Нижний Новгород
Звезды

Хам лимузинный

Наш корреспондент о поступке музыканта Михаила Плетнева
Музыкант Михаил Плетнев дал интервью после концерта в Перми.

Музыкант Михаил Плетнев дал интервью после концерта в Перми.

Фото: Олег РУКАВИЦЫН

Музыканту Михаилу Плетневу не привыкать к скандалам. Очередной разгорелся после недавнего концерта в Перми. 6 декабря в ютубе опубликовали (и сразу снесли) четырехминутное видео, как Плетнев троллит журналистку. Съемочная группа задает обычные вопросы: чем обусловлен выбор программы, как вам Пермь, что понравилось в городе, как вас встречали. А Плетнев издевается так, что, судя по голосу, журналистка уходит в слезах. В ответ на вопросы маэстро молчит, закатывает глаза, всем своим видом показывает, с какой дурой ему не посчастливилось общаться.

Конечно, в соцсетях коллеги-музыканты уже поспешили поддержать маэстро. Мол, журналистка сама виновата, нечего было задавать дурацкие вопросы. И что рано или поздно мэтр уровня Плетнева устает быть белым и пушистым. Да, и еще - что чуткое ухо музыканта оскорбило пермское оканье.

Поскольку пермская журналистка - не Иван Голунов и защищать ее от хамства вряд ли кто будет, это сделаю я. Интервью Плетнева - образец того, как не подобает себя вести мужчине, музыканту, деятелю культуры. А сам маэстро повел себя как хам. Не трамвайный, конечно - такие в трамваях не ездят - маэстро повел себя как лимузинный хам.

Плетнев оскорбился пермским оканьем? А не забыл ли он, что живет в России, где разных регионах говорят по-разному. И окают, акают, якают и кое-где (страшно признаться) не выговаривают звук "ф", заменяя ее на "п".

На обычный вопрос сказать пару слов о городе, маэстро отвечает, что знать не знает этого города, а самое лучшее в нем - это конфеты с черносливом? Не странно ли, после того как пермяки принесли маэстро Плетневу последнюю копейку за концерт. И, кстати, встречали его тепло и хорошо.

Виновата ли журналистка в том, что на вопрос "как вас принимали", ее "культурный" собеседник ответил, что в ресторане принимали очень хорошо. Да и странно, вообще-то на просьбу поздравить филармонию с восьмидесятипятилетием, фыркать через губу.

Я не понимаю, почему журналисты не встанут на защиту этой женщины, которая брала интервью у хама. Кто-то сказал, мол, вопросы были не самые умные, как можно с таким к самому маэстро.

Вопросы, прямо скажем, обычные, пусть и поверхностные, но и общение было не в рамках интервью, а как полуминутный сюжет на ТВ. Маленькая афишка, главная задача которой - дать картинку и какую-то реплику интервьюируемого. И да, обязательно ответил на вопрос, чем обусловлен выбор программы. Уж извините.

В таких роликах главное лицо - вовсе не интервьюер. Главное, чтобы интервьюируемому было что сказать.

Кто-то из группы поддержки великого музыканта сказал, что раз уж Плетнев так отвечает, то, видимо, журналистка сама пробралась к нему в гримерку и вынудила отвечать на вопросы.

Несусветная, дикая чушь. Во-первых, без согласования с пресс-службой в гримерку (да еще с камерой) не пробраться. Во-вторых, журналистка спрашивала про культуру, а не про портки. В-третьих, сетующим на глупые вопросы. А вам ли не знать, что музыкальных журналистов нет. Небось, тетенька из Перми за три копейки пашет, отрабатывая все на свете темы: от убийства до культуры, как это часто и бывает в провинции. А приехавшему барину непременно нужно было ткнуть ее носом: фи, какая вы дура.

Повезло, конечно, Плетневу, что в качестве журналиста к нему пришла не молодая хабалка, а интеллигентная вежливая женщина, решившая не отвечать мэтру на его непристойное поведение.

Нет ничего плохо в том, что маэстро не хотел давать интервью. Бывает всякое и в этом случае порядочные люди извиняются и отказывают во встрече. Но принять журналистку и воспользоваться ситуацией, чтобы постебаться - некрасиво.

Удивительно в этой истории и то, что люди, призванные пробуждать в человеке человека, вдруг демонстрируют удивительную узость мышления и человека в человеке не видят. Удивительно, что Плетнев - очень небедный человек, едет с концертами в не самый богатый регион и так потребительски относится к зрителю. Потому что маэстро гений и маэстро все можно?

Нет, маэстро, вы не правы. Так - никому нельзя.