Нижний Новгород
Общество

Павел Лунгин: «Бардак у Кирилла Серебренникова был. Но за бардак по-другому наказывают!»

Знаменитый режиссер принял участие в программе «Вечерний Мардан» на Радио «Комсомольская правда»
22 июня прокуратура запросила для Кирилла Серебренникова 6 лет колонии общего режима

22 июня прокуратура запросила для Кирилла Серебренникова 6 лет колонии общего режима

Фото: Евгения ГУСЕВА

Близится к финалу одно из самых громких уголовных дел последних лет - дело «Седьмой студии». Режиссера Кирилла Серебренникова, бывшего директора «Гоголь-центра» Алексея Малобродского, бывшего директора департамента господдержки искусства Минкульта РФ Софью Апфельбаум и экс-гендиректора «Седьмой студии» Юрия Итина обвиняют в присвоении денег, выделенных Министерством культуры в 2011–2014 годах.

Дело тянулось в течение трех лет, и в понедельник, 22 июня прокуратура запросила для Кирилла Серебренникова 6 лет колонии общего режима, для Малобродского - 5 лет, для двух других обвиняемых - по 4 года.

Сергей Мардан, ведущий программы «Вечерний Мардан» на Радио «Комсомольская правда», пообщался по этому поводу с одним из самых известных отечественных кинорежиссеров Павлом Лунгиным.

Мардан:

- Павел Семенович, вы вместе с большой группой деятелей культуры подписывали письмо в защиту Серебренникова. Скажите, оно было от кого, и по какому поводу?

Лунгин:

- Я за Серебренникова на протяжении этих лет уже подписал, наверное, штук 10 разных писем. Я из семьи подписантов. Мои родители - Лилиана Зиновьевна Лунгина и отец Семен Лунгин, тоже подписывали подобные письма… Это вообще благородная и старая традиция российской интеллигенции. Хочу сказать еще раз, что это письмо – последний выхлоп, какая-то жалкая идеалистическая попытка воззвать к добру, к разуму, к милосердию. Которая, наверное, ничем хорошим не кончится, потому что в этом есть некий идеализм – думать, что люди хотят, чтобы было как лучше. Те, кто ведет дело Серебренникова, явно хотят, чтобы было, как хуже.

Мардан:

- А зачем им это? Ведь изначально было понятно, что будет скандал…

Лунгин:

- Знаете, это очень интересная тема. Есть некоторая иррациональность зла. Вот скажите, зачем надо было накануне Второй мировой войны всех наших лучших летчиков, которые в Испании воевали, командиров корпусов, взять и быстро расстрелять?

Мардан:

- Честно говоря, не вижу никакой связи между Серебренниковым, которого обвиняют в обналичивании средств, и летчиками перед войной.

Лунгин:

- Есть некоторая иррациональность машины зла. Она не думает ни о логике, ни о будущем. Ни о чем. Она сама себя питает. И в этом смысле дело Серебренникова тоже само себя питает, исходя из того, что режиссер должен сидеть в тюрьме. Должен сидеть в тюрьме, вообще любой должен сидеть. И вы, по идее, должны сидеть в тюрьме.

Мардан:

- Вполне может быть.

Лунгин:

- Пока вы со мной разговариваете, а еще не знаете, что все должны сидеть в тюрьме.

Павел Лунгин

Павел Лунгин

Фото: Борис КУДРЯВОВ

Мардан:

- Павел Семенович, если Кирилл Серебренников виноват в том, в чем его обвиняют, и обвинение предоставило достаточно доказательств, он должен отвечать по закону, как и генеральный директор фирмы, торгующей собачьим кормом? Или он деятель культуры, и на него Уголовный кодекс не распространяется?

Лунгин:

- Знаете, это вопрос славный, как всякий демагогический вопрос. Он как бы взывает. А мы должны ли отвечать? Должны отвечать. По-разному должны отвечать. Исходя из той ситуации, когда все обналичивают, когда 100% театров обналичивают, а один сидит, да еще 6 лет… Это срок, который запрашивают за убийство!

Мардан:

- Нет, за убийство побольше запрашивают. Вон для Михаила Ефремова, видимо, 12 лет запросят.

Лунгин:

- Это убийство другое, по неосторожности. Бывает убийство такое, сякое, шесть лет, семь лет сидят… Не в этом дело. А в том, что можно наказывать, но есть разные формы наказания. [Серебренников] уже три года отсидел. Но нет, мало, надо кровью напиться до конца.

Эта машина преследования, железная какая-то, пыточная, довольно бессмысленная машина, продолжает не выпускать из челюстей никого, к кому прикоснулась. Я бы на месте наших людей испугался бы именно этого. Что те, кто случайно, по заказу или осознанно попался на зубок в эти железные челюсти, уже не выйдет оттуда никогда. Кирилл отсидел три года. Бардак у него был. [Но] за бардак по-другому наказывают. У нас падают самолеты, проливается нефть, оказывается, что не выполняются какие-то госвоензаказы… Но вот мы нашли слабое звено.

Мардан:

- Павел Семенович, вы меня простите, конечно, я знаю, как в театральном искусстве и в кинобизнесе и обналичивают, и платят откаты. И насколько это коррумпированная среда. Я же поэтому и спросил вас: режиссер должен сидеть так же, как генеральный директор конторы по продаже собачьего корма, или на него это не распространяется?

Лунгин:

- Смотря какой режиссер.

Мардан:

- Без разницы. Он как простой человек должен отвечать, или на него не распространяются законы?

Лунгин:

- Вы же видите, что они распространяются. Что вы меня спрашиваете? Желаю я этого или нет, законы распространяются.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Дадут ли Кириллу Серебренникову 6 лет общего режима: Главное о процессе

В Мещанском суде Москвы в течение всего дня проходят прения по так называемому театральному делу (подробности)

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ