2018-12-15T18:28:44+03:00
17

Путин призвал снять штамп жульничества с бизнеса

Путин - бизнесу: Не держите пальцы веером и не выставляйте своё богатствоПутин - бизнесу: Не держите пальцы веером и не выставляйте своё богатство

Обсуждаем последние заявления Президента вместе с доктором экономических наук Никитой Кричевским в эфире Радио "Комсомольская правда"

Путин призвал снять штамп жульничества с бизнеса

00:00
00:00

В. Алфимов:

- В студии Валентин Алфимов. Рядом со мной Никита Кричевский. Будем подводить предварительные итоги недели. Есть что обсудить. Начнем с Владимира Путина. Он сказал, что бизнес долгое время считался способом обмана людей. Это выражение Путин так штампом и назвал. Говорит: не должно так быть. Он имеет в виду, что абсолютно все россияне говорят, что все бизнесмены – жулики.

Н. Кричевский:

- А что, не жулики?

В. Алфимов:

- Нет. Это мое мнение.

Н. Кричевский:

- Путин сказал: есть такой штамп, от него надо избавляться. Но я не услышал, что он не считает бизнесменов жуликами.

В. Путин:

- Особенно 10-15 лет назад, а 20 – тем более, считали, что бизнес – это жульничество, которое основано на обмане других людей с целью получения неправедной и незаконной прибыли для обогащения единиц за счет миллионов людей. Конечно, очень важно, чтобы вот этот штамп не просто трансформировался, а чтобы он был заменен совершенно другими понятиями.

В. Алфимов:

- Я все-таки считаю, что коммерсанты – не жулики. Я верю в светлые чувства.

Н. Кричевский:

- Я тут раздумывал над названием своей статьи – «Экономика безнравственности». Причем «Экономика без нравственности». И «Экономка безнравственности». И то, и то подходит. Мой издатель книги «Истоки государственного лицемерия» сказал: «Экономика – бес нравственности». Откуда появился этот штамп? Я вспоминаю, как господин Кудрин в 2004 году агитировал за снижение ставки единого социального налога. Он говорил о том, что экономика будет выходить из тени, что будет больше платиться налоговых взносов. В итоге ставку единого социального налога снизили, а экономика из тени не вышла. Потому что обналичивать под 2-3 % всегда выгоднее, чем платить страховой взнос в размере 30 %. И тут же платишь еще и подоходный налог в размере 13 %.

Штамп этот совершенно оправдан. Плюс ко всему, по моему мнению, этот штамп очень быстро исчезнет, если государство начнет должным образом исполнять вверенные и присущие ему контрольно-надзорные функции. Не использовать их для обогащения, для набивания карманов, а беспрекословно выполнять вверенные ему обязанности. Вот тогда очень быстро штамп жульничества от бизнеса отклеится. Как в Финляндии, где в неподкупность политиков верят всего 30 % населения. А 70 % считают, что они продажные. А в неподкупность полицейских верят 90 %. Они не могут себе представить, что полицейского в Финляндии можно подкупить.

В. Алфимов:

- Но при этом уверены, что все чиновники продажны.

Н. Кричевский:

- Политики – это не госслужащие. В них уверенность всего на 30 %. А что касается государственных служащих, например, полицейских, там все 90 %. Вот чтобы у нас так же было. Чтобы нам каждый день не рассказывали о том, что у нас некачественные продукты питания, что у нас плохо оказываемые услуги. У нас постоянно растут тарифы непонятно почему. У нас коллекторы бесчинствуют. Это ведь тоже бизнес. Его можно называть не жульническим, а беспредельным. Какая разница? Это же надо выходить на тех, кто вместо выполнения государственных контрольно-надзорных функций просто набивает себе карманы. За счет того же бизнеса. А бизнес, чтобы отбить эти взятки и откаты, обувает нас.

В. Алфимов:

- Из всех моих знакомых, которые занимаются бизнесом, у кого-то своя фирма по предоставлению услуг, у одних моих родственников был свой медицинский центр. Нормальные люди, не жулики. Как могут, справляются.

Н. Кричевский:

- Я считаю, что этим людям надо памятник ставить при жизни.

В. Алфимов:

- Но таких же полно!

Н. Кричевский:

- В том-то все и дело, что нет. Продукты питания мы покупаем у кого? Не у них. А у производителей, по сути, промышленных производителей. А в этих продуктах питания, в той же колбасе, что? Мясо там тоже есть. А почему это вы решили, что в нашей колбасе много картона? Не так уж и много. Я знаю одного колбасника, который очень любвеобильный. И он во второй половине своей жизни предпочитает разводиться, покупать жене и детям огромные квартиры, жениться по новой, после этого история повторяется. Слушайте, там такие хоромы!

В. Алфимов:

- Просто он любит своих жен и детей.

Н. Кричевский:

- Бывших. И там такое Майами, что у меня возникает вопрос, когда я смотрю на эти хоромы: что же мы тогда едим?

Дмитрий:

- Очень сложно стало в России работать. Я работаю на одного коммерсанта. Вечные проблемы с зарплатой.

В. Алфимов:

- Он жулик или нет?

Дмитрий:

- Он и от налогов скрывается. Везде конверты. Многие коммерсанты, которых я знаю, все так получают зарплату в конвертах. У нас никогда в России порядка не будет. И с этими левыми банками, и с обналичкой. Думаю, что все сложно. И проверки Счетной палаты проходят. У нас не будет порядка с этим.

В. Алфимов:

- Я так хотел верить в человечество!

Н. Кричевский:

- Тут очень простая логика и механика всех этих процессов. Простые люди работают в тех условиях, в которых им позволяют работать. Задача – заработать деньги. Для чего? Для себя, для семьи, для старших родственников, для развития бизнеса, для самореализации. Они работают в тех условиях, в которых им работать дозволяется. Если им говорят: ты будешь работать вот так, а мне будешь приносить вот столько, - они говорят: да, о'кей. Потому что у них других вариантов нет. Правда, всегда есть вариант закрыться и уйти. Хорошо они работают или плохо? После того, что случилось летом с пенсионным возрастом, я всегда много лет говорил людям: платите социальные взносы, страховые взносы. Потому что это пенсии старшим родственникам. После летнего кульбита у меня не находится аргументов, чтобы людям объяснить и доказать, что это по-прежнему нужно делать.

В. Алфимов:

- Еще одна тема, которую хочется затронуть. Владимир Путин призвал законодательно защищать права россиян, которые работают удаленно.

Н. Кричевский:

- Таких людей, которые непонятно чем занимаются, в столицах насчитывается четверть от всего занятого населения. По стране в целом – 18 %. Четверть населения Москвы и Санкт-Петербург налоговики и прочие государственные статистики просто не видят. А они вполне себе работают. В значительной степени они работают в онлайне. Потому что молодежь Сеть привлекает все больше и больше. Сегодня капитализация там, деньги там, хайп тоже формируется в Сети. Государство не знает, что с этим делать. Оно не знает, как вытащить этих людей на свет божий, чтобы платили налоги.

В. Алфимов:

- В таких ситуациях государство всегда говорит: чтобы защищать ваши права.

Н. Кричевский:

- В прошлом году была принята программа «Цифровая экономика Российской Федерации», по которой уже через год в России будет введен «цифровой аналог нормативов ГТО для всех возрастов». А в 2020 году - «индивидуальный цифровой ваучер от государства на обучение детей и взрослых компетенциям цифровой экономики». Через два года в стране должно быть принято законодательство, «обеспечивающее регулирование гибких трудовых отношений, в том числе дистанционных, включая нормирование труда, оптимизирующее непроизводственную затрату ресурсов, и регламентирующее использование персональную траекторию развития гражданина в процессе трудовых отношений». Они там что курят?

В. Алфимов:

- У нас абсолютно все законы написаны таким языком.

Н. Кричевский:

- Это не закон. Это правительственная программа. Под это выделены огромные деньги. Миллиарды.

В. Алфимов:

- Послушаем, что сказал Владимир Путин про работу в интернете.

В. Путин:

- Все больше и больше людей начинает работать неполную рабочую неделю и в удаленном доступе, просто в интернете работают. Нужно же обеспечить их права. Это до сих пор практически никак не отрегулировано в трудовом законодательстве. С внедрением цифровых технологий точно совершенно будет высвобождаться большое количество работников. А куда их деть? И это могут быть не сотни тысяч - это могут быть миллионы людей, которые прекращают работу на традиционных рабочих местах. Значит, нужно заранее подумать, как обеспечить их права.

Н. Кричевский:

- Давайте представим ситуацию, когда абстрактная блогерша, которая сегодня зарабатывает десятки, сотни тысяч рублей, а то и миллионы, вдруг забеременеет. Она ведь нигде на учете не стоит. Возникает вопрос: у нее нет полиса ОМС.

В. Алфимов:

- Полис у нее есть. У всех граждан есть полис.

Н. Кричевский:

- Но если вы не платите взносы полгода, тогда вы идете не на общих основаниях в качестве бесплатного медицинского вспомоществования, а частным образом. Если кто-нибудь до срока из диджитал-менеджеров уйдет от нас в мир иной, каким образом, будучи незастрахованными, родственники получат деньги на погребение? А пенсию как они будут получать?

В. Алфимов:

- Минималочку.

Н. Кричевский:

- За счет государства. Государство не может разобраться с текущей системой пенсионного обеспечения в стране. Я уж не говорю о том, что с этой системой разбираться уже поздно, надо настраивать контуры будущей пенсионной системы. В Германии вопросами социального обеспечения занимаются созданные под эти цели экспертные площадки. А у нас?

- В. Алфимов:

- А у нас Медведев.

Н. Кричевский:

- Который программу «Цифровая экономика Российской Федерации» подписал, по которой персональная траектория развития гражданина…

В. Алфимов:

- Нам пишут: «Путин готовит миллионы безработных. И нам под этим соусом втюхивает лапшу о дистанционке». Нет, речь не об этом. Теорию заговора можно найти везде. Сейчас на дистанционке неучтенных граждан миллионы по всей стране. Огромное количество народу уже в интернете. И они не ходят в офисы. Они просто занимаются бизнесом в интернете. И государство хочет понимать, что с ними происходит.

Н. Кричевский:

- «Бедная блогерша, которая в Ютубе красит губы, варит кашу, путешествует, имеет за это сотни тысяч. И вдруг она, бедолага, останется без пособия за рождение ребенка 10 тысяч рублей. Не переживет, скончается с горя. А пособие на похороны – еще 13 тысяч получит». Вы вычленяете из миллионной армии тех, кто сегодня занимается бизнесом и зарабатывает в интернете, каких-то индивидуумов, которые действительно живут, ни в чем себе не отказывая. Мы же говорим о тех, кто получает не миллионы. О тех, кто сегодня зарабатывает десятки, а то и сотни тысяч рублей, но не факт, что через десять лет их услуги будут так же востребованы. Потому что придут другие и уже будут отвечать запросам того поколения, которое идет не смену, которое сейчас учится в младших классах.

В. Алфимов:

- Это все равно что говорить о зарплатах работников телевидения по цифрам, которые получают Ургант, Соловьев, Малахов.

Н. Кричевский:

- И считать, что на телевидении все так работают.

В. Алфимов:

- За ними стоят тысячи человек, которые получают по 30-60 тысяч, работают круглосуточно.

Н. Кричевский:

- Это вы еще хорошо сказали. Правительство в том году приняло программу, выделило на это огромные деньги, которые успешно расходуются. Под составление программы тоже выделялись огромные деньги. И их тоже освоили. И дальше что? Конец 2018 года. Выходит Путин и говорит: надо разработать систему защиты прав тех, кто работает в онлайне. У вас программа принята, а вы нам говорите это!

В. Алфимов:

- Может, ему никто не сказал. Приняли по-тихому. Переходим к следующей теме. На Российском гражданском форуме выступал Анатолий Чубайс. И сказал: «Общество, в моем понимании, инфантильно глубоко. И за 25 лет не удосужилось даже сказать спасибо бизнесу за все, что бизнес сделал в стране».

Н. Кричевский:

- Чубайс никогда не скрывал, что дикую приватизацию, залоговые аукционы и прочее веселье затевали с одной простой целью – выбить почву из-под реваншистов, из-под красных директоров, чтобы сохранить и укрепить власть. Счет шел на дни. Было принципиально важно как можно быстрее все это запустить. Приватизация квартир произошла приблизительно в то же время. Чтобы отвлечь внимание людей от того, что происходит. Сбили фокус. Такая метода в русской истории была применена многократно. Из последних двухсот лет можно привести минимум три случая. Первый – реформа Александра Второго, отмена крепостного права. Второй – столыпинская реформа. Третий – коллективизация. И как раз та самая приватизация, которая формально была направлена на то, чтобы установить новый класс собственников, развивать рыночную экономику. А на самом деле Чубайс никогда не скрывал – чтобы сохранить власть. Покойный Каха Бендукидзе говорил: нам предоставилась уникальная возможность, мы забирали за бесценок самые лакомые куски советской промышленности.

В. Алфимов:

- В любой непонятной ситуации начинай масштабные реформы.

Н. Кричевский:

- Молодец! По отмене крепостного права в 1861 году. Почему ситуация была очень плохая, почему была необходима такая реформа? Бюджет начала 1860-х трещал по швам, дефицит достигал 18 %, закрывался за счет необеспеченной эмиссии.

В. Алфимов:

- Это мы сейчас во временах Александра Второго!

Н. Кричевский:

- Неурожай. Россия – аграрная страна. Это уменьшение экспортных доходов. Это экономический кризис в Европе, который к концу 50-х перекинулся на Россию. Фактически банкротство государственной банковской системы. Занимали, не отдавали, государство отвечало по обязательствам, денег нет. И главное – поражение в Крымской войне. Это национальная депрессия. Это подписание фактически пораженческого мирного договора в Париже в 1856 году, куда в 1813 году приезжал царь и подписывал там договор о капитуляции Франции. И вдруг мы в той же Франции подписываем пораженческий договор по итогам Крымской войны. И все это негативным образом влияло на общенациональную депрессию и на то, что и денег нет, и непонятно что делать. И манчестерские практики, либеральное отношение к внутренней экономике, то есть уберем ввозные тарифы, разрешим экспортировать все, что можно, не будем брать никаких пошлин, и прочее, - они точно так же оказали свое негативное влияние на то, что происходило в стране в тот период.

Куда делся Николай Первый, который был главнокомандующим в Крымской войне? По одной из версий, он в 1854-1855 годах, когда было понятно, что мы проигрываем, ходил в зимнюю стужу раздетым. Подхватил воспаление легких и умер. По другой версии, принял смертельную дозу яда, которую ему личный врач немец приготовил, который после смерти Николая тут же убежал. Обстоятельства туманные. Надо замутить реформы. Вот они так и сделали.

В. Алфимов:

- Если мы придем поближе к нам?

Н. Кричевский:

- Финансовые итоги той реформы были выдающиеся. Тогда речь шла о том, чтобы занять людей размышлениями, действиями, движениями в отношении крестьянства. 90 % населения были крестьянами. Чтобы занять людей какими-то другими вещами – эта цель была достигнута. Чтобы решить финансовые проблемы – цель была достигнута. Для того, чтобы расшить проблемы в банковской системе – цель была достигнута. Было сделано все, кроме того, чтобы предоставить свободу крестьянству. По манифесту 19 февраля 1861 года ответственность за выкупные платежи ложилась на общину. А это круговая порука. А участки, которые нужно было размежевать и получить в собственность, нельзя было сделать без межевания. А межевание – долгосрочная эпопея. Выкупные платежи, которые представлялись землей, ставка по кредитам была 4 %, а крестьянам давали по 6 %.

В. Алфимов:

-Проведение реформ в непонятной ситуации – это общемировая практика?

Н. Кричевский:

- Нет! Это наше! У нас так всегда было. Чубайс и Ко хотели в первую очередь обуржуазить бывших граждан СССР через лукавую приватизацию, квартир особенно. Почему у нас эти так называемые реформы и приватизация прошли с таким провальным результатом? А в других странах – Польша, Венгрия, Чехия, Китай – все хорошо? нам говорят: нужно развиваться, чтобы мы были экономикой знаний, насыщенной, наукоемкой, высокотехнологичной. Что такое поляки? Ни о чем. 21-е место по высокотехнологичному статусу экономики в мире. Германия – 3-е. Россия – 42-е. Поляки нам в рот смотрели десятилетиями.

В. Алфимов:

- Но у них все получилось.

Н. Кричевский:

- Прошло 25 лет – нате, пожалуйста. Потому что люди занимались тем, что они действительно реформировали экономику, а не сохраняли власть. То же самое с массой других стран, которые действительно переходили на рыночную экономику, уходили от социалистического образа жизни. Китай до конца не ушел ни от какого социалистического склада или уклада. Там конвергенция, многообразие форм собственности, там все очень хорошо. И нам ближе китайский вариант.

В. Алфимов:

- По поводу параллелей с текущим временем.

Н. Кричевский:

- История для того, чтобы знать, что было в прошлом, чтобы проводить параллели, аналогии, чтобы видеть системность процессов, чтобы знать, что нас может ожидать в ближайшем будущем. Нас может ожидать нечто похожее с Александром Вторым, со Столыпиным, со Сталиным. При Александре Втором невиданных размеров достигла железнодорожная лихорадка. Брали субсидии, гарантии, кредиты из государственной казны, чтобы тяп-ляп построить железные дороги, чтобы быстренько их сдать, чтобы своровать кучу денег и чтобы убежать после этого. Весь бюджет Российской империи в те годы составлял чуть больше 500 млн. рублей. Миллионерами становились не после сдачи эксплуатации, а на этапе строительства. Это были сумасшедшие деньги. В этой афере участвовали министры, чиновники, лица царской семьи, предприниматели, купцы, нотариусы. Бюджет был этим железнодорожным строительством фактически разворован. И Александру Третьему пришлось прилагать неимоверные усилия для того, чтобы более-менее ситуацию устаканить и успокоить. Пришлось национализировать железнодорожную отрасль. И то они не успели это сделать полностью. Это дело закончили большевики в 1918 году.

В. Алфимов:

- Сейчас ничего не меняется.

Н. Кричевский:

- Я полагаю, что эта реформа ради отвлечения внимания – по-прежнему актуально для текущей повестки. Хотя бы потому, что Чубайс по-прежнему при власти. Если возникнет тяжелая ситуация, он может сказать: а давайте вот что предложим. У нас в квартирах несколько зарегистрированных. А собственность оформлена на одного. А почему остальные обделены? Давайте будем разделять. И тут начнется веселье. Ты же не сможешь продать квартиру, не получив согласия всех. А это отдельная история. Тогда это была земля, при Столыпине это была земля, при Сталине – это снова была земля. При Чубайсе это была уже не земля, поскольку страна уже была преимущественно городской. Но квартиры. И сейчас тоже.

В. Алфимов:

- «Подъем НДС нам не Запад навязал, а сами придумали. Это при профицитном бюджете».

Н. Кричевский:

- Это огромный профицит. Тот налоговый маневр, который предполагался в нефтяной отрасли, к 2024 году должен был принести в бюджет дополнительно 1,6 трлн. рублей. В этом году он принес 3 трлн. И во что это все вылилось? В повышение НДС. Я не понимаю логики. Люди – это не новая нефть. Люди – это коктейль Молотова.

В. Алфимов:

- Путин принял участие в «Открытом уроке», который прошел в рамках Всероссийского форума профессиональной навигации «Проектория» в Ярославле. «Успех каждого человека в большей степени зависит от него самого. Необходимо искать свой жизненный путь, проявлять инициативу».

В. Путин:

-Думаем: а вот добрый дядя нам должен что-то принести. Но лучше вспомнить революционные песни большевистские: «Никто нам не поможет – ни бог, ни царь и не герой». Нужно своей собственной рукой это все делать».

В. Алфимов:

- Я согласен с тем, что ни на кого надеяться не надо.

Н. Кричевский:

- Я с этим тоже согласен. Я никогда и не утверждал, что надо на кого-то надеяться. Но что делать бюджетникам? «Никто не даст нам избавленья – ни бог, ни царь и не герой. Добьемся мы освобожденья своею собственной рукой».

В. Алфимов:

- К процветанию придем своими силами?

Н. Кричевский:

- «Презренны вы в своем богатстве, угля и стали короли. Вы ваши троны, тунеядцы, на наших спинах возвели. Заводы, фабрики, палаты – все нашим создано трудом. Пора, мы требуем возврата того, что взято грабежом». «Интернационал».

В. Алфимов:

- Спасибо всем, кто сегодня был с нами.

17

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия +7 831-278-50-15+7-906-358-85-50
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ