и не перечислить. Однако лишь единицы знают о том, что вот уже 400 лет на территории этого региона бережно хранят традиции своего народа и переселенцы из Беларуси.

Долгое время истинное происхождение будаков оставалось тайной, покрытой мраком. Фото: Роман ИГНАТЬЕВ

Долгое время истинное происхождение будаков оставалось тайной, покрытой мраком.Фото: Роман ИГНАТЬЕВ

«Местные окрестили нас будаками»

Три небольших села – Елфимово, Красная поляна и Белецкое – расположены на самой окраине Лукояновского района. От Нижнего Новгорода на машине до них ровно три часа, и то по хорошей погоде. Учитывая, что мы угодили в самый разгар осенней распутицы, последний километр нам пришлось проделать пешком – в противном случае машина намертво бы застряла в непролазных лужах.

Первым делом нас ведут в крохотный краеведческий музей - жители села приносят сюда все, что имеет отношение к их истории.

- В середине XVII века эти земли в Лукояновском уезде передали видному боярину Борису Морозову, - рассказывает сотрудник местной администрации Галина Кинешова, показывая нам «Свидетельство о рождении села Елфимово» - да-да, есть и такое. – Он и переселил сюда жителей белорусского Полесья. В то время тут были сплошные леса, и он из древесной золы наладил производство поташа – карбоната калия. Здесь начали выжигать огромные участки леса – Буды, а самих наших предков местные окрестили будаками. Потом от Елфимово отпочковались села Красная поляна и Белецкое.

Жители села приносят в музей все, что имеет отношение к их истории. Фото: Роман ИГНАТЬЕВ

Жители села приносят в музей все, что имеет отношение к их истории.Фото: Роман ИГНАТЬЕВ

Долгое время истинное происхождение будаков оставалось тайной, покрытой мраком. На все вопросы о диковинном наречии и наряде елфимовцев, жители окрестных сел только отмахивались – «А, это будаки». Первым к разгадке приблизился знаменитый русский филолог Владимир Даль. Едва услышав замысловатую речь переселенцев, он воскликнул – «Да это же Мензелинская шляхта!». По его просьбе поисками в архивах занялся писатель Павел Мельников-Печерский. Спустя некоторое время ему удалось отыскать сведения о переселении в эти земли «литвы» - так в те времена называли белорусов, живущих в Великом княжестве Литовском. Правда, каких-то серьезных исследований об этих переселениях не проводилось – историки и сейчас только разводят руками.

Наряды полесских прабабушек

Впрочем, сами будаки не нуждаются в летописных записях – все свои знания они черпают из бабушкиных рассказов.

- Вот в этом костюме моя бабушка выходила замуж, - с гордостью примеряет вышитый наряд Раиса Лезова. – Ему больше ста лет. Можно считать его исконно будацким: вышитая кофта, юбка, передник с орнаментом и платок. В таком наряде было не стыдно появиться хоть в церкви, хоть на ярмарке.

Глядя на этот костюм, невозможно не узнать белорусские мотивы – та же вышивка, тот же орнамент на фартуке. Спустя 400 лет он почти точь-в-точь совпадает с нарядом любой полесской красавицы XVII века. В этом крохотном музее вообще очень гармонично переплетены Россия и Беларусь: тут на столе примостился русский самовар, накрытый вышитой салфеткой, там белорусский рушник сложен прямо на русском сундуке. Кажется, время здесь остановилось.

- Мы-то уже не так хорошо помним наши традиции, - сетует Галина Кинешова. – Надо было наших бабушек внимательно слушать, записывать за ними. А нам все некогда – дом, семья, работа.

«Раньше, бывало, краковяк танцевали»

Послушать рассказы о былых временах мы отправились в гости к одной из старейших жительниц села 85-летней Марии Захаровне Мокрецовой. По дороге к ее дому замечаем, что в деревне практически нет деревьев – вокруг сплошные поля и степи.

81-летний Василий Рогов, сосед Марии Захаровны, с удовольствием берет выцветший инструмент и наигрывает любимый прежде краковяк. Фото: Роман ИГНАТЬЕВ

81-летний Василий Рогов, сосед Марии Захаровны, с удовольствием берет выцветший инструмент и наигрывает любимый прежде краковяк.Фото: Роман ИГНАТЬЕВ

- Это все из-за выжженных буд, - объясняют местные жители. – Со времен поташного производства деревья в округе так и не выросли.

Сам домик Марии Захаровны тоже, словно перенесен в наши дни из другого столетия. Прямо среди избы большая русская печь, вышитые рушники на божничке, застеленная покрывалом старинная кровать.

- Ой, это я еще в дяучонках вышивала, - смеется старушка. – Так вот и осталось с тех пор. Мы ведь раньше весело жили – выйдем, бывало, всем сялом – семеновну танцуем, краковяк (старинный белорусский танец – прим. Авт.). У меня ведь и гармошка мужнина до сих пор сохранилась. Сыграешь, Вась? Пускай ряубята послушают!

81-летний Василий Рогов, сосед Марии Захаровны, с удовольствием берет выцветший инструмент и наигрывает любимый прежде краковяк. Расстроенная гармошка слегка поскрипывает и похрипывает, но знакомую любому белорусу мелодию узнаешь сразу. Бойкая бабушка Маруся тем временем спешит на кухню – потчевать городских гостей.

- Сейчас я вам чаю налью, - суетится старушка. – У меня тут, правда, бураки замочены. Щи собралась варить.

- Бураки?

- Да свекла это! - разъясняет Василий Витальевич. – Наша, будацкая. Особый сорт – не красная, а белая с розовыми прожилками. Мы ее на несколько дней замачиваем, и когда она совсем размякнет, добавляем ее вместе с капустой в суп. У нас это щи называют.

- А еще у нас в селе всегда пироги пекли с маком – маковцы назывались (национальное польское блюдо – Авт), - оживилась Мария Захаровна. – Вот такиииие кадушки с маком всегда стояли! Бывало, натолчешь его, с сахаром смешаешь – вот тебе и начинка. А сейчас мака не достанешь, из-за наркоманов все запретили. Остались мы без любимых пирогов.

- Да, чего здесь только не было, - вздыхает Василий Витальевич. – Сюда ведь переселяли всех, кто жил в Великом княжестве литовском – белорусов, поляков, украинцев. Вот и смешалось все – так и живем.

Сейчас жителей в деревне уже не так много – чуть больше двухсот человек. В ближайших селах – Красной поляне и Белецком – еще меньше.

Сейчас жителей в деревне уже не так много. Фото: Роман ИГНАТЬЕВ

Сейчас жителей в деревне уже не так много.Фото: Роман ИГНАТЬЕВ

- Работы в селе почти не осталось, вот молодежь и уезжает, - объясняют елфимовцы. – Но всем своим детям мы с малолетства объясняем, что они потомки белорусских переселенцев. Только так можно сохранить свою культуру. Мы и за новостями из Беларуси всегда с особенным трепетом следим – Родина же!

Русско-белорусский словарик (эти слова до сих пор в ходу у нижегородских белорусов)

Утиральник – полотенце (из белорусского)

Шпалеры – обои (из белорусского)

Йон – он (из белорусского)

Мама старенькая – бабушка (из белорусского)

Бураки – свекла (из белорусского)

Коник – кровать (из белорусского)

Махры – бахрома (из белорусского)

Горожа – изгородь (из украинского)

Капаруля – мотыга (из украинского)

Белорусские переселенцы под Нижним Новгородом играют краковяк.Роман ИГНАТЬЕВ

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также