Бабушка умершей от обезвоживания девочки: я не могу этого ни понять, ни простить!.