Нижний Новгород
Общество

Лужков изобрел главный принцип сегодняшних губернаторов – изображать «хозяйственника

Известный публицист Олег Кашин — о том, за что москвичи любили своего бывшего мэра и за что ненавидели
Юрий Михайлович Лужков придумал ту политтехнологию, которая работает и после него. Он придумал, что региональный руководитель должен делать вид, что он не политик и должен изображать хозяйственника

Юрий Михайлович Лужков придумал ту политтехнологию, которая работает и после него. Он придумал, что региональный руководитель должен делать вид, что он не политик и должен изображать хозяйственника

Фото: Рамиль ГАЛИ

Когда прошла информация, что Юрий Лужков вроде бы умер, но не подтверждали, я списался с Еленой Батуриной, с которой мы договаривались осенью с ним поездить по Великобритании. Хотелось провести с ним время в неофициальной обстановке. Потому что до этого, в нулевые, я писал про городское хозяйство. И, если честно, не любил эту тему. Вот вы говорите: Кем он был? Они родились с Сурковым в один день, и как-то Сурков считается великим политтехнологом, а на самом деле величайшим политтехнологом постсоветской России был, конечно, Юрий Михайлович Лужков, который придумал ту политтехнологию, которая работает и после него. Он придумал, что региональный руководитель должен делать вид, что он не политик, должен изображать хозяйственника. Посмотрите на любого губернатора, мэра, людей абсолютно политических, конечно, которые с помощью интриг приходили к власти, совершенно не по хозяйственной линии. Они немедленно всегда превращаются в таких, которые говорят: «Я отвечаю за ЖКХ». Когда Лужков даже был во главе партии «Отечество», которая чуть-чуть не пришла к власти, даже тогда он оставался «хозяйственником», и это его главный вклад в российскую политическую культуру, действующую до сих пор. Я не иронизирую.

Были лужковские бизнесмены, даже олигархи, были лужковские политики, огромная плеяда – от Меня и Бооса до Володина (он был в «Отечестве» главным политтехнологом). Поэтому, конечно, ушла эпоха. Я был современником этих людей, и когда ты современник, они тебе не кажутся какими-то глыбами, столпами. А сейчас понимаешь, что это такие мощные фигуры, которых надо в горе высекать – это отцы-основатели России.

Знаете, удивительное дело. Тогдашняя мэрия, которая казалась на фоне Госдумы и даже Кремля таким замшелым советским горкомом партии, сейчас кажется образцом и открытости, и прозрачности, и всего на свете. В одном только департаменте строительства, если помните, работал миллион человек. И казалось, что это непобедимая глыбища.

Москва всегда в постсоветские годы была немножко отдельной сущностью – и в смысле государственного устройства, и в смысле экономики, и в смысле культуры. Мы видим на примере Петербурга, который в 90-е был полумертвый город, такой полублокадный, где люди брели километрами на работу, потому что не ходили автобусы, или хоронили покойников на свалках, потому что не работали кладбища. Петербург умер в 90-е годы, Москва, наоборот, расцвела и воскресла.

Это не очень выгодно для творцов постсоветского российского мифа. Гавриил Попов, демократ первой волны, который пришел на отрицании всего советского, он понял, что без опоры на старую советскую номенклатуру у него ничего не получится. И он взял себе Лужкова. И у того все получилось до такой степени, что Попов через год после избрания мэром исчез. А Лужков — остался. Удивительный феномен.

Я прекрасно помню, как мои московские родственники в начале 90-х просто превращались в тающее мороженое, когда слышали имя даже не Лужков, а Лужок, это ласковое прозвище, которым они его называли. В начале 90-х не было более любимого человека в России, чем Лужков для москвичей. Есть даже легенда, что на выборах, наверное, 96-го года Лужкову пришлось подтасовывать, подбрасывать голоса своим оппонентам, чтобы не набрать 100%. И на рубеже тысячелетия вдруг эта абсолютная любовь превратилась в ненависть, когда оказалось, что этот негодяй сносит дорогие нашему сердцу постройки, что у него жена – миллиардерша...

Кому-то Лужков запомнится Черкизоном, а кому-то - Храмом Христа Спасителя, который он построил на месте хлорированной лужи.

И при этом Лужков – это все-таки и московская десоветизация, когда вдруг оказалось, что можно прожить без площади Ногина и проспекта Калинина. Оказалось, у наших улиц есть другие прекрасные названия. Легенда про московские надбавки – ладно, но на самом деле то, что человек буквально не дал жителям одного города умереть в нищете в 90-е годы, спасибо ему за это.

Более того, давайте помнить, что именно этот человек, когда федеральному центру было наплевать на русский Крым, на русский Севастополь, только он из людей на должностях боролся за это, помогал морякам Черноморского флота. Понятно, что это была часть его амбиций. Но когда присоединяли Крым, в этих русских знаменах над полуостровом была огромная капля крови тогдашнего уже пенсионера Юрия Лужкова.

СЛУШАЙТЕ ПОЛНУЮ ВЕРСИЮ

Каждую неделю у Олега Кашина выходит свой авторский подкаст на Радио «Комсомольская правда». Подписывайтесь на новые выпуски в Apple Podcasts и Google Podcasts и слушайте, когда удобно! Пожалуйста, не забудьте поставить оценку и написать комментарий к новым выпускам, нам важно ваше мнение!

ФОТОРЕПОРТАЖ

В Москве простились с бывшим мэром Юрием Лужковым

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

"Отпели в том храме, который он восстановил": В Москве завершилась панихида по Юрию Лужкову

С бывшим мэром пришли проститься его коллеги и друзья (подробности)

Лужкова хвалили за надбавки к пенсиям и ругали за самострой

Не стало Юрия Лужкова, мэра Москвы с 1992 по 2010 годы. Вспоминаем, как изменилась столица во время его работы на посту градоначальника (подробности)

ИНТЕРВЬЮ

Юрий Лужков - о Елене Батуриной: Брачного контракта у нас нет. А моя гречиха - мне в убыток

10 декабря не стало экс-мэра Москвы Юрия Лужкова. В последние годы он все свое время посвящал ферме в Калининградской области. О хозяйстве и не только Юрий Михайлович не раз рассказывал в интервью нашему обозревателю Александру Гамову.

Так получилось, что этот разговор 24 октября стал одним из последних интервью экс-мэра... (подробности)