2016-08-24T02:04:13+03:00

Владимир Маркин: «Контролеров много, а дети гибнут»

На чиновников Нижегородского района, где отец убил шестерых детей, возбуждено уголовное дело [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments5
Владимир Маркин: «Контролеров много, а дети гибнут»Владимир Маркин: «Контролеров много, а дети гибнут»Фото: СОЦСЕТИ
Изменить размер текста:

Чиновникам администрации Нижегородского района Нижнего Новгорода придется отвечать за то, что они не обратили вовремя внимание на проблемную семью Беловых, где произошло убийство шестерых детей и беременной женщины. Об этом сообщается на сайте СК РФ.

- В настоящее время продолжается расследование уголовного дела в отношении Олега Белова. Еще до задержания в отношении него вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого в совершении массового убийства. Сейчас решается вопрос о соединении в одном производстве уголовных дел об убийстве детей и их матери в Нижнем Новгороде и убийстве матери Белова во Владимире. Следствием уже обнаружено и приобщено к делу в качестве вещественного доказательства орудие совершения убийств, - заявляет руководитель управления взаимодействия со средствами массовой информации Следственного комитета Российской Федерации Владимир Маркин. - Официально могу подтвердить, что при задержании Белов оказал сотрудникам правоохранительных органов сопротивление и получил ранение. Сейчас он находится в лечебном учреждении, и при улучшении состояния здоровья с ним начнутся следственные действия, а затем будет решён вопрос об избрании меры пресечения.

В рамках расследования этого дела мы намерены выяснить все обстоятельства и причины, которые привели к столь тяжким последствиям. И здесь следствие уже на первоначальном этапе столкнулось с целым комплексом проблем, которые собственно и стали причиной этой трагедии.

И первое, что выявили следователи – несмотря на поступавшие сигналы о проживании детей в обстановке, представляющей угрозу их жизни и здоровью, на протяжении трех лет сотрудники администрации Нижегородского района города Нижнего Новгорода не принимали никаких мер к обращению в суд с исковым заявлением о лишении Белова родительских прав. Они вообще не ставили вопрос и об изоляции детей от родителей, тем более один из которых состоял на учете в психоневрологическом диспансере. Сделали бы они это вовремя, с уверенностью можно говорить, не было бы и столь тяжких последствий. С учетом всех этих обстоятельств в отношении начальника управления образования и социально-правовой защиты детства администрации Нижегородского района города Нижнего Новгорода Игоря Крючкова уже возбуждено уголовное дело по части третьей статьи 293 УК РФ «Халатность», максимальный срок наказания по которой составляет 7 лет лишения свободы.

Конечно же, в рамках расследования будут выявляться и другие обстоятельства, которые способствовали совершению этих преступлений. В настоящий момент уже проводится активная работа по выявлению роли во всей этой трагедии религиозной организации Адвентист седьмого дня, в которой состоял обвиняемый. В офисах этой организации уже проводится ряд обысков, причем не только в Нижегородской области.

Следственный комитет совместно с оперативными службами сделали все возможное для того, чтобы в максимально короткие сроки обезвредить и задержать Белова. Но, к сожалению, мы занимаемся уже расследованием случившегося. И по меньшей мере были удивлены тем, как после трагедии от должностных лиц, наделенных полномочиями по защите прав детей, начали раздаваться не столько сожаления, сколько пустые заявления о взятии на некий «контроль» расследования этого дела. Хочется задать риторический вопрос: что они собирались или собираются контролировать? Как работают следователи или оперативные службы? Ясно, что это не их вопрос и не их обязанность. А этот «контроль» нужно было включать тогда, когда детишки были еще живы. Причем не просто говорить, а действовать. Поэтому призываю все так называемых «контролеров» заняться непосредственно своим делом, пока подобная трагедия не повторилась ни в этом, ни в каком-либо другом регионе, а не прикрывать свое безразличие и самолюбование беспокойством, как будет расследоваться уголовное дело.

Что же касается Следственного комитета, то могу гарантировать, что совместно с оперативными службами ФСБ и МВД мы доведем это расследование до логического завершения и сделаем все возможное, чтобы должностные лица, причем самого разного уровня, причастные в той или иной мере к этой трагедии, понесли заслуженное наказание.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

«Если псих скажет «не хочу лечиться», никто его не заставит»

Один из ключевых вопросов, который задаешь себе после нижегородского трэша, - почему таких «беловых» не закрывают в спецбольницы? Шизофрения 2 степени. Диагноз, извините, не только в медкарте - по лицу все читается. Уже кидался на жену, бил детей. По-че-му? Доктор медицинских наук психиатр-криминалист Михаил Виноградов отвечает коротко: закон не позволяет.

- Вместе с коллегами мы давно добиваемся, чтобы вернули нормы оказания психиатрической помощи, которые работали в советское время, - говорит Виноградов. - Тогда положить больного в стационар и лечить его можно было даже по решению участкового психиатра. Сейчас, в принципе, тоже можно, но. Берет наш пациент ручку и листочек и пишет: «от госпитализации отказываюсь». Все. Врач обязан его отпустить. По Закону «О психиатрической помощи» лечение добровольное. Принудительное - только по решению суда, если «клиент» уже кого-то зарубил топором, зарезал, застрелил пятерых и т.п.

- Есть мнение, якобы в советское время в психушки без разбору отправляли «неугодных».

- Да бросьте. Вот как это происходило и чего катастрофически не хватает теперь. Пример из моей далекой практики, когда я работал участковым психиатром. Вызов - женщина кидается с топором на соседей. Приезжаю с медсестрой - опытной, профессионализм тогда был на уровне. Мы этой даме вежливо: «Поедем-те с нами на обследование». Сажаем в машину: я справа, медсестра слева от нее, топор - под сиденье водителю. В больнице нас уже встречают санитары, госпитализируем пациентку. Утром я докладываю главному врачу и начмеду, почему принял такое решение. Те выдают заключение - согласны. Еду с этим заключение к главному психиатру города, тот высылает в больницу своих помощников - они проверяют, обоснованно ли мы оставили у себя даму с топором... И мы ее лечим. Сколько надо и как надо. После выписки ее регулярно - минимум дважды в месяц - навещает психиатр. Причем, не в белом халате, а в «штатском», чтобы не смущать. А с родственникми и соседями этот врач держит связь постоянно, созванивается.

- Сейчас он не обязан это делать?

- Сейчас получается замкнутый круг, ведь если психически больной не хочет лечиться, врач ничего не может сделать. Хотя при некоторых расстройствах над человеком нужно оформлять опекунство - в том числе, при шизофрении 2 степени, которая у этого Белова. С соответствующим обращением в органы опеки обращается, опять же, психиатр. Только для начала ведь псих должен попасть, что называется, «в руки доктору». А он - не хочет! Второй момент. Опекунство по закону вполне может оформить мать или, например, жена. Которая будет с больным жить, рожать ему детей. И до последнего терпеть его выходки, как «настоящая русская женщина», не собщать о приступах врачу. Как результат - «беловы» по всей стране.

- Кстати, о стране. Психически больной - даже если он лечится, стоит на учете - он ведь может спокойно ездить туда-сюда?

- Да, у нас свобода передвижения. Но если в другом регионе он накуролесит, положить его в больницу станет проблемой. То полиса не окажется, то он - опять же - просто «не захочет». В советское время его бы спокойно госпитализировали и начали лечить - даже если он из Москвы прилетел в Хабаровск. С коллегами мы направили в Госдуму свои предложения, как и почему нужно менять закон о психиатрической помощи. Прошло уже больше года, и только теперь, в этом августе, собираются рассмотреть. Будем ждать результата.

Видео детишек Юля Белова выставила незадолго до смерти.Дмитрий ПЕЧЕНКИН

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также