2018-11-06T11:12:29+03:00

Дневник погибшего красноармейца 77 лет хранился в немецкой семье

С помощью социальных сетей потомки солдата Вермахта нашли родственников советского воина
Поделиться:
Комментарии: comments12
Дневник погибшего красноармейца 77 лет хранился в немецкой семье. Фото: Александр КУРИКОВДневник погибшего красноармейца 77 лет хранился в немецкой семье. Фото: Александр КУРИКОВ
Изменить размер текста:

От Горького до Карелии

- Давно думал вести дневник, можно бы записать кое-что интересное. Вот пишу первые строчки на уроке русского языка 26/IV-40 года, - такими словами открывается записная книжка Николая Яшкова, учащегося Починковского педагогического училища в Горьковской – теперь Нижегородской – области. Паренек собирался стать учителем, приезжал на каникулы в родную деревню Анютино, знакомился с девушками из соседней деревеньки…

- Пошел на улицу в деревне. Так как вечер был хороший, то мы с Павлом Пашкиным и еще кое-кто решили идти поглядеть девчат холеневских. Вечером там познакомился с Васинькиной Анастасией Борисовной. Домой пришли перед светом, - аккуратно выводит Яшков 26 марта 1940 года. А на следующий день признается дневнику, что «отношения с Настей приобрели очень дружественный характер». Девушка явно очень нравилась Николаю: «нос прямой, будто выточен из слоновой кости, глаза серо-голубые ясные, как зимняя лунная ночь при обилии сияющих звезд» - так романтично описывает он ее внешность.

Дневник погибшего красноармейца 77 лет хранился в немецкой семье Фото: Роман ИГНАТЬЕВ

Дневник погибшего красноармейца 77 лет хранился в немецкой семьеФото: Роман ИГНАТЬЕВ

И уже совсем другим, неаккуратным и быстрым почерком ведет вчерашний ученик записи летом 1941-го:

- 20/VIII. 19-го писать было невозможно. 1,5 суток шел дождь, и такой, что спасу нет, а в это время немцы кроили из минометов по всем швам, видно, боясь нашего наступления. Ночью пошли во взводную разведку, но нас обстреляли из пулеметов. Мы переждали, когда утихнет стрельба, и пошли еще раз, но нас начал бить их пулемет и миномет. Мы все мокрые вернулись перед рассветом.

Николай Яшков оказался на фронте под Кандалакшей, в Карелии. В немецких планах задача по окружению и захвату Мурманска именовалась операцией «Черно-бурая лиса». Против советских солдат на этом направлении выступали объединенные немецко-финские силы, и перевес явно был на стороне противника. 104-я стрелковая дивизия понесла огромные потери и была вынуждена бросить почти всю технику, выходя по болотам из финского окружения. Солдат даже не успевали хоронить – красноармейцев оставляли на поле боя, а потом записывали как пропавших без вести.

Дневник погибшего красноармейца 77 лет хранился в немецкой семье Фото: Роман ИГНАТЬЕВ

Дневник погибшего красноармейца 77 лет хранился в немецкой семьеФото: Роман ИГНАТЬЕВ

122-й стрелковой дивизии, в составе которой воевал Яшков, повезло чуть больше: в тылу у нее оставалась неизвестная врагам грунтовая дорога. Тем не менее положение в окружении пяти финских батальонов и трех немецких пехотных полков было практически безнадежным.

- Противник имеет численное превосходство в несколько раз. И, как сообщил мне командир одному секретно, мы будем отходить, как свечеряет, так как от захваченного в плен финна узнано, что ночью будет наступление, а нас по сравнению с ними очень мало, - делится с дневником Николай Яшков 23 августа 1941 года. Но решение запоздало. Последняя запись в дневнике Яшкова датируется 30 августа 1941 года. Через несколько дней, а может быть, часов, он погиб. Немецкий солдат Пауль забрал себе в качестве трофеев его бинокль и револьвер. А заодно и записную книжку…

«Где бы я ни был – дам весточку о себе!»

Для немца Пауля война закончилась в том же 41-ом. Нет, его не убили – но штурмовик-пехотинец получил серьезное ранение и был комиссован. Пауль скончался в 2001 году в возрасте 90 лет, в окружении семьи под Кельном – в отличие от двух своих братьев, пропавших без вести на просторах СССР. Перед смертью он рассказал сыну Гюнту и внучке Зигрид о хранящихся в его доме военных трофеях. Еще несколько лет спустя муж Зигрид Пеер поведал об этом своей знакомой, эмигрантке из Белоруссии. А та, в свою очередь, поделилась историей с другом из Минска.

Зигрид и Пеер Балл приехали в Россию, чтобы встретиться с родственниками погибшего красноармейца Фото: Роман ИГНАТЬЕВ

Зигрид и Пеер Балл приехали в Россию, чтобы встретиться с родственниками погибшего красноармейцаФото: Роман ИГНАТЬЕВ

- Подруга мне об этом рассказала просто так – мол, вот ведь как бывает, - рассказал «Комсомолке» минчанин Игорь Кудин. – А я решил поискать родственников этого солдата. Немцы согласились, но в успех нашего предприятия особо не верили. Итог – за два месяца родственники были найдены!

В поисках Игорю помогли социальные сети – историю о дневнике советского бойца подхватили паблики, неравнодушные люди по крупинкам помогали добывать информацию. Наконец поисковику из Тольятти Алене Маньшиной улыбнулась удача.

- В документах архивного фонда исполкома Пеля-Хованского сельского совета Починковского района в похозяйственных книгах за 1943-1945 годы по деревне Анютино нашлись сведения о семье Яшковых – Порфирии Ионовиче, Елене Степановне и их детях – Марии, Нине и Николае. Мне дали номер одного из старожилов села, он-то и подсказал дальнейшую информацию о сестрах Николая, - рассказала «Комсомольской правде» - Нижний Новгород» Алена.

Оказалось, что жива родная племянница Николая Яшкова Юлия Козлова – сейчас она проживает в городе Саранске. Кроме того, нашлись дочери двоюродной сестры Николая Анны Яшковой – Елена и Галина, а также двоюродная сестра Николая Любовь Зинякина.

Дневник погибшего красноармейца 77 лет хранился в немецкой семье Фото: Роман ИГНАТЬЕВ

Дневник погибшего красноармейца 77 лет хранился в немецкой семьеФото: Роман ИГНАТЬЕВ

Зигрид и Пеер Балл твердо решили приехать в Нижний Новгород, чтобы отдать родственникам Николая Яшкова его дневник, бинокль и револьвер. Но дело оказалось долгим – вещи, находящиеся на территории Германии более 50 лет, являются культурной ценностью страны, и на их вывоз требуется специальное разрешение. Револьвер, например, так и не удалось вывезти. Зато дневник и другие личные вещи солдата заняли почетное место в экспозиции музея в Починках, на малой родине Николая Яшкова.

- В письме своей маме, в самом начале войны, Николай писал: где бы я ни был, я обязательно дам весточку о себе, обещаю! – со слезами на глазах рассказывает двоюродная племянница Николая Елена Матвеева. – И вот – не обманул…

Дневник погибшего красноармейца 77 лет хранился в немецкой семье.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также