2017-10-20T12:04:08+03:00

Эксперт: Китай полностью готов к применению силы за рубежом

Сможет ли Пекин бросить открытый вызов Вашингтону на мировой арене
Поделиться:
Комментарии: comments44
Июль 2017 года. Праздничный парад по случаю 90-летия образования Народно-освободительной армии Китая.Июль 2017 года. Праздничный парад по случаю 90-летия образования Народно-освободительной армии Китая.Фото: GLOBAL LOOK PRESS
Изменить размер текста:

На открывшемся в среду XIX съезде Коммунистической партии Китая ее генсек Си Цзиньпинь пообещал сделать армию КНР самой сильной в мире к 2050 году. Для реализации таких амбициозных планов важно не только принять на вооружение самую продвинутую военную технику, но и иметь сеть военных баз во всех уголках планеты, чтобы "держать весь мир за горло". И Пекин уже работает в этом направлении! В конце лета в маленькой африканской стране Джибути произошло событие, которое уже многие назвали эпохальным - минобороны КНР официально открыло первую базу ВМС за пределами Китая. Хотя она обозначена как пункт материально-технического обеспечения (МТО), на Западе многие считают открытие базы первым шагом на пути военной экспансии Поднебесной в Азию и Африку. Что на самом деле означает это событие? «Комсомольская правда» разбиралась в этих вопросах вместе с Василием Кашиным, одним из самых авторитетных специалистов по вооруженным силам Китая, старшим научным сотрудником Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ и ведущим научным сотрудником ИДВ РАН.

КАПИТАЛЬНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

- Василий Борисович, что представляет собой эта новая база?

- База предназначена для материально-технического обеспечения китайских кораблей, постоянно действующих в районе Африканского рога и в Индийском океане в целом, а также для тех из них, которые следуют в Средиземное море и в Атлантику. Китайские ВМС очень сильно расширили географию своих действий с 2004 года, и сейчас они регулярно совершают дальние походы во все регионы, а осуществлять без опоры на пункты МТО подобные операции затруднительно. Пекин создал быстроходный транспортный флот для дозаправки своих кораблей, но это не так удобно, как иметь постоянную базу.

Если говорить о Джибути, то там служат немногим более 300 человек, и, в отличие от традиционных пунктов МТО, это весьма крупный объект. У него есть собственная рота охраны с бронетехникой, много капитальных строений, есть госпиталь, портовые сооружения. Скорее всего, Китай будет использовать эту базу для обеспечения деятельности своих миротворческих контингентов в Африке. Дело в том, что КНР занимает первое место среди постоянных членов Совбеза ООН по участию в миротворческих миссиях в этом регионе, и там находятся около 2 тысяч китайских «голубых касок» (в Либерии, Мали, Южном Судане и других странах), их тоже надо снабжать.

- Будут ли на базе размещены серьезные боевые силы, например, авианосцы?

- Думаю, что нет. Китайские авианосцы («Ляонин», который введен в строй и «Шаньдун», который спущен на воду) по своим тактико-техническим характеристикам предназначены для действий в Восточной Азии и на западе Тихого океана, и вообще пирс для такого корабля с необходимыми коммуникациями - это очень дорогое капитальное сооружение, его просто так «про запас» не строят. Если появится необходимость, то китайцы модернизируют базу в Джибути, а пока там будут в основном склады. Вероятно, уже построены подземные сооружения, и нельзя исключать, что развернут серьезный комплекс радиотехнической разведки, чтобы следить за соседними базами Италии, США, Франции и Японии.

У Пекина есть еще один объект в Пакистане - гражданский порт Гвадар, построенный на китайские деньги, вот там присутствие боевых кораблей весьма вероятно, так как вместе с ВМС Пакистана они должны охранять подходы к акватории. Порт был создан в рамках инициативы «Один пояс - один путь» (проект КНР по созданию новых транспортных коридоров и модернизации уже существующих торговых путей в Евразии - прим. "КП") и является конечной точкой пакистано-китайского экономического коридора. В Гвадаре нет военных сооружений, но китайские ВМС туда заходят, и они будут патрулировать окрестности порта.

ЛОВЦЫ ЖЕМЧУГА

- А почему именно Джибути, а не Мозамбик, Венесуэла, Куба?

- Джибути расположено идеально: с одной стороны, на важнейшей транспортной артерии, которую вы не можете обойти - в Средиземное море все равно надо идти через Красное море и Суэцкий канал, а с другой стороны, на стыке двух регионов в которые КНР вложила огромные деньги - это Африка и Ближний Восток. Для этой части мира Китай уже стал главным торговым партнером, в свою очередь эти регионы поставляют больше половины импорта нефти в КНР. В Африке также уже есть значительно китайское военное присутствие, пока виде миротворцев, но вполне возможно речь пойдет и о крупных китайских частных военных компаниях. При этом на Ближнем Востоке у КНР есть тесные отношения со всеми важными игроками на региональной арене - с Ираном, Сирией, с Саудовской Аравией, несмотря на ненависть этих стран друг к другу. Кроме того, по всему региону работают десятки тысяч китайских граждан, за всем этим надо следить.

- А где, по вашему мнению, могут появиться новые китайские военные базы?

- Я предполагаю, что следующие шаги - формализация отношений в этой области с Пакистаном, какие-либо новые промежуточные соглашения о заходах или обслуживанию судов с такими странами как Бангладеш и Шри-Ланка, в которые Пекин тоже вложил серьезные деньги. А дальше - база в западной части Африки. Раньше ходили слухи о переговорах по созданию военной базы в Намибии, потом эта тема плавно ушла. Намибия - это логичный вариант, чтобы вместе с Джибути охватить всю Африку. У китайцев также есть хорошие отношения с другими странами региона, например с Анголой.

Вообще есть теория «ниток жемчуга» - китайцы «скупают» по всей Южной Азии гражданские порты как «жемчужины» и за счет этого получают возможность использовать их для обслуживания своих ВМС.

Есть еще один очень важный регион, о котором мы здесь в России знаем немного - это малые островные государства Тихого океана. В некоторые из них КНР вкладывает очень большие деньги, для Пекина это важное направление. Если Китай сможет получить там базу, то это будет радикальное изменение ситуации на Тихом океане. Представляю, какой эффект это произведет на американцев.

- Кстати, о США. Как в Вашингтоне относятся к появлению китайской базы?

- Реакция американцев негативная, но они в данном вопросе не могут ничего сделать. Джибути занимает действительно уникальное географическое положение. Нигде в том важнейшем для судоходства регионе вы военную базу не создадите, так как там одна большая зона нестабильности - Эритрея, Сомали, Йемен, да и Саудовская Аравия не вполне надежный партнер. На всем этом фоне Джибути представляется островком спокойствия и может ставить свои условия. Китайцы же тоже не на пустом месте базу создали - были сделаны серьезные инвестиции в гражданскую портовую инфраструктуру примерно в 590 млн. долларов, а также в систему водоснабжения, аэропорт, железную дорогу. Хотя у Джибути были опасения по поводу прихода китайцев, но такие большие деньги явились серьезным аргументом.

ЛИВИЙСКИЙ СИНДРОМ

- Китай вообще готов к применению силы за рубежом?

- Технически китайские ВМС к этому полностью готовы и имеют даже больше возможностей, чем СССР в 70-80-х годах ХХ века У Пекина есть настоящий океанский флот, отличные современные боевые корабли, великолепная морская пехота и средства ее высадки.

Если посмотреть на официальные документы, то еще с середины 2000-х годов там упоминается такой вопрос, как зарубежные интересы КНР, которые армия должна защищать. Но если раньше это рассматривалось в основном под углом защиты китайских граждан, например их эвакуации, то теперь акценты поменялись. И это естественно, ведь у Китая накопилось более триллиона долларов зарубежных инвестиций, более миллиона китайцев работают в странах Африки и и значительное количество – на Ближнем Востоке, а в этом регионе иностранцы сталкиваются и с терроризмом и с захватом ради выкупа. Плюс если против вас выступают американцы, британцы и представители других западных стран, глупо сидеть и раздавать деньги, излучая миролюбие. Вообще любой игрок, кто активно действовал в Африке, всегда имел в этом регионе свои войска, включая и СССР.

Раньше КНР проводила, скажем так, сверхпассивную политику - ни с кем не конфликтовала, если вопрос не касался жизненно важных интересов Пекина. Реализация этой стратегии совпала с периодом экономического рывка. Но вообще когда Дэн Сяопин вводил эту политику «пассивности» (по китайски она называлась «копить силы, держаться в тени»), он изначально говорил, что это временно и наступит момент, когда надо будет вести себя как великая держава.

- Что подталкивает Китай к активизации?

- Сейчас международная ситуация диктует свои условия, например, конфликт в Ливии стала важным и тревожным «звонком». У Триполи и Пекина были очень тесные связи. Каддафи с помощью КНР осуществлял весьма масштабные программы развития инфраструктуры и вообще ливийской экономики. Там были сделки на десятки миллиардов долларов, в стране работало 35 тысяч китайцев. Пекин испугался один защищать Каддафи, и он потерял все. По сути Китай цинично обманули и ограбили, ведь сначала речь шла о том, чтобы провести ограниченную операцию, чтобы как-то «заморозить» ситуацию и стабилизировать конфликт, а в итоге страна была полностью уничтожена в результате прямого участия НАТО в войне на стороне повстанцев.

ВОПРОС РЕБРОМ

- Есть перспектива, что Россия сможет использовать китайские объекты в какой-то форме, все-таки они наши стратегические партнеры?

- Не слышал о каких-либо переговорах на эту тему. Теоретически это возможно, потому что мы имеем огромный опыт совместных учений и визитов кораблей, так что технических препятствий нет. Но это связано с множеством политических соображений, в том числе насколько нам необходимо будет демонстрировать такое тесное сотрудничество в военной сфере. А если говорить о целесообразности нашего использования именно объекта в Джибути, то у нас есть Тартус и он тоже уже превратился в полноценную базу, так что с технической точки зрения это вряд ли целесообразно.

 
Читайте также