2019-04-29T12:08:03+03:00

«Я как будто разбита»: хабаровчанка, спасенная из тайской тюрьмы, рассказала о жизни в заточении

Александра Ермакова год провела в тюрьме в Таиланде и вернулась в Хабаровск
Поделиться:
Комментарии: comments11
«Я как будто разбита»: хабаровчанка, спасенная из тайской тюрьмы, рассказала о жизни в заточении«Я как будто разбита»: хабаровчанка, спасенная из тайской тюрьмы, рассказала о жизни в заточенииФото: Александра ШОПЕНКО
Изменить размер текста:

Жительница Хабаровска пять лет назад уехала в Таиланд на заработки, год из этого периода она провела в местной тюрьме. На прошлой неделе Александра Ермакова вернулась домой, нашла родных и сейчас пытается прийти в себя после долгого заключения.

НЕЗВАННЫЙ ГОСТЬ

Телефона у Александры нет, поэтому иду, надеясь на авось. Передо мной стоит двухэтажный барак почти в центре города, который, по-хорошему, пора бы уже снести, а людей расселить. Во дворе меня встречает бабушка в розовой кофте, которая знает обо всех жильцах покосившегося дома.

- Я к Александре Ермаковой, знаете такую? Вернулась из Таиланда недавно, - спрашиваю я у одинокой старушки на скамейке.

Бабушка увлекает меня вглубь дома, искренне не веря моим словам.

- Сашка что ли вернулась? Правда?! Ее давно уже не было. Вот это да! Пойдем со мной, не бойся. Постучи погромче, - советует бабушка, здоровается с жильцами квартиры и удаляется.

Барак, в котором сейчас живет Александра, изношен на 77 процентов Фото: Александра ШОПЕНКО

Барак, в котором сейчас живет Александра, изношен на 77 процентовФото: Александра ШОПЕНКО

Дверь открывает взъерошенная и смущенная Александра. Первое, что бросается в глаза – сильная худоба женщины. Садимся в небольшой скромной кухне, на холодильнике стоит винтажный бумбокс, на столе – крашенные пасхальные яйца.

Александра явно нервничает, закуривает и начинает свой рассказ.

- До отъезда из Хабаровска я трудилась в ресторане, мыла посуду. Обратилась в специальную фирму, подала документы, чтобы мне нашли работу в Таиланде. Компания сделала мне визу, оплатила проезд, предоставила вакансию. Так я и стала работать в Таиланде. Танцевала, платили прилично. Регулярно приезжала в Хабаровск, давала деньги родным, продлевала визу и возвращалась. В Таиланде мне казалось, что у меня была любовь. Но на самом деле ничего такого, все было обманом. Поняла это, когда осталась совсем одна. Меня развели, обманули и выпроводили. И год назад все как будто оборвалось, - со слезами рассказывает Александра Ермакова.

БОЛЕЗНЬ ДО ТЮРЬМЫ ДОВЕДЕТ

События годичной давности Александра помнит отчетливо. На тот момент она находилась в стране с просроченной примерно на три года визой, жила в отеле, хорошо общалась с его директором. Но в одно не прекрасное утро хабаровчанка проснулась и опешила: внутренние органы как будто выли – организм не выдержал постоянного напряжения и стресса. В больницу она обращаться не стала - очень дорого - и решила переболеть в отеле.

- Я не могла ходить на работу, и у меня образовалась задолженность за комнату в 17 тысяч бат (около 35 тысяч рублей – прим.ред.). Босс отеля подумал, что я хочу его «кинуть», и вызвал полицию. Я просила его подождать, потому что могла оплатить долг в течение нескольких дней, мне просто нужно было привести себя в порядок. Когда обнаружили, что у меня нет визы, хозяин отеля сказал, что ему не нужны деньги, лишь бы меня забрали, - продолжает Александра.

Далее было несколько месяцев СИЗО и суд, на котором Александре предложили оплатить штраф за просроченную визу в три тысячи бат (более шести тысяч рублей). Таких денег у хабаровчанки не оказалось, поэтому она попала в Immigration detention center (центр для нелегалов). В Хабаровске у Александры остались глухонемой брат-инвалид, который фактически живет в больнице, и приемный отец. Помочь родные ей не могли. Долг за комнату, кстати, Александре простили.

«ПОСТОЯННО ХОТЕЛОСЬ ДОМОЙ»

IDC, по словам Александры, не такое уж страшное место. В небольшой камере могли находиться 100, а то и больше человек, в душ и туалет постоянные очереди, кормили три раза в день и даже водили гулять. Однако физические стеснения - пустяки по сравнению с моральным давлением и осознанием, что ты в заточении.

- В депортационном центре сидят не «потерянные жизни», а те, кого выдворяют из страны. Но это тюрьма-тюрьмой, ничего хорошего, неприятное место. Родная речь присутствовала, со мной в камере были русские и украинцы. Иногда там люди дрались, но ничего серьезного не происходило. Разрешали даже звонить, но мне это не было нужно, родным в Хабаровске и так было тяжело. Для меня это был поучительный процесс, - вспоминает Александра.

Вызволяли из депортационного центра Александру хабаровчане и соотечественники, которые живут в Таиланде. Ступив на родную землю, женщина обрадовалась – вот она, свобода. Но проблем меньше не стало.

- Я сейчас как будто разбитая из-за своего здоровья. Мне многие люди говорили, что на мне порча. Очень хочу сходить к врачу. Что со мной – не хочу говорить, это личное. Мне надо лечиться, покупать лекарства, а денег нет. Не знаю, что буду делать дальше, тяжело еще. Российский паспорт я потеряла, надо прийти в себя и восстанавливать, - делится бывшая узница тайской тюрьмы.

Кстати, это далеко не первый опыт работы за границей у Александры. В свои 38 лет хабаровчанка успела потрудиться в Китае, побывать в Малайзии и Индонезии. Особенно теплые воспоминания у Александры о Греции. Продолжит ли она дальше работать за рубежом – хабаровчанка не знает, говоря философски: «Жизнь направит».

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также