2016-08-24T02:37:26+03:00

Сосед Агафьи Лыковой Ерофей: «Она человек такой… многострадальный!»

Таежные отшельники готовятся к зиме
Поделиться:
Комментарии: comments89

Ерофей Седов об Агафье Лыковой.

Изменить размер текста:

Ерофей Седов: "Агафья - человек многострадальный". Фото предоставлены администрацией Кемеровской области.

Ерофей Седов: "Агафья - человек многострадальный". Фото предоставлены администрацией Кемеровской области.

На заимку староверов-отшельников Лыковых «закинули» очередную посылку – крупы, корм для животных, теплые вещи. «Презент» к зиме от губернатора Кемеровской области Амана Тулеева, он уже давно «шефствует» над последней из семьи Лыковых 69-летней Агафьей и живущим по соседству таким же отшельником Ерофеем Седовым.

«Слава богу, помаленьку»

Вертолет разрезает тишину устья Ерината и садится на каменный берег. Дом Ерофея на другом берегу, но сесть можно только здесь. Прилетевшим приходится переходить реку вброд, рискуя оказаться в воде вместе с гостинцами.

Ерофей встречает их на своей стороне.

- Ерофей Сазонтич, здравствуйте! – первым на берегу оказывается глава Таштагольского района Владимир Макуту.

- Здравия желаю! – протягивает ему руку Ерофей, опираясь левой на резной костыль.

У Ерофея одна нога.

- Как вы здесь?

- Да, слава богу. Помаленьку. Правда, козы там уже подыхать начинают…

Прилетевшие, разгружая мешки, здороваются с Ерофеем, он приподнимает засаленную камуфлированную кепку, приветствуя гостей.

- Ложьте сюда, - говорит он, указывая этой самой кепкой место для привезенных гостинцев.

- Как Агафья?

- Да ничего, слава богу, помаленьку.

- Придет?

- Придет!

Ерофей Седов в прошлом - геолог, буровой мастер, который был в составе экспедиции, обнаружившей Лыковых. Сейчас он живет здесь в маленьком домике, который срубил ему сын. Небольшие окна, чтобы изба не выстужалась в зиму. Аккуратная поленница у стены. В трех метрах шумит речка Еринат.

Ерофей всю жизнь «мотался» по тайге с геологическими экспедициями, а потом ушел на пенсию, осел в городе Абаза, куда был переведен и серьезно заболел. Гангрена. Пришлось ампутировать ногу.

Сам он считает, что всему виной плохая экология.

- Врач, который отрезал мне ногу, сказал: «Через год я тебе вторую ногу отрежу», - рассказывает бывший геолог. - И тогда я начал психовать, искать место - мне нужна была вода хорошая…

И он перебрался туда, где провел большую часть жизни – в тайгу, подальше от цивилизации. Решил расположиться у заимки Лыковых – как-никак, все не одному.

Его дом стоит метрах в пятидесяти от лыковского, внизу, под горой, на самом берегу. Недавно опять здесь медведя гонял – стучал по бидону. Каждое лето одно и то же.

- Двадцать второго августа исполнилось 17 лет, как я здесь живу, - говорит Ерофей.

«Поделись с ближним своим»

Сосед отшельницы признает - не он ей помощник, а наоборот. Фото предоставлены администрацией Кемеровской области.

Сосед отшельницы признает - не он ей помощник, а наоборот. Фото предоставлены администрацией Кемеровской области.

Подниматься к Агафье на протезе Ерофею Сазонтичу тяжело. Чаще она спускается к нему, как сейчас. И сосед отшельницы признает - не он ей помощник, а наоборот.

- С 79-го года я с ней знаком, - рассказывает Ерофей. - Агафья она человек такой, как бы сказать… Многострадальный. Пашет она! Маленько мне помогает, - Ерофей склоняет голову, касаясь седой бородой груди. – Поймает рыбку – мне тащит. Огурчики вышли – тащит! Самое главное – не стесняясь.

Агафья стоит рядом, вслушиваясь в слова одноногого соседа, и чуть заметно улыбается.

- А я – лентяй, - сокрушается Ерофей. – Понимаете? Ни одного хариуза не поймал! Вся рыбалка на той стороне, с того берега рыбачить надо, понимаешь? А с этой стороны не получается никак! Тащу хариуза, а он залезет под берега, а я туда попасть не могу, понимаешь ли! Трудно. Агафья, глядя на это дело, сети поставит и харюзка тащит мне.

Но сама Агафья признается – ей тяжело. Еще зимой она написала об этом редактору газеты «Красноярский рабочий» Владимиру Павловскому, который не раз навещал Лыковых. В начале зимы письмо отшельницы было опубликовано, и в феврале на заимке появился 18-летний Александр Бесштанников - выходец из старообрядцев Томской области. Два месяца он помогал Лыковой по хозяйству, а потом… ушел в армию. Весенний призыв.

Требуется и швец, и жнец

Теперь Агафья опять без помощника и все ее разговоры об этом.

- Дров-то хватит на зиму?

- Да хватить-то хватит, - отвечает отшельница, и тут же переводит разговор на помощника. – А когда их нет, я и не знаю - прозимую или нет. Надо человека. Про зиму не знаю – нету сил теперь. Дрова возить не смогу из-за реки.

- Прозимуешь, Агафья, - успокаивают ее. – Муки тебе привезли, крупы привезли.

- Да не прощёно мене, - сокрушается отшельница и кивает головой в сторону дома. – Лежит, вон, мука, там…

И возвращается к помощнику.

- Один в Абазе уж был – какие-то родственники вернули, назад уехал, - пересказывает она то, что слышала от кого-то из ранее прилетавших.

Агафья Лыкова: "Нету сил теперь". Фото предоставлены администрацией Кемеровской области.

Агафья Лыкова: "Нету сил теперь". Фото предоставлены администрацией Кемеровской области.

Время от времени на заимку заглядывают спасатели МЧС, работники заповедника, телевизионщики. Напилят, накосят, наносят, наснимают и назад. «Тимуровцы». А Агафье нужен постоянный человек, который остался бы жить на заимке. И чтобы, как в песне – не пил, не курил. А еще не сквернословил, колол дрова, носил воду, косил сено, работал в огороде и желательно – был бы единоверцем. Что называется, на все руки.

- Половина нескошена…, - вздыхает отшельница.

- Агафья Карповна, мы со многими разговариваем, если кто-то к нам приедет – мы, конечно, сюда направим, - обещает ей Владимир Макута. - Обязательно. Силой-то не повезешь!

- Трое были, десять дней жили, - продолжает свое Агафья. - Письмо просили меня написать, чтобы на кинокамеру, что человека надо. Миллионы увидят и услышат, что человека надо, - повторяет слова «тех троих» Агафья. - Виталий, Андрей и Павел. Павел как бы и хорошо, но он на телевидении работает, да и мать у него больная.

Агафья привередлива к выбору помощника. Ей и работника хочется, и мириться с тем, что ей чуждо, она… просто не может. Не умеет. Несколько человек, буквально сбежали с заимки после непродолжительного времени. Возможно, кому-то она кажется капризной старухой, кому-то ребенком. А она просто не может поверить, что в мире уже не осталось христианина-старообрядца, который согласился бы ей помочь.

ЦИТАТА МАСТЕРА

Как жили Лыковы в год, когда обнаружили их геологи? Что осталось за кадром? Много всего интересного - источенные до невозможности ножи и огородные инструменты (железо тут было буквально дороже золота), посуда из бересты, «стратегический запас» кремня, редкого в этих местах. Ударяя по кремню железкой (кресалом), высекали искру. Попадая на трут (вываренный в золе гриб-трутовик), искра рождала тлеющий огонек, от него уже легко загорался лоскуток бересты. Были в хозяйстве Лыковых изношенные топоры, пуще глаза берегли они шило, иголки, тесло для долбления древесины и косарь. Косарем (грубым ножом) щепили лучину. Ею освещали жилище. На стенах хижины я обнаружил многолетний слой копоти.

Исправно служили тут примитивный ткацкий станок и прялка, представлявшая собой стержень с маховичком из спила березы на двух столбиках-стойках. Эта прялка - допетровских времен. А та, что мы знаем, с колесом, с педалью для вращения колеса, с рогулькой для шпульки - механизм более позднего времени, называемый «самопрялкой», Лыковым был незнаком. Мы привезли для них самопрялку, но Агафья ее не сумела освоить, да и большой в том надобности не было - Агафье было подарено много всякого рода тканей. «До смерти не износить», - сказала она, показывая свое богатство.

Важнейшая часть владения Лыковых - богослужебные книги. Закопченные, с прожженными листами, с рукописными вставками взамен утраченного, книги занимают весь задний угол в избе. И не лежат мертвым грузом - Агафья постоянно к ним обращается, гордая, что умеет читать и писать.

Много места в избе занимает печь, сделанная из дикого камня, с глиняным дымоходом. «Тятенька» - так называли уже взрослые дети Карпа Осиповича - спал на печи, остальные - на лавках вдоль стен и на полу.

Снаружи избы, возле ручья, можно было увидеть еще лабазы на двух столбах, в них от мышей и от порчи сыростью хранили запасы сушеной картошки, кедровые орехи и вяленное на солнце либо на костре мясо.

Добывали мясо Лыковы, завлекая в ловчие ямы маралов. Трудоемкая эта охота принуждала сооружать в тайге заградительные завалы. Ни оружия, ни припасов к нему не было. Не было тут до встречи с геологами и никакой живности. Первыми появились кошки, быстро укоротившие грызунов (бурундуков и мышей), пожиравших едва ли не половину урожаев ржи и гороха.

«А что было труднее всего переносить в вашей непростой жизни?» - спросил я Карпа Осиповича. Не задумываясь он ответил: «Хлебать без соли. И когда геологи нам ее дали, без соли есть уже не могли».

В. ПЕСКОВ

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Агафья Лыкова за посылку поблагодарила людей молитвами

Днем на заимке Лыковых, куда прибыл гуманитарный груз для Агафьи, было – 2 °С. Зима на Западном Саяне, в том самом «таежном тупике», где живет отшельница, выдалась теплой. Кристально-белый снег, непролазная тайга, скрывающая избушку отшельницы на берегу реки Еренат, и… тишина, которую внезапно разорвал гул винтов вертолета. Это МИ-8 МЧС России привез Агафье Карповне подарок «с большой земли» в 200 килограммов… В посылке — корм для скота, лекарства и запасы провианта. (читайте далее)

Агафья Лыкова: «К вамъ большоя и великое прошение…»

На днях редактору газеты «Красноярский рабочий» Владимиру Павловскому пришло письмо с таким вот странным обратным адресом: «Река Еринат, обитель во имя Пресвятой Богородицы Троеручицы». Оказалось, это знаменитая отшельница 68-летняя Агафья Лыкова (она живет в Хакасии, ближайший поселок Мрассу - в 120 км непролазной тайги) с «оказией» передала письмо своему давнишнему другу, который не раз приезжал к ней в тайгу. (читать далее)

«Агафья Лыкова только воскликнула «о-о-о-о», когда Василия Пескова увидела!»

Именно Василий Песков поведал миру об уникальной семье староверов Лыковых, спрятавшихся от цивилизации в саянской тайге в 1938 году. Впервые Василий Михайлович приехал к Агафье в 1982 году и с тех пор уже не забывал своих героев, часто навещал, всегда с подарками, лакомствами, лекарствами. Его документальная повесть Таежный тупик» о жизни хакасских «робинзонов» пользовалась сумасшедшей популярностью, переиздавалась, была переведена на несколько языков. (Читать далее)

Нашелся человек, готовый поехать в «таежный тупик» спасать Агафью Лыкову После того как в прессе появилось письмо отшельницы с просьбой о помощи, в заповедник позвонил 37-летний мужчина и заявил, что готов приехать на заимку. Помощника найти не так-то просто, он должен быть еще и одной веры с Агафьей, иначе им точно не ужиться вместе. Заимка Лыковой - не просто заимка, а практически монастырь, где она сама себе хозяйка. (Читать далее) Василий Михайлович Песков. Таежный тупик Слова «Таежный тупик» не нуждаются в пояснении. Редкий из читающих газеты людей не знает, что речь идет о судьбе Лыковых. Впервые о таежной «находке» геологов «Комсомольская правда» рассказала в 1982 году. Интерес к маленькой документальной повести был огромным. Еще бы, речь шла о семье, более тридцати лет прожившей в изоляции от людей. И не где то на юге, а в Сибири, в тайге. Все было интересно – обстоятельства, приведшие к исключительной «робинзонаде», трудолюбие, сплоченность людей в борьбе за существование, находчивость и умелость и, конечно, религиозная вера, ставшая причиной жизненного тупика, но и служившая опорой людям в необычайных, исключительных обстоятельствах. Непросто было в 82 м году собрать информацию обо всем, что случилось. Что то недоговаривалось, о чем то Лыковы просто предпочитали молчать, еще не вполне доверяя людям из «мира», кое что в сбивчивом непоследовательном рассказе было просто трудно понять. И как проверить услышанное? Пришлось подробно расспрашивать геологов, уже хорошо знавших Лыковых, сопоставлять, сравнивать. Еще труднее было повествование публиковать. 1982 год. Гласности не было. Как рассказать в молодежной газете об отшельниках староверах, не впадая в «антирелигиозные разоблачения»? Единственно верным было, показав драму людей, восхититься их жизнестойкостью, вызвать чувство сострадания и милосердия. Так история Лыковых и изложена (читать далее).

После того как в прессе появилось письмо отшельницы с просьбой о помощи, в заповедник позвонил 37-летний мужчина и заявил, что готов приехать на заимку. Помощника найти не так-то просто, он должен быть еще и одной веры с Агафьей, иначе им точно не ужиться вместе. Заимка Лыковой - не просто заимка, а практически монастырь, где она сама себе хозяйка. (Читать далее)

Василий Михайлович Песков. Таежный тупик

Слова «Таежный тупик» не нуждаются в пояснении. Редкий из читающих газеты людей не знает, что речь идет о судьбе Лыковых. Впервые о таежной «находке» геологов «Комсомольская правда» рассказала в 1982 году. Интерес к маленькой документальной повести был огромным. Еще бы, речь шла о семье, более тридцати лет прожившей в изоляции от людей. И не где то на юге, а в Сибири, в тайге. Все было интересно – обстоятельства, приведшие к исключительной «робинзонаде», трудолюбие, сплоченность людей в борьбе за существование, находчивость и умелость и, конечно, религиозная вера, ставшая причиной жизненного тупика, но и служившая опорой людям в необычайных, исключительных обстоятельствах.

Непросто было в 82 м году собрать информацию обо всем, что случилось. Что то недоговаривалось, о чем то Лыковы просто предпочитали молчать, еще не вполне доверяя людям из «мира», кое что в сбивчивом непоследовательном рассказе было просто трудно понять. И как проверить услышанное? Пришлось подробно расспрашивать геологов, уже хорошо знавших Лыковых, сопоставлять, сравнивать.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Агафья Лыкова: Таежный тупик»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также