2017-08-01T11:21:54+03:00

Эдита Пьеха: На вокзале мама мне сказала: «Ты не вернешься. Это твоя судьба»

Легенда советской эстрады отмечает свой юбилей - 80-лет [фото из семейного альбома]
Поделиться:
Комментарии: comments32
Эдита Пьеха - кумир нескольких поколенийЭдита Пьеха - кумир нескольких поколенийФото: Тимур ХАНОВ
Изменить размер текста:

На ее песнях выросло несколько поколений ленинградцев-петербуржцев. И сегодня на ее концерте в БКЗ в день рождения, 31 июля, в зале будет переаншлаг. Накануне юбилея Эдита Пьеха рассказала «Комсомолке», как готовится к концерту, верит ли в приметы и как чувствует себя в роли прабабушки.

«У МЕНЯ ХОРОШИЙ АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ»

- Эдита Станиславовна, когда вы поехали учиться в Ленинградский университет, предполагали, что станете звездой эстрады?

- Не догадывалась! Помню, я жила в общежитии на Мытнинской набережной. Чтобы попасть в учебный корпус, нужно было пересечь Биржевой мост. Каждое утро, в мороз, я в драповом пальтишке, в капроновых чулочках бежала на учебу. Слава Богу, что ничего не отморозила! На первом этаже учебного корпуса сразу шла за сладким горячим чаем, чтобы отогреться.

- Совсем не думали, что станете звездой?

- Во-первых, я не люблю слово звезда. Мне больше по душе, что я стала полюбившейся публике артисткой. А если красиво сказать – любимицей публики. У меня есть мои почитатели, которые меня считают любимой артисткой, и они всегда заполняют зал. Билеты покупают на сэкономленные иногда на еде деньги, приезжают из других городов, представляете? По-видимому, у меня есть хороший ангел-хранитель, который меня за руку ведет.

- Как же так: вы любили петь, а мечтали стать учительницей.

- Моя мама любила петь, и я любила петь. Я пела в костеле, в хоре в начальной школе, затем в хоре в лицее. У дирижера нашего хора в педагогическом лицее фамилия была Шурко. А мой муж Сан Саныч – Шура. Вот такое совпадение. И этот Иосиф Шурко, наш дирижер, сказал: «Пьеха, ты далеко пойдешь. Ты хорошо поешь, будешь артисткой». Я так на него посмотрела и говорю: «Вы что, с ума сошли? Я буду учительницей!» Ну вот, сбылись его слова: после Шурко встретился Шура, и я стала артисткой. Это был мой приговор - петь.

- Предсказал вам судьбу?

- Когда я уезжала из дома на учебу в Советский Союз, мама, стоя на вокзале и утирая слезы, сказала: «А ты не вернешься. Это твоя судьба. Ты там останешься навсегда». Вот мама предсказала. Так что это судьба. Судь-ба!

Детство. Певица со старшим братом. Фото: личный архив Эдиты Станиславовны

Детство. Певица со старшим братом. Фото: личный архив Эдиты Станиславовны

«КОГДА ВЫХОЖУ НА СЦЕНУ, ЗАБЫВАЮ ОБО ВСЕМ»

- Эдита Станиславовна, вообще вы верите в них?

- Я верю в сердце материнское. Мама была счастливая, когда приехала в гости и попала на мой концерт в Выборгском ДК. Весь концерт слезы вытирала. Она не знала русского языка и понимала, о чем я пою, но радовалась за меня, что вот такой теплый прием, цветы дарят. Это было последняя встреча…

- Как это?!

- У нее было белокровие, случился рецидив. Поехала к сыну в другой город. Расстроенная, в холодную погоду пошла на вокзал и простудилась. Через три месяца ее не стало. Я успела проститься. Долетела в час ночи до Варшавы, затем до Вроцлава, оттуда полтора часа на такси до районного города, где в больнице мама. Дежурный врач сказал: «Она без сознания уже неделю». – «Я хочу ее поцеловать. Она поймет, что это я, она меня ждет». Мы вошли в палату, врач говорит: «Вон там в углу ее кровать». Смотрю, и мама села на кровати и произнесла: «Эдита». Врач чуть не упал: она неделю лежала не вставая.

- Действительно, как будто вас ждала.

- Я подошла, обняла ее, и такие счастливые глаза на меня смотрели. Мама сказала: «Поезжай домой, ты же с дороги. Выспись, завтра приходи. Я буду тебя ждать». На следующий день я привезла гостинцев – икру, красное «Каберне», говорят, при белокровии рекомендуется. Мама сказала: «Спасибо. Поставь на тумбочку. Вот тут у меня денежки, купи Илонке туфельки новые от меня на память». И вот мы сидим за столом, вдруг раздался грохот, как будто массивная входная дверь сама раскрылась. Я выглянула – дверь на месте стоит. Непонятно. Было пять часов дня. Звоню в больницу, не знаю почему. А врач говорит: «Пять минут назад ваша мама скончалась». Вот такие приметы бывают.

- Это скорее интуиция.

- Просто я очень чувствительная, эмоционально высоко организована. Если я плачу, то навзрыд и долго, если радуюсь, то так, что хочется подскочить до самого солнца. Если выхожу на сцену, то так, что забываю все. Однажды я пела с температурой сорок. Представляете?

А это юная Эдита уже подросла. На фото с мамой и сводным братом. Личный архив певицы

А это юная Эдита уже подросла. На фото с мамой и сводным братом. Личный архив певицы

- Кошмар!

- Три песни отпела, дальше не могла, меня увели. Руки ледяные, я уже шаталась. Вызвали «Скорую», а у меня температура сорок. Вот такой был график жизни. Но ничего, в этом году шестьдесят лет, как я отпахала.

- Потрясающе! В нашей стране, все артисты говорят, на пенсию не прожить, приходится выступать.

- А у меня две пенсии! Я выступала в Кузбассе, для шахтеров. Рассказывала, что у меня папа двадцать лет под землей провел, умер в 37 лет. Братишка с трудом отпахал на шахте шесть лет и тоже умер, в 17 лет. Мама до замужества работала шесть лет сортировщицей на шахте. Я все это рассказывала со сцены в Кемерово. Концерт посетил Аман Тулеев, цветы от него принесли. И вот, выступая там вновь, я узнаю, что мне присвоили титул Почетного шахтера Кузбасса! Так что я Народная артистка Советского Союза и Почетный шахтер Кузбасса. И у меня пенсия как артистки - 17 тысяч, а как почетного шахтера, за папу, за брата, за маму – 25 тысяч. Мне хватает. Много не надо. Я так воспиталась, что мне в жизни никогда много не нужно было.

И вот Пьеха - солистки ансамбля "Дружба". Фото: личный архив

И вот Пьеха - солистки ансамбля "Дружба". Фото: личный архив

«ПО НОЧАМ СНИТСЯ, КАК ВЫХОЖУ НА СЦЕНУ»

- Эдита Станиславовна, вы следите за тем, что происходит сегодня на эстраде?

- Я же не музыкальный критик. Я слежу за собой. Чтобы 31 июля не разочаровать публику, которая мне до сих пор верит и придет на концерт. И приедут отовсюду! Я должна думать о том, какая я буду. Мне по ночам снится, что я буду говорить, как я выйду на сцену. Я себя заряжаю уже сейчас.

- Записываете слова, какие приснятся?

- Запоминаю. В психологии это называется: даю себе установку, какая я выйду на сцену. Все это я мысленно переживаю в себе. И так будет, потому что другого выхода у меня нет. Я – артистка, и у меня нет другого предназначения на этой земле. Так Боженька распорядился.

- Волнуетесь?

- Конечно. Волнуюсь, потому что трепетно отношусь к тому, что буду делать на сцене.

- В чем все-таки ваш секрет?

- Секрет в том, что Боженька подарил человеку – талант быть артистом, или талант приспосабливаться быть артистом. Вот приспособленцев сегодня много, а артистов все меньше и меньше.

- Эдита Станиславовна, у вас такая хорошая память на имена и даты!

- Потому что каждая дата для меня - потрясение. А память я тренировала на «Капитале» Маркса (смеется). На первом курсе, когда надо было тридцать билетов по политэкономии выучить наизусть. Это была хорошая тренировка!

- А еще вы сказали, что привыкли доводить дело до конца. Это редкое свойство характера.

- А как же? Я ведь еще училась во французской школе, до переезда в Польшу. Там всегда строго спрашивали уроки. Мы ничего не записывали, все запоминали и повторяли учителю после занятия. Там меня этому и научили. А наказывали нас так: ставили в угол на горох и били линейкой по пальцам. Очень больно! Потом мы переехали в Польшу, там уже была моя любимая пани Кухальска, из-за которой я решила стать учительницей. Я плохо понимала по-польски, но выучила язык. Потом поехала в СССР и плохо говорила по-русски (смеется). Но я все преодолела. Знаю французский, польский, немецкий, русский, кроме ненавистного мной английского. Моя жизнь – это бег с препятствиями. Если что- то мне не нравится, я все равно это делаю на совесть.

Эдиту Станиславовну уговорили отдать часть ее шикарных нарядов на выставку Фото: Александр ГЛУЗ

Эдиту Станиславовну уговорили отдать часть ее шикарных нарядов на выставкуФото: Александр ГЛУЗ

ОТКРОВЕННО

«СО СВОИМ ВОЗРАСТОМ Я НА ТЫ»

- У вас был сводный брат по матери в Польше? Вы общаетесь?

- После школы он работал милиционером. Я часто приглашала его в гости, он отвечал: «Я не езжу в гости к коммунисткам». Всегда считал, что русские угнетали поляков. Он был безграмотным, как отец, и ничего не знал. Когда мама умерла, мне стало некому писать. Я бы рада была ему посылать деньги, но он не хочет со мной общаться. Поэтому сейчас посылаю деньги священнику, который следит за могилой мамы. Священник очень благодарен, говорит, на эти деньги отремонтировал крышу костела.

- Вы уже прабабушка. Не пугает это слово, которое подчеркивает возраст?

- Со своим возрастом я на ты. И он служит мне не для того, чтобы я старела, а чтобы я гордилась, что я такая сильная, даже в 80 лет я могу выйти на сцену, не под ручку с кем-то, а сама, на своих ножках. Я горжусь своим возрастом.

- Нравится быть прабабушкой?

- Когда родился Стас, мой первый внук, я чуть ли не прыгала от радости по улице, когда узнала: я бабушка! я бабушка! Счастливая была – словами не передать. А когда внуки сделали меня прабабушкой, это я восприняла уже серьезно. Бывает праздник, когда выиграл в лотерею – это значит внуки. А правнуки – это Сталинская премия! Это уже премия от судьбы. Стать прабабушкой, дожить до такого возраста! Когда меня мамочка провожала на вокзале, они никогда не могла подумать даже близко, что я стану прабабушкой в Советской России. Она не дожила до этого, но слышит и радуется.

 
Читайте также