Нижний Новгород
Василий Песков

Василий Песков и рысь

В год памяти легендарного журналиста «Комсомолки» мы вспомнили историю необычной фотосессии мастера
Василий Песков с впервые в мире одомашненной рысью по кличке Персик на биостанции «Чистый лес» в Тверской области в марте 2011 года. Фото Валентина Пажетнова

Василий Песков с впервые в мире одомашненной рысью по кличке Персик на биостанции «Чистый лес» в Тверской области в марте 2011 года. Фото Валентина Пажетнова

Март 2011 года. Василий Михайлович Песков по приглашению своего друга, заслуженного эколога России, доктора биологических наук Валентина Сергеевича Пажетнова приехал к нему на биостанцию «Чистый лес» в деревне Бубоницы Торопецкого района Тверской области. Эту станцию Пажетнов заложил специально для своих экспериментальных исследований. С начала 70-х годов он стал заниматься под патронажем профессора Л.В.Крушинского в его Лаборатории физиологии и генетики поведения животных на кафедре высшей нервной деятельности МГУ им.М.В.Ломоносова изучением экологии бурого медведя. Его докторская монография так и называется. Но самое главное - он стал родоначальником уникальной методики реабилитации медвежат-сирот: доращивания их людьми до возраста самостоятельности с целью выпуска в природу. Книга об этом «Мои друзья медведи» (1979) была неоднократно переиздана в России и переведена на словацкий, болгарский и французский языки. Понятно, что такой человек из т.н. «заповедных людей» не мог пройти мимо внимания Василия Пескова.

По свидетельству другого его друга, французского переводчика «Таежного тупика» Ива Готье, который перевел впоследствии и книгу Пажетнова, Песков называл Валентина Сергеевича «самым интересным человеком, встреченным им в жизни». Даже интересней для Пескова, чем Гагарин и Агафья Лыкова. Почему? Да потому, что Песков по-доброму, но все же слегка ревниво восхищался Пажетновым, сумевшим из простого плотника-грузчика-сварщика поднять себя в изучении природы до биолога с мировым именем. Сам Песков, будучи эрудитом, великим натуралистом, участником и популяризатором многих научных природоохранных работ, тем не менее, как истинный журналист и писатель, так и не собрался уйти в науку с головой. И встречая таких специалистов-профессионалов как Валентин Сергеевич, которые видели мир природы не только внешним взглядом, но и изнутри, понимали тонкие механизмы его устройства, постигли системные проявления и законы, научились грамотно управлять процессами жизнедеятельности, Песков готов был часами обсуждать с ними этот таинственный и заманчивый для него мир. Готов был примчаться на биостанцию в любой момент.

Сова - любимая птица Пескова. Фото Натальи Бологовой.

Сова - любимая птица Пескова. Фото Натальи Бологовой.

Пажетнов вспоминает: «С Василием Михайловичем нас связывала многолетняя дружба. Всякий раз, когда у нас на биостанции случались интересные, связанные с животными истории, ему нужно было только позвонить. И, если это удавалось (мобильных телефонов не было, а когда они появились, Василий Михайлович ими принципиально не пользовался, так же, как и телевизором), он непременно появлялся! Выпуск первых медвежат-сирот в заповедник «Брянский лес», с целью восстановить популяцию медведей в Брянской области. Апробация методики выпуска на свободу подрощенных из птенцов сов, которых Песков любил всей душой и считал мудрейшей птицей. Выпуск в естественные условия выращенных из щенков лисят и подлеченного, попавшего в беду взрослого аиста. И всякое другое»...

Этот снимок Пескова с рысью Пажетнов сделал по особому случаю. Впервые в мировой практике его семейству уже потомственных биологов удалось вырастить из котенка взрослую особь рыси в человеческом доме, без контакта с себе подобными. И вот, по достижению года ее решено было переместить на волю. Песков тут же приехал в Бубоницы.

В первую очередь, его заинтересовала сама история появления у Пажетновых рыси. Котёнка привёз в 2010 году из Москвы сотрудник биостанции Владимир Бологов, зять Пажетнова. Взял он его в Черноголовке, на станции МГУ, где котёнок после рождения попал в выбраковку, как существо слабое. Котёнок оказался в добрых руках дочери Валентина Сергеевича Натальи Бологовой. Маленькое, хилое создание рыжеватого цвета получило кличку Персик. С его выхаживанием пришлось повозиться, но к лету во дворе Натальи расхаживал стройный, плотно сбитый рысёнок. Персик оказался привязанным только к своей хозяйке и избегал присутствия других людей. Причиной было запечатление (импринтинг) котёнком Наташи в ключевой период – время выхода семьи рысей из логова. Сформировалась внутрисемейная связь через реакцию следования.

За лето, оставаясь на полной свободе, рысёнок вырос в настоящую рысь. Поскольку дом Бологовых стоит у края леса, Персик регулярно уходил гулять туда. За зиму рысь заметно одичала, пропадала в лесу на два-три дня. Для отдыха выбрала себе место на крыше дома, около печной трубы, где лежала, если во дворе не было посторонних.

Вскоре было замечено, что в отдельные дни Персик, приходя из леса после ночных скитаний, отказывался от еды. Значит, начал кормиться в лесу. В Бубоницком бору регистрация следов рысей – явление вовсе нередкое. Персик, скорей всего, мог подбирать остатки трапезы известной здесь семьи рысей – самки и двух её подросших детей. Охотиться самостоятельно Персик вряд ли мог, но появилась надежда на возможность его реабилитации на воле.

Василий Песков и Валентин Пажетнов, заслуженный эколог России, доктор биологических наук (слева) на биостанции в деревне Бубоницы. Лето 1997 года. Фото Ива Готье.

Василий Песков и Валентин Пажетнов, заслуженный эколог России, доктор биологических наук (слева) на биостанции в деревне Бубоницы. Лето 1997 года. Фото Ива Готье.

К весне он вырос в настоящую, красивую рысь с серьёзным характером, в котором проявлялись выраженные самостоятельность, осторожность и сила. Решили на семейном биологическом совете выпустить Персика в природу весной: для молодых хищников это самое благодатное время года. Повышается доступность в охоте сначала на мелких позвоночных и птиц. А там и следующий этап в формировании хищнического поведения, - добыча ещё неопытного молодняка животных.

Выслушав рассказы о Персике, Песков загорелся: попытаться увидеть семью рысей, которая регулярно оставляла следы в Бубоницком бору. Предложил: «Давайте выпустим меня в лес с Персиком. А вдруг там окажется семья рысей, ему знакомых? Вполне возможно, что они выйдут к нему». Конечно, опытный в понимании поведения диких зверей Василий Михайлович понимал, что увидеть диких рысей в лесу, да ещё и днём, невозможно. Но причина прогуляться по весеннему лесу в паре с Персиком в его распоряжении была и он ей воспользовался! Пажетнов уступил настойчивости друга. В сопровождении Наташи и Персика Василий Михайлович вошел в бор, где Валентин Сергеевич и сфотографировал его. Кадр получился уникальный: Персик чужих людей близко не подпускал. А Пескову терпеливо позирует, несмотря на то, что тот с присущим ему азартом беспрерывно щелкает затвором своего аппарата. Смирение Персика и его благосклонность к присутствию чужого ему по запаху человека можно, конечно, объяснить присутствием Наташи и тем, что он находился в лесной среде, ставшей уже «домом». Но и тем, что Персик принял Василия Михайловича как близкую себе особь. Это до сих пор так и непонятная нам, людям, тайна контактов зверей с одними и избегания ими других людей.

Семью рысей, конечно, не увидели, но прогулка по просыпающемуся, таинственному своей тишиной, безлюдному Бубоницкому бору доставила непередаваемое удовольствие. Василий Михайлович потом рассказал об этой истории в своем очередном «Окне в природу». Персик был выпущен в конце мая на большой, безлюдный остров в Карелии, где для него была подходящая кормовая база. Оставлял там следы до ледостава, а потом ушёл на «большую землю», в свою жизнь.