Нижний Новгород
Звезды

Американские горки Михаила Шолохова

24 мая исполняется 115 лет со дня рождения знаменитого писателя
6 апреля 1955 года, станица Вешенская. Писатель на охоте, которую страстно любил.

6 апреля 1955 года, станица Вешенская. Писатель на охоте, которую страстно любил.

Фото: ТАСС

СЛИШКОМ МОЛОД ДЛЯ ГЕНИЯ

Михаил Шолохов на сегодняшнем литературном поле - фигура странная. С одной стороны, с тех пор, когда чтение ушло из обязательного круга занятий любого человека в нашей стране, будь то классика или детективы, Шолохова вспоминают только в связи с юбилеями, показами старых фильмов или чтением вслух военной прозы. Он кажется атрибутом советского времени: признание у власти, да еще и нобелевка, вполне безбедное существование в усадьбе, теперь ставшей мемориальной. Жесткая позиция по отношению к диссидентам, открытие дома-музея при жизни. С другой стороны - проза, в которую мало кто заглядывает нынче, но потом, случайно попадая на какой-то абзац, застывает завороженно. Я попала на такой: «Травой зарастают могилы, - давностью зарастает боль. Ветер зализал следы ушедших, - время залижет и кровяную боль, и память тех, кто не дождался родимых и не дождется, потому что коротка человеческая жизнь и не много всем нам суждено истоптать травы...»

Это из «Тихого Дона», романа, ставшего знаковым для ХХ века. Произведение вызывало споры сразу же, еще до того, как были закончены 3-й и 4-й тома. Экспертиза по авторству Шолохова проводилась еще под руководством Марии Ульяновой, сестры Ленина. Подозрения вызывала молодость автора. Он не мог быть участником тех событий, про которые рассказывает, а уровень письма был гораздо выше, чем рассказы или фельетоны, печатавшиеся ранее. Тогда авторство было доказано, потом вопрос всплыл снова, и снова авторство было доказано. Но сам факт, что сих пор тема плагиата всплывает вновь и вновь, говорит о том, как мало мы знаем о прошлом столетии. Шолохов здесь - очень подходящий пример.

«НЕ ОТЛИЧИШЬ ЛЕС ОТ БУРЬЯНА»

Михаил Кузнецов, появившийся на свет в хуторе Кружилин станицы Вешенской, был незаконнорожденным. Его мать убежала от мужа, станичного атамана, с Александром Шолоховым. Лишь после смерти официального супруга сыну смогли дать фамилию настоящего отца. Череда переездов, разных гимназий, разных профессий. Два «почти расстрела»: сперва Михаил Шолохов в отряде продразверстки попадает в плен к Махно. Парню 15 лет. Отпускают. В 1922 году его арестовывают как налогового инспектора уже советские и приговаривают к расстрелу. Отец вносит залог и подделывает метрику, уменьшая возраст сына. Как несовершеннолетнего, его отправляют в колонию.

С женитьбой вообще странно получилось: ехал к младшей сестре, но тесть заставил жениться на старшей. Так и жили, венчанные. Детей рожали, жена тревожилась, что Мишенька писательством увлекся, а не дело это, ох, не дело. Какой там «Тихий Дон»? Баловство. Но «баловство» издано и признано, а тут и членство в партии.

И дальше в биографии - словно американские горки. Он пишет письма Сталину по поводу нарушений закона во время коллективизации, по поводу злоупотреблений НКВД и пыток. Тем временем у Сталина требуют ареста Шолохова. И тот же Шолохов спустя годы пишет уже Брежневу, требуя наказать «неправильных» литераторов? Как это все связывается воедино? Мы как будто видим множество разных лиц, и для каждого десятилетия все идет по-иному. Можно только вспомнить еще одну цитату, из «Судьбы человека»: «Прошлое вот как та дальняя степь в дымке. Утром я шел по ней, все было ясно кругом, а отшагал двадцать километров, и вот уже не отличишь лес от бурьяна, пашню от травокоса»…