Нижний Новгород
Звезды

МХАТ: проспект внутри бульвара и тайная комната с китайским жиром

Нашим корреспондентам провели экскурсию по МХАТу имени Горького

Фото: Александр ШПАКОВСКИЙ

ПРОСПЕКТ ВНУТРИ БУЛЬВАРА

Знаете ли вы народного архитектора Владимира Кубасова, чье имя внесено Парижским институтом архитектуры в число выдающихся архитекторов ХХ столетия? Уверена, что нет. Хотя главное детище Кубасова стоит у всех на виду, на Тверском бульваре и согласно задумке мастера, это здание каждый из нас должен был знать и снаружи и изнутри.

В труд своей жизни, здание МХАТа имени Горького на Тверском бульваре, Кубасов вложил всего себя. Он продумывал каждую деталь. От птичек-крючочков в гардеробе (ведь с "Синей птицы" - начинался МХАТ) - до цвета паркета, когда каждый кусочек дерева морили в присутствии архитектора.

- Это будет не просто театр, это будет проспект внутри бульвара, - мечтал Кубасов. Он хотел, чтобы огромное пространство площадью почти 26 тысяч квадратных метров было открыто для людей.

На сцене разбирают декорации только что отыгранного спектакля "Синяя птица".

На сцене разбирают декорации только что отыгранного спектакля "Синяя птица".

Фото: Александр ШПАКОВСКИЙ

Гуляли по улице, вошли в театр: не на спектакль, а просто так. Чтобы посидеть у фонтана, послушать шелест листвы в зимних садах, поймать блики волшебных фонарей, выполненных в виде клевера. И выйти снова, не заметив, где заканчивается здание и начинается природа.

Огромное и абсолютно современное даже по современным меркам здание было задумано в полной гармонии с окружающей средой. И потому вся материя здания - природная: камень, песок, вода, дерево...

Вся материя здания - природная - камень, песок, вода, дерево...

Вся материя здания - природная - камень, песок, вода, дерево...

Фото: Александр ШПАКОВСКИЙ

Задумка и сегодня поражает современностью, что говорить о семидесятых годах, когда театр был построен. Но видел ли кто-нибудь из нас МХАТ таким, каким его задумал архитектор? Увы, до недавнего времени большая часть красот театра была спрятана от зрителя, превращена в склады, китайские кафе и вообще закрыта на клюшку.

Новая команда, пришедшая вместе с новым худруком, взялась за идею открыть пространство в соответствии с задумкой архитектора.

НАЧИНАЕТСЯ С ВЫВЕСКИ

Театр начинается с вешалки, но, прежде чем войти во МХАТ, обращаем внимание на новую вывеску: «МХАТ имени Горького». Мелочь, но важная. Лишь несколько месяцев назад здание обзавелось вывеской, которой не было долгие сорок лет.

Название на фасаде появилось недавно. А до этого зрители путались, приходили не туда, ведь есть два МХАТа. Один - в Камергерском переулке, другой - на Тверском бульваре (на фото).

Название на фасаде появилось недавно. А до этого зрители путались, приходили не туда, ведь есть два МХАТа. Один - в Камергерском переулке, другой - на Тверском бульваре (на фото).

Фото: Александр ШПАКОВСКИЙ

- Обратите внимание на ручки, - просит замдиректора по административно-хозяйственной деятельности Ольга Ивашова, когда открываем массивные деревянные двери. А ведь и правда: знаменитые мхатовские ручки, сделанные в виде золотых слитков, блестят, как новые. (Я-то помню их черными и потускневшими.)

Мхатовские ручки снова блестят.

Мхатовские ручки снова блестят.

Фото: Александр ШПАКОВСКИЙ

ОПАСНАЯ «ДЖОНКА»

На первом этаже, сделав сложный крюк через служебные помещения, попадаем в тайную комнату сразу за центральным гардеробом.

МХАТ начинается с вешалки. Так завещали Станиславский и Немирович-Данченко.

МХАТ начинается с вешалки. Так завещали Станиславский и Немирович-Данченко.

Фото: Александр ШПАКОВСКИЙ

Кажется, в таких интерьерах снимаются фильмы ужасов. Длинный загаженный коридор наподобие больничного, выложенный грязным кафелем, в центре композиции - черная-черная вытяжка, обрамленная огромным черным пятном горелого жира. Судя по всему, когда-то здесь активно функционировала кухня. И судя по неприятному запаху - восточная.

- Да-да, - подтверждают наши догадки провожатые.

Новая команда, пришедшая в театр, и сама не ожидала обнаружить за одной из глухих стен следы пребывания подпольного китайского кафе «Джонка». Учреждение работало без каких-либо документов. Вход в «Джонку» был с другой стороны здания.

Кухня бывшего китайского подпольного кафе.

Кухня бывшего китайского подпольного кафе.

Фото: Александр ШПАКОВСКИЙ

К моменту смены руководства кафе уже покинуло гостеприимные своды МХАТа, но оставило после себя массу последствий.

- Вентиляцию загадили так, что жиром в зрительных залах пахло, - говорит исполнительный директор МХАТа Татьяна Ярошевская.

На откуп китайским дизайнерам отдали и убранство помещения. В итоге после их пребывания зал выглядит как приграничная тайга. Содрана драгоценная деревянная обивка с колонн. Армянский туф, редчайший материал, который сегодня не сыщешь днем с огнем, - сбит. Кое-где на стенах зияют дыры.

Зрительный зал театра.

Зрительный зал театра.

Фото: Александр ШПАКОВСКИЙ

Год назад восьмидесятилетней архитектор Кубасов пришел в театр. Он был рад оказался здесь впервые за много лет. Но, увидев, во что превращен буфет, заплакал.

Утраченного не вернуть, но, по задумке создателей, буфет вернется зрителю в виде модного арт-пространства.

Кого только не встретишь за кулисами.

Кого только не встретишь за кулисами.

Фото: Александр ШПАКОВСКИЙ

«К КАКОМУ ЮБИЛЕЮ - УЖЕ И ЗАБЫЛИ»

- Здесь же все было заколочено, забито, заставлено какими-то конструкциями новодельными. Да что я говорю, вы же видели эту «Джонку»... - эмоционально жестикулирует Татьяна Ярошевская, пока мы поднимаемся на второй этаж.

Оказывается, тайная комната за гардеробом - не единственное секретное место.

На втором этаже нас ждет новый сюрприз в виде огромного балкона по периметру стены здания. В прежние времена балкон закрывали огромные ширмы от пола до потолка, украшенные портретами Дорониной и актеров. Ширмы установили к юбилею актрисы. Но вот к какому именно и когда - все уже и забыли, равно как и то, что когда-то за ширмами скрывался светлый и просторный балкон. Уже летом посетители театра смогут выходит на него, чтобы выпить чашечку кофе и посмотреть на прекрасный столичный бульвар.

В прежние времена балкон (справа за окнами) закрывали огромные ширмы.

В прежние времена балкон (справа за окнами) закрывали огромные ширмы.

Фото: Александр ШПАКОВСКИЙ

В театре открыли все пространства, которые можно открыть. Заблудиться здесь уже невозможно, но можно заслушаться.

Фото: Александр ШПАКОВСКИЙ

Где-то ёжатся на йоге, где-то - читают стихи и ведут философские семинары. Появился и книжный магазин.

В книжном магазине.

В книжном магазине.

Фото: Александр ШПАКОВСКИЙ

И ПОД ЗАНАВЕС

Ведро с птичками

Осматривая сцену, где демонтировали только что отыгранную "Синюю птицу", мы обратили внимание на довольно ржавое ведро, надетое на фонарь. Ведро выглядело так архаично, что мы подошли поближе и приглядевшись, обнаружили дырочки в виде птичек, вырезанные по периметру жестянки.

С виду - ржавое ведро, а присмотришься - легендарный реквизит МХАТа.

С виду - ржавое ведро, а присмотришься - легендарный реквизит МХАТа.

Фото: Александр ШПАКОВСКИЙ

Это наш талисман, самый старый реквизит, - подтвердила Ольга Ивашова. - Когда-то, во времена Станиславского, эта штука была частью новейших технологий. Людей, пришедших на спектакль, восхищало, что тени птиц летают по залу...

Спустя почти сто лет спектакль восстановили. И в нем нашлось место и новым технологиям, и традициям.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

МХАТ им. Горького ожил: В холле ходят на ходулях и колесом, в кабинетах распеваются

Наш корреспондент прошлась по знаменитому театру

Впервые я попала во МХАТ, пока училась в Литинституте. Вечный рыцарь таланта Дорониной, ректор Сергей Есин обеспечивал своих студентов бесплатными билетами, четко обозначая отличие двух МХАТов: «тот, что на Камергерском - для богатых, а вот на Тверском - для нас, для бедных». (подробнее)