Нижний Новгород
Общество

Это шоу-жизнь: как Ефремов, Серебренников и Настя Тропицель сыграли свои главные роли

Сергей Шнуров написал колонку для kp.ru - о том, как кровавые перфомансы стали частью современного искусства
Как бы страшно и цинично ни звучало, но суд и авария — пока что высшие точки в творчестве Михаила и Кирилла. Фото Бориса Кудрявова и Ивана Вислова

Как бы страшно и цинично ни звучало, но суд и авария — пока что высшие точки в творчестве Михаила и Кирилла. Фото Бориса Кудрявова и Ивана Вислова

Все последние новостные события криминальной хроники, как ни странно, так или иначе связаны с артистической тусовкой. От Миши Ефремова до Кирилла Серебренникова.

Весь, так сказать, спектр художеств и образов. В некотором роде, театр уже давно стал документальным, но чтоб вот так?! Чтоб настолько он был интегрирован в жизнь, проявился в реальности, стал неотъемлемой частью всеобщего перформанса — это в новинку.

Ги Дебор ещё век назад определил социум как общество спектакля. И теперь оно, уже вне всяких сомнений, пронизывает всю современность. Актёр играет уже даже не роль, он играет свою судьбу, находясь на сцене всегда.

Нет закулисья. Все публично. Ставки растут. Кровь настоящая, суд тоже. Информационная эпоха окончательно стёрла границы между артистами и зрителями. Все стали и теми, и другими. Зависит от контекста. Мы все оказались участниками реалити-шоу со своими амплуа, имиджами, костюмами.

Социальные сети, новостные потоки делают «звёзд» из полковников, миллионеров, прикольных алкашей, любовниц министров, похудашек и прочих психологов. Что уж говорить о людях из театральной среды? Это их время.

Как бы страшно и цинично ни звучало, но суд и авария — пока что высшие точки в творчестве Михаила и Кирилла. Эти две трагедии уже с непреодолимой силой и настойчивостью объясняют все их предыдущие работы. Художник, тем более большой и видный, всегда был на острие времени, бился вместе с его пульсом. Это работа опасная и рискованная.

Через его фигуру современность проявляется во всех ее странностях и страстях. И зачастую цена такой демонстрации очень велика. Смерь Насти Тропицель - девушки блогера, разбившейся на мотоцикле на далеком Бали, тоже вписывается в эту драматически театральную реальность.

Эти кровавые перформансы и есть то самое настоящее современное искусство, которого так все алкали. Оно не требует кураторов и искусствоведов, как не требовали объяснений Парфенон и Пирамиды.

Смерь Насти Тропицель - девушки блогера, разбившейся на мотоцикле на далеком Бали, тоже вписывается в эту драматически театральную реальность

Смерь Насти Тропицель - девушки блогера, разбившейся на мотоцикле на далеком Бали, тоже вписывается в эту драматически театральную реальность

Фото: Личная страница героя публикации в соцсети

Это наша новая мифология, которая интегрирована в реальность. Порождена реальностью. И влияет на реальность теперь. Как фильм «Крёстный Отец», вдохновлённый итальянской мафией, стилистически повлиял на русских предпринимателей. А те, в свою очередь, определили жанр «ментовских» сериалов.

В этом новом сетевом мире образы и жизни настолько сплелись, что отделить одно от другого уже нет никакой возможности.

Искусство победило всё, в том числе и себя. И пресловутый термин «постмодерн» уже не объясняет ничего, да и «цифровая деревня» — тоже. Как определить то, в чем и под чем мы живем? Нужен взгляд со стороны. Но, оказалось, никакой карантин не в состоянии нас вырвать из этого шоу.

Неуёмное виртуальное общение не изолировало нас. Скорее, заставило «наконец-то поговорить». Мнения, обсуждения, интервью, осуждения, сбритые брови, сломанные носы.

Толпы цифровых людей выбирают своё «будущее», которое фактически предрешено.

Пьяный уже сел за руль и несётся на встречу своей судьбе и «славе».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Обошлось без тюрьмы: с фигурантов дела "Седьмой студии" взыщут 128 миллионов рублей

Суд приговорил Кирилла Серебренникова, Юрия Итина и Алексея Малобродского к условным срокам (подробности)

Влюбленный мотоинструктор раскрыл последний разговор с погибшей Настей Тропицель

Виктор не находит себе места после смертельной аварии (подробности)

Чтобы расплатиться за смертельное ДТП: Михаил Ефремов продает дом за 50 млн

А все имущество актера тянет на полмиллиарда рублей (подробности)

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ