Нижний Новгород
Дом. Семья

Самые интересные книги в жанре нон-фикшен последних месяцев

«Эротическая история Версаля», «100 рассказов из истории медицины» и «Повседневная жизнь советской коммуналки»

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Мишель Верже-Франчески, Анна Моретти

«Эротическая история Версаля»

Издательство Ивана Лимбаха

«В спальню вошел король. «Богиня!» - воскликнул он, увидев, как любовница раскрылась ему навстречу. «Богиня я днем», - ответила маркиза, - а ночью я ваша сучка, мой господин…»

О, Версаль видывал в своих стенах многое, и авторы этой книги - историк Верже-Франчески и доктор искусствоведения Моретти (уроженка Челябинска, кстати) - готовы показать все, что до сих пор было скрыто. Впрочем, скрыто только от нелюбопытной публики: сексуальные похождения Людовиков XIV и XV вообще-то зафиксированы в мемуарах, количество их детей от разных женщин скрупулезно подсчитано историками, биографии фавориток изучены. Теперь из этого получилась очень занятная книга, в которой документальные хроники их личной жизни чередуются с пикантными художественными новеллами о приключениях в версальских спальнях. И как раз документальная часть ужасно похожа на выдумки каких-нибудь Анн и Сержа Голон. Чего стоит история о том, как шестнадцатилетнего Людовика XIV лишает невинности сорокалетняя проститутка Като, «уродливая, кривая на один глаз, беззубая и толстогубая», и тем не менее способная похвастаться множеством влиятельных любовников! Или рассказ про отношения того же короля с госпожами де Монтеспан (многолетней фавориткой, женщиной пылкой и эмоциональной) и де Ментенон (другой многолетней подругой, спокойной и религиозной, ставшей в конце концов его морганатической женой) - и о том, как эти прекрасные дамы реагировали на других любовниц монарха. Но тем не менее, все это правда: такие уж нравы были при великолепных королях, создавших Версальский замок и превративших его в центр европейской роскоши.

Михаил Шифрин

«100 рассказов из истории медицины»

Издательство «Альпина паблишер»

Одна из лучших научно-популярных книг прошлого года и вообще, наверное, одна из лучших книг по истории медицины на русском языке. Уж точно - одна из самых увлекательных и хорошо написанных: читать ее могут хоть пионеры, хоть пенсионеры. Читать не только с упоением, но и с некоторым ужасом: мало кто отдает себе отчет, что современная медицина родилась совсем недавно, лет 150-200 назад, а до того человечество было бессильно перед сотнями болезней. В ста историях, собранных Михаилом Шифриным, рассказывается о врачах-первопроходцах, с ними сражавшихся. Вот норвежские медики отважно втирают гной из язв прокаженных в царапины на своей коже, чтобы доказать инфекционную природу лепры. Вот Луи Пастер впервые в истории испытывает вакцину против бешенства на девятилетнем эльзасском мальчике, искусанном больной собакой и, казалось бы, обреченном на мучительную смерть. Вот психиатр Сергей Корсаков пытается обращаться с умалишенными как с людьми, а не как со зверями - кормит их с рук, измеряет температуру (хотя они пытаются порой вырвать у него волосы и вообще способны убить его одним ударом). А вот Джон Сноу делает королеве Виктории обезболивание хлороформом при родах; она всего 29-я роженица, проходящая через анестезию, остается от нее в восторге и как глава Англиканской церкви объявляет, что процедура не противоречит Библии (где сказано, что дочери Евы будут рожать детей в болезни и скорби). Первое введение катетера в сердце живого человека, первый гемодиализ, первая вакцина от чумы, первые антибиотики, первое обезболивание новокаином (вместо кокаина, применявшегося до него)… И уже в конце книги, на десерт - сумасшедшая, почти фантастическая история о первом кесаревом сечении, которое роженица сделала себе сама, причем была она не врачом, а простой индианкой из глухой мексиканской деревни!

Алексей Митрофанов

«Повседневная жизнь советской коммуналки»

Издательство «Молодая гвардия»

Коммунальные квартиры мы сегодня представляем себе в основном по веселому фильму «Покровские ворота», совершенно забыв про фразу Михаила Булгакова: «Кто жил в коммуналке, тот видел ад». Книга Алексея Митрофанова - путеводитель по этому дантовому миру. На кухне стоят несколько плит, их гораздо меньше, чем жильцов, и те либо делят конфорки, (левая передняя - Иванов, две задние - Лукьяновы), либо делят плиту повременно (с 16.00 до 18.00 - Иванов, с 19.00 до 20.00 - Казакова). На кастрюли, если отношения между соседями не очень хорошие (а сплошь и рядом они отвратительные), вешают замки - чтоб не крали пищу. При этом на кухне зачастую и моются в корытах, и стирают - точнее, кипятят в баках - белье. В туалет толпа жильцов ходят по очереди, у каждого жителя свой стульчак для унитаза (они прислонены к стенке), у каждого своя бумага. Как складывается в таких условиях личная жизнь - легко себе представить. Только дети, родившиеся в коммуналках, относятся к этому спокойно - другой жизни они и не представляют. И, пока взрослые собачатся, играют в бирюльки. Кстати, Митрофанов приводит описание этой игры: на столе в кучку сваливаются маленькие предметы, желательно разные - пуговицы, запонки, булавки, гайки, - а играющий должен крючком или пальцами вытащить очередную штучку, не потревожив остальные; если какая-нибудь из оставшихся изменит свое положение - ход переходит к следующему игроку. Выигрывает тот, кто соберет больше всего трофеев.

Александр Горбунов

«Олег Борисов»

Издательство «Молодая гвардия»

Первая, кажется, серьезная биография одного из лучших советских актеров вышла в свет к его 90-летию. К сожалению, Борисов не то что не дожил до него - а вообще умер совсем не старым, в 64 года, после 18 лет борьбы с лимфолейкозом, вялотекущей разновидностью лейкемии. О его болезни мало кто подозревал, он держался невероятно стойко и успел переиграть в кино много великолепных ролей. До болезни были «За двумя зайцами», «Дайте жалобную книгу», «На войне как на войне», «Проверка на дорогах», после - «Остановился поезд», «Парад планет», «По главной улице с оркестром»… В 1990-м он стал обладателем престижнейшего приза за лучшую мужскую роль на Венецианском кинофестивале, обойдя претендовавших на него Роберта Де Ниро и Пола Ньюмана.

Впрочем, в книге едва ли не больше рассказывается о театральной судьбе Борисова: его драматические отношения с Георгием Товстоноговым, главным режиссером ленинградского БДТ, который был великим диктатором и принимал порой весьма неожиданные решения, сами по себе достойны пьесы. В середине 80-х из БДТ Борисов перешел во МХАТ, чтобы оказаться в самой гуще его раздела: тогда Олег Ефремов решил сократить труппу, Татьяна Доронина спросила «А куда пойдут те, кого ты не взял к себе?», Ефремов ответил «Да хоть в клуб «Каучук» - и началась война.