2018-03-19T12:14:06+03:00

Работает команда: как самарские коммунальщики победили "шугу"

В преддверии дня работника ЖКХ сотрудники СКС вспомнили самый сложный вызов их профессонализму за эту зиму
Победители шуги кроме почета получили огромный пирог на всю командуПобедители шуги кроме почета получили огромный пирог на всю команду
Изменить размер текста:

В середине декабря 2017 г. профессионалы своего дела из «Самарских коммунальных систем» вступили в борьбу со стихией, не позволив природным обстоятельствам среди зимы лишить земляков воды и тепла. Вот что они вспоминают о тех днях:

Сергей Полстьянов, начальник насосно-фильтровальной станции №2(НФС-2):

- Предпосылки к образованию шуги были еще в 2016 году. Мы тогда разработали специальную программу, обучили персонал, установили специальную сигнализацию, которая и сработала у нас вечером в субботу, 16 декабря. Уровень воды стал резко падать. Дальше действуем по плану - оценили обстановку. Стало понятно, что оголовки забились шугой. Это значит, что какое-то время воду в город мы подавать не сможем.

Дмитрий Ракицкий, технический директор СКС:

- Я привык раньше времени не переживать. Но после того, как Полстьянов перезвонил и сказал, что станцию останавливаем, понял, ситуация очень серьезная: если мы не обеспечим подачу воды на ТЭЦ и другие тепловые узлы, то можем без отопления оставить полгорода, из строя может выйти и наше оборудование, и оборудование тепловых сетей. Пока еду на работу, созваниваюсь со всеми, понимаю, что на НФС-1 трудно, но вода есть, а на НФС-2 - совсем ничего. И если вечерний субботний пик водоразбора мы проскочили, то к утру может быть совсем плохо. Когда стал докладывать Бирюкову (главный управляющий директор СКС), удивился, что он уже на НФС-2. Так и решили, что он на НФС будет работать, я в центральной диспетчерской службе заниматься режимами подачи воды в город.

Шуга* - рыхлый, жидкий лед

Шуга* - рыхлый, жидкий лед

Вячеслав Ерчев, начальник НФС-1:

- Мы подозревали, что может что-то случиться еще в конце предыдущих суток: резко, в 20 раз, увеличилась мутность воды, и поднялся уровень. В субботу, в начале девятого вечера, поступил сигнал о минимальном уровне в камерах поступления воды и вибрации насосов. Стало понятно, что забиваются оголовки. Мы на 30% сократили подъем воды, сделали обратную промывку. Наше оборудование, в отличие от НФС-2, это позволяет сделать.

Владимир Бирюков, главный управляющий директор ООО «СКС»:

- На НФС-2 на месте был не только дежурный персонал, многие приехали «на всякий случай вдруг понадобится помощь». Перед глазами всегда стояла картинка - город без воды: жители, детские сады, школы, больницы. Этого нельзя было допустить. И разговорами о том, что проектом не предусмотрена защита от шуги, людей не напоишь. Приятно, что на станцию приехал министр ЖКХ области Сергей Александрович Крайнев. Поддержал. Его присутствие было очень важно.

Александр Цыганов, начальник центральной диспетчерской службы:

- НФС-2 встает. Для нас это означает, что воды на город не хватит, надо переключаться на НФС-1, где воды тоже мало, экономить воду для тепловых узлов, ТЭЦ. Приехал на работу, а здесь или на связи уже были все, от кого хоть что-то зависело этой ночью.

Анна Кутанина, заместитель начальника ЦДС, начальник группы режимов:

- Паники не было. Надо было просто решить задачу, у которой есть условие - сохранить воду для тепловых узлов при объеме воды, который может дать НФС-1. Просто считали, сплошная математика и физика. Сначала еще был момент нерешительности - какой именно район отрезать, - ведь во всех домах живут люди. Сидели все вместе над схемами, как над картой сражений, решали вместе с цехами, кто обстановку на месте знает лучше.

Владимир Бирюков:

- На НФС-2 мы остановились на самом, казалось бы, простом решении. Надо было заставить насос работать «враскачку», это давало возможность немного заполняться водой и за счет рывков воды прочищаться от шуги. Для начала надо определить минимальный уровень, при котором насос будет работать и не сгорит. Бригадир Адонин несколько раз, а это более 25 метров по отвесным ступенькам вверх/вниз, спускался в камеру для замера. Далее надо было быстро вручную открывать-закрывать задвижки. А что такое открыть-закрыть задвижку диаметром 1400 вручную? На штурвал задвижки крепятся дополнительные рычаги, к каждому встают по несколько человек и бегают или ходят, на что сил хватит, по кругу. Чтобы открыть/закрыть задвижку, надо сделать более 100 оборотов. Поэтому один стоит и считает эти обороты. Открывали-закрывали мы их десятки раз. Один из рабочих, который считал обороты, даже на пару оборотов уснул стоя... На рабочих из дежурной бригады смотреть было страшно, а гордость разбирала: уставшие, в полутьме, с красными воспаленными глазами… В моменты отчаяния было ощущение, что они сейчас бросятся руками воду поднимать, только бы она в город пошла. Только к четырем утра «раскачали», прочистились, к семи вышли на рабочий режим, начали наполняться.

Работы по обследованию оголовков продолжаются

Работы по обследованию оголовков продолжаются

Дмитрий Ракицкий:

- Утро воскресенья, часов 8. У меня было полное ощущение «перед боем», в ожидании сигнальной ракеты, которая, как в кино, разделит жизнь на «до» и «после». Вот сейчас все нормально, хорошо, уютно. Но ничего нельзя остановить. Мы видим на экранах, что уровень в резервуарах сокращается, давление в диктующих точках в городе падает. Скачиваемся быстрее, чем наполняемся. Надо отключать. Иначе оставим тепловые узлы без воды, заморозим.

Евгений Фролов, начальник цеха насосных станций:

- Нам пришлось всю новую автоматику отключить и в ручном режиме, по чуть-чуть переключаясь каждые две минуты, подавать воду в дом. Выходной день, люди дома, вода нужна, пусть с пониженным давлением, пусть не на всех этажах… Мы и старались. Все получилось.

А у нас в этот день трудовая династия стала еще больше. На Водоканале еще мой дед работал, отец сейчас работает на НФС-2, а то воскресенье мы с трехлетней дочкой Александрой на работе провели. Какую-то информацию от отца получал по телефону. Он звонит - пошла вода или нет, мы понимаем, что нам дальше делать.

Александр Цыганов:

- Удалось обойтись отключением одного района, п. Мехзавод. К середине дня в воскресенье стали понимать, что самое сложное проскочили, на НФСах вода пошла.

Дмитрий Ракицкий:

- Около 11 часов заходит Аня Кутанина, как говорится, усталая, но довольная, глаза светятся - все, падение давления остановили. Приехал Владимир Андреевич Василенко, на тот момент он исполнял обязанности мэра, подробно расспрашивал, подбодрил, настроение пытался поднять. Люди увидели, что их не бросают, в нас не сомневаются, поддерживают. Часов в 15 вышли на стабильный режим работы. Не все успели доехать, ровно в 20.00 - бац, вторая серия - на НФС-2 уровень воды опять упал. Вернулся на работу, все на местах, кто-то домой успел заглянуть, кто-то не доехал, кто-то присел-прилег вздремнуть. В одну воду нельзя войти дважды, вот и мы в эту ситуацию входили уже другими, опытными.

Сергей Полстьянов:

- В этот момент было уже понятно, что делать, и резервуары были заполнены. Сменная бригада частично поменялась, но несколько человек оставались без замены, пробыли на станции с вечера субботы до вторника.

Анна Кутанина:

- Самый сложный момент был в понедельник рано утром, всем на работу, вода нужна сразу всем. Начали работать предприятия, их без воды тоже нельзя оставить. Мы стояли вокруг табло с диктующими точками и смотрели, как снижается давление. Каждые 2 - 3 секунды показатели падали. Было страшно. Заранее отключили Зубчаниновку - подстраховались. Наготове ждали 10 бригад, которые готовы были отключать район за районом, если ситуация станет критической. Обошлось. К 9 утра поняли, что кризис миновал.

Александр Цыганов:

- Самое главное, что звонков от жителей в эти дни не стало больше, никто не жаловался, аварийность не подпрыгнула. А мы в общей сложности в эти дни около 100 задвижек перекрутили. Без преувеличения, мы стали одной командой. Многие были готовы прийти на помощь, никто даже не заикнулся о доплатах и премиях. Про еду вспомнили, когда увидели на столе: о, кто-то принес, и правда, неплохо было бы поесть. Все помогали друг другу и городу. Мы гордились своей работой - справились, не подвели никого.

Дмитрий Ракицкий:

- Я смотрел, как люди работают, и получал удовольствие! КАК они это делают! Вот в такие моменты слова «командный дух» обретают свое реальное воплощение. Как ЦДС взаимодействовали с цехами и НФС - блеск!

Сергей Полстьянов:

- Рабочие поняли, насколько они нужны городу. Вместе с ними все дни работал Бирюков, работал как все. Рабочие видели, что их не бросили, их поддерживают, значит, и они не могут подвести никого, и они должны сделать работу, которую никто другой не сделает.

Владимир Бирюков:

- А кто-то в соцсетях писал, что в СКС проблемы из-за корпоратива... Сейчас смешно. Никому такого «корпоратива» не пожелаешь. После всего этого я не только уважаю своих работников, про доверие - это уж само собой и говорить не приходится, я их теперь и люблю. Иногда думаешь, может быть, даже хорошо, что так случилось, такую проверку прошли!

По итогам декабря «Сотрудником месяца» СКС стал Андрей Адонин, бригадир команды, которая в самое тяжелое время борьбы с шугой на НФС-2 приняла на себя весь удар стихии. Подарки принимала вся бригада и сын Виктор Адонин, и все, кто рядом отработал на станции в дни кризиса. Кроме привычных наград, всему коллективу вручили большой пирог с надписью «Победителям шуги!».

Если сегодня попросить рабочих рассказать подробнее о тех днях, то, скорее всего, услышишь: «Да нечего рассказывать, нормально… работа такая. Мы же водовозы. Без воды, как известно, ни туды и ни сюды. Вот и работали».

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также