Нижний Новгород
Политика

Леонид Рошаль: Лечить будем всех - и тех, кто за, и тех, кто против поправок в Конституцию

Президент Национальной медицинской палаты - в беседе с нашим обозревателем Александром Гамовым
Президент НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль.

Президент НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

- Леонид Михайлович, как вы оцениваете результаты голосования? Оправдались ли ваши личные прогнозы, ваши душевные переживания, надежды?

- Я очень рад, что в России гораздо больше умных людей, которые понимают суть проблемы и понимают, насколько важна Конституция.

- В предыдущих интервью «Комсомольской правде» вы говорили, что в Основном Законе - 6 ваших поправок, которые должны, по сути, создать новое здравоохранение в России. Как скоро это произойдет?

- Это все зависит от нас, от всех вместе. Потому что мы должны жить по Конституции. Мы выстраиваем вертикаль управления, распределяем обязанности более четко.

Мы обязываем государство везде, в любой точке оказывать людям квалифицированную, доступную и удобную медицинскую помощь.

Но теперь, кроме вот этих пожеланий, - сейчас начинается, по-настоящему, тяжелая работа, пока это все будет реализовано. Работа - не менее тяжелая, чем внесение поправок в Конституцию.

- Скажите, вам, вашим соратникам, единомышленникам, теперь будет проще бороться против таких явлений, как эта дикая оптимизация, которая подкосила наше здравоохранение?

- Ну, конечно. В этом и смысл, что у нас должно быть разумное и достаточное здравоохранение, без всяких завихрений.

- Против поправок проголосовало порядка 20 процентов. Их мы тоже будем лечить?

- А кого же? Конечно, мы будем лечить и тех, и других, независимо от политических взглядов, вероисповедания, независимо от пола (мужского или женского), независимо от того, где человек живет. Потому что лечить – это высшая гуманитарная миссия.

Конечно, - всех.

- Я, может быть, не на полном серьезе задаю этот вопрос. А вот следующий вопрос сейчас задам - ну, очень серьезно. Когда коллеги и друзья, соседи узнали, что буду с Леонидом Рошалем говорить, мне наказали: спроси, пожалуйста, Леонида Михайловича, почему наше здравоохранение до сих пор не огласило список медиков, врачей, которые погибли, борясь с COVID во время пандемии?

- Что это значит?

- Там объясняют так: дескать, мы не называем фамилии врачей, потому что не выяснили, вдруг они по своей вине оказались в такой ситуации - пренебрегли мерами безопасности. Что вы на это скажете, когда мы все-таки увидим список?

- Я на этот счет скажу следующее. Считаю, что каждого сотрудника (врач ли он, сестра, санитарка, врач «скорой помощи» или фельдшер), который заразился во время исполнения своих обязанностей и умер, необходимо награждать орденом Мужества - посмертно. Потому что это огромный поступок, это мужество.

А почему списка нет, честное слово, я не знаю. Хотя какие-то списки я видел и читал.

- Мы тоже видели и читали, но там все равно не все медики, которые погибли.

- Я не могу утверждать, все или не все, это должны сказать компетентные органы.

- Спасибо вам огромное. Мы надеемся, что Конституция, с новыми поправками, поможет оздоровить страну. Ну, столько статей - «чисто медицинских» - никогда ещё не было в Основном Законе. Конституцию можно называть «медицинской» в какой-то части.

- Мы тоже надеемся, что это послужит основанием к тому, чтобы у нас здравоохранение было одно из лучших в мире. Мы этого хотим.

И спасибо большое всем слушателям и читателям «Комсомольской правды», здоровья, берегите себя, не забывайте про маски, еще ничего не закончилось.

- А когда закончится?

- Это никто не знает.

- Вам тоже здоровья. Берегите себя. И исполняйте все необходимые меры предосторожности.

- Спасибо...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Русские, Бог и пенсии: что дадут принятые поправки в Конституцию

Объясняем, как поменяется жизнь россиян после 1 июля (подробности)