2018-11-17T15:27:21+03:00

Слияние школ: крепостное право победило

Наш обозреватель Ульяна Скойбеда - о личном опыте устройства ребенка в современную столичную школу
Ульяна СКОЙБЕДАобозревательKP.RU
Поделиться:
Комментарии: comments188
Журналисты поспорили о школьной реформеЖурналисты поспорили о школьной реформеФото: Олег УКЛАДОВ
Изменить размер текста:

Шесть лет назад в Москве началось объединение школ. Оно прошло успешно (трудный личный опыт). Шесть лет назад мой сын пошел в первый класс. Я устроила его в лучшую школу района, в которой девочки теряют в раздевалках шапки «Шанель» за 30 тысяч рублей, учителя преподают креативно и по Петерсон, а в типовой коробке здания вещают (вещали) собственные радио и ТВ. Понятно, это стоило мне нервов, стояния в очередях на морозе и т. п.

В школу мы попали через подготовительные курсы, а вот записаться на них был тот еще квест. Но мы справились. Я ощущала это как личную победу. Честно говоря, было, от чего радоваться: сразу после нашего поступления, зимой 2012-го года, в Москве начались скандалы по поводу объединение школ, причем популярные вроде нашей объединяли с аутсайдерами, и чиновники департамента образования объясняли возмущенным гражданам, что их цель– уравнять шансы детей на образование, раскатать «хорошие» и «плохие» учебные заведения под единый стандарт и, в итоге, заставить москвичей идти в школы по месту жительства. Журналисты сразу назвали это крепостным правом, так что, получается, я вскочила в уходящий поезд.

Прошло шесть лет. В нашей школе закрылись все кружки (нет, какие-то остались, но те, на которые я купилась - журнал, газета, радио, ТВ – увы). К ней присоединили сначала худшую школу в районе, а потом, когда рейтинг грохнулся, еще четыре здания: теперь самостоятельных школ в округе почти нет, есть только разные корпуса одного и того же учебного комбината-«монстра». И директор у этого «монстра» другой: «наша» пожилая директриса, сотворившая чудо и сделавшая из обычной школы на окраине города элитную, пыталась возражать, и ее махом отправили на пенсию. Вместо нее, через голову всех уважаемых завучей, поставили никому не известного 25-летнего функционера.

И вот теперь момент истины. У меня подрос второй сын, на будущий год его тоже надо отдавать в школу. Попасть в головное здание комбината-«монстра» (бывшую лучшую школу района), мы не можем: оттуда нарочно и полностью вывели начальные классы. Пойти в другие филиалы комбината, к одному из которых мы приписаны по территории, – оказаться в школе-аутсайдере (учительский состав ведь там не поменялся, и контингент учащихся – тоже).

Я попыталась устроить ребенка в одну из двух оставшихся самостоятельных школ, не вошедших в комбинат-«монстр» (его теперь ругают, а их хвалят) – завуч мне честно сказала, что берет детей только по территории.

Итого: меня лишили выбора. Чиновники полностью достигли заявленной цели: снизили уровень престижного учебного заведения, а в непрестижные направляют согласно купленным билетам, то есть, по прописке. «Чьих будете?», - «Да, Шереметьевых, барин, крепостные мы».

Утешает одно. Говорят, дети, бегающие в школу через дорогу, счастливее тех, кого возят через весь город. Они не тратят время на дорогу и после уроков могут завалиться к одноклассникам в гости, вместе гулять во дворе, дружить. Мне предстоит проверить этот тезис. Да и «Шанели» у меня нет за 30 тысяч.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Знания от “шанелей” никак не зависят

Ксения КОНЮХОВА, корреспондент отдела образования “КП”

Попробую выступить адвокатом дьявола, хотя обычно слияние школ принято ругать. Логично, что громче всех ругают реформу те, кому удалось протолкнуть детей в элитные школы. Но при этом забывают, что таких в Москве было от силы, два десятка.

А что же с остальными? Пока в элитные школы выстраивались огромные очереди (накануне старта записи в первый класс люди ночевали у входа и жгли костры, чтобы согреться — Москва, 21 век!), обычные школы не могли набрать даже десяток детей в первый класс.

С переходом на подушевое финансирование таким школам не хватило бы денег даже на отопление зимой — не то, что на зарплаты учителям. И средств на то, чтобы исправить ситуацию, у них тоже нет — на ремонт, на талантливых педагогов, на 3D-принтеры и кружки по робопрограммированию. Этакий замкнутый круг: богачи богатеют, бедные беднеют. Чистая экономика!

В ходе слияния школ более сильным, по сути, предложили взять шефство над более слабыми. Логично: раз дети идут не к тебе, а к соседу, значит, он делает что-то правильно, а вот ты косячишь.

Бонусом шла оптимизация. Пусть и не всегда идеально. Условно, трем школам нужно 6 бухгалтеров, но если их объединить, то на весь комплекс хватит и четырех. В комплексе школам проще распределять деньги на ремонт — нет такого, что пока у одних стекла в окнах вылетают, другие заказывают зимний сад с павлинами. Проще отправлять педагогов на учебу и повышение квалификации — всегда есть кого поставить на замену. Да и опытом проще обмениваться, когда ты не единственный физик в школе, а вас там целая кафедра.

С профильным обучением тоже стало проще. Если в параллели всего-то два класса, из них особо профили не соберешь. Пять человек хотят углубленную биологию, двум нужна экономика, семеро по физике... К поступлению в вуз тут не подготовишься. А если у тебя в школе 5 тысяч учеников, то ты можешь открывать хоть профильный класс игры на кельтской арфе, где готовят будущих звезд консерватории, — желающих будет достаточно.

Со зданиями - да, стало сложнее. Начальные классы переехали в отдельные корпуса, и не всегда они рядом с домом. Правда, начальную школу всегда старались отделить от старших ребят, хотя бы на другой этаж — им и инфраструктура своя нужна, и умывальники поменьше, и шкафчики. Да и обижать малышей не будут. Но тут либо смириться и возить ребёнка три остановки. Либо отдать его в другой комплекс, который, скорее всего, будет ещё дальше.

А что касается кружков — казалось бы, наоборот, у школ появилось больше возможностей разнообразить занятия. Возможно, тут дело в учителях, которые нагружены под завязку так, что им не до кружков. Тут решение простое: хотите кружок — ищите единомышленников, идите к директору и просите его открыть. Любые инициативы только приветствуются.

Но главный мотив чаще всего другой. Мол, раньше мы учились в классе с “шанелями”, а теперь с “садоводом”. Вот только в жизни-то нужно уметь нормально общаться и с теми, и с другими. И знания ребёнка, его отношения с учителями и одноклассниками, и атмосфера в классе от стоимости шапок в гардеробе никак не зависят.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Как я устраивала ребенка в школу-2

В среду я опубликовала колонку о том, как не смогла устроить своего ребенка-подготовишку в школу мечты, и рассказала вообще историю объединении школ в нашем районе (элитную, где учится мой старший, объединили с аутсайдерами, и что в итоге стало).

Я не назвала район.

Я не назвала номер школы и даже ее номер в рейтинге (подробности)

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Ульяна СКОЙБЕДА

 
Читайте также