2016-08-24T02:03:58+03:00

Мерзлая свинина нас к себе манила

Всем жаль продуктов, которые ждали уничтожения несколько месяцев
Наталья САДОВНИКОВАспециальный корреспондент
Поделиться:
Комментарии: comments150
Уничтожение "контрабандного" европейского сыра в Белгородской области.Уничтожение "контрабандного" европейского сыра в Белгородской области.Фото: РИА Новости
Изменить размер текста:

Куда-то не туда уходят дискуссии про уничтоженные продукты. Всем страшно жаль свинину, которая хранилась с апреля. Мы скорбим по непонятного происхождения и возраста помидорам, этикетки ведь заблаговременно сорваны.

Да, уничтожать продукты - глупость. Да, лучше их бесплатно отдать туда, где они нужны или продать по бросовым ценам как конфискат. Эффект для государства был бы тем же: поставщики контрабанды в убытке. А воровство это предотвращало бы ровно в той же степени, как и при уничтожении. Или не предотвращало, в той же степени. Но хочется сказать о другом.

Этот наш вселенский плач в соцсетях по шести фурам свинины, которая только на территории России уже ошивается 4 месяца - с апреля... И стон по французским сырам, что до нас доходили только замороженными и снова размороженными, ибо другой технологии дальней перевозки у поставщиков попросту нет. И тоска по хамону, добиравшемуся до нас в пластиковых упаковках с годовым сроком хранения. Хорошей едой все это может считать только советский человек, все еще советский каждой клеткой своего мозга, даже если он начитался книг про демократию и весь насквозь прогрессивный.

Хамон прекрасен, когда его при тебе стругают со свиной ноги на рынке в Барселоне, попутно объясняя, с какой фермы эта нога. Камамбер великолепен, когда он живой, правильно хранимый, на нем напечатано, что съесть его надо в течение восьми, допустим, дней. И пахнет он при этом, как положено, носками, а не стерильным рефрижератором. Как вы понимаете, такой в наших широтах даже до санкций не водился по объективным причинам: до Парижу - тыщи верст. То же самое с моцареллой, рикотой, маскарпоне, по которым уже год печалится российская общественность. Моцареллу в пластике, которая пахла резиной и хранилась по 6 месяцев, ни один итальянец сыром не назовет. Поэтому и до санкций она была в России только двух видов: привезенная вами лично из дьюти-фри и непрестижная, подмосковного производства, в простеньких упаковках, но зато со сроком годности 10 дней. Остальная досанкционная роскошь, ввозимая из заграниц в холодильниках, постоявшая на таможне сколько там положено недель, вообще-то была не особо съедобна, несмотря на заморский флер.

(Пармезан, правда, другое дело. Ему годы и века хранения нипочем. Он особенно хорош в том состоянии, когда им гвозди можно забивать. Пармезан, вернись. Ты исключение из этой песни о свежести.)

Тоска по замороженной европейской роскоши с консервантами - от того, что у нас нет культуры свежей еды. Откуда ей взяться, если мы все воспитаны советскими холодильниками, набиваемыми впрок. Свежей рыбы исторически не едим. Не понимаем, что продукты должны быть вчерашнего забоя и утреннего улова, и если поросенка и окуня не купили на сегодняшнем рынке - к вечеру оба едут на консервный комбинат. Фермерские магазины, робко открывающиеся в крупных городах, ситуацию не меняют. Их мало, там дорого, и если рыба туда добирается с Дальнего Востока, то заморозки ей все равно не миновать, чего бы там магазин ни обещал.

Вот с таким нашим устройством мозгов что-то сделать бы, тогда и импортозамещение перестанет быть лозунгом и пойдет веселее. Перевернуть бы привычные торговые схемы, когда четырехмесячной давности импортная свинина - ценный актив, а с утренней местной рыбой возиться желающих нет. Потому что пока морозильник - двигатель торговли, бессмысленно жечь контрабанду на границе. Пока древняя свинина считается хорошей едой, она будет находить свои нелегальные пути.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также