Премия Рунета-2020
Нижний Новгород
Общество11 марта 2013 12:33

Фонд «Благотворительность» закрылся в Нижнем Новгороде

Как изменила нижегородцев история со средствами, собранными на лечение умершей от рака Ирины Орловой
Как изменила нижегородцев история со средствами, собранными на лечение умершей от рака Ирины Орловой.

Как изменила нижегородцев история со средствами, собранными на лечение умершей от рака Ирины Орловой.

Карантин на благотворительность

В Нижнем Новгороде очень много хороших отзывчивых людей. Это действительно так. Стоит только вспомнить, скольким людям мы все вместе спасли жизнь. Взять хотя бы одну из последних историй: двухлетний Ваня Егоров сейчас проходит реабилитацию после сложной операции по пересадке костного мозга, проведенной в Израиле. Это ведь мы собрали на лечение малыша несколько миллионов рублей. И вот сейчас читаем отчеты о малыше на благотворительном форуме и радуемся: выздоравливает Ванька, спасли жизнь!

И каждый попавший в тяжелую ситуацию нижегородец всегда знал: в этом городе есть к кому обратиться за помощью, есть в нашем городе площадки для добрых дел. Оплотом всех отчаявшихся всегда считался форум «Благотворительность», собственно, с него и начиналась когда-то история акций милосердия в Нижнем Новгороде. Сейчас он закрылся.

– На фонд «Благотворительность» наложен карантин, – пояснили администраторы.

– Мы и так тут влипли по уши, не отмоешься. Лично я уже не верю в понятие «благотворительность»... – прокомментировала одна из администраторов форума.

Именно там несколько лет мужественно читали истории жутких болезней, изучали предложения от зарубежных клиник. Именно ему привыкли верить. Считалось, если на сбор средств дали добро на этом форуме, значит помощь реально требуется.

«Иринка очень хочет жить…»

Так продолжалось до декабря 2012 года. Под Новый год, когда в городе царило праздничное настроение, переливались в праздничной иллюминации елки, в домах пахло мандаринами и хвоей, на благотворительном форуме появилась душещипательная история: молодая мама Ирина Орлова умирает от рака.

Тут же под объявлением были и фотографии: на одной молодая красивая девушка смотрела на мир широко распахнутыми яркими голубыми глазами: поистине неземная красота. На второй – изможденная, кожа да кости. Не верилось, что на обеих – один и тот же человек, сфотографированный с разницей в несколько месяцев.

«Иринка очень хочет жить и воспитывать своего маленького сынишку!!! Но из-за болезни она даже не в силах взять своего сына на ручки и обнять...», – обращались ко всем подруги больной, ее тезки – Ирины Тихановская и Левагина.

Это, кстати, было самое душещипательное из всех их посланий. Читая другие сообщения девушек в социальных сетях и на форумах с грубыми орфографическими ошибками и с полным отрицанием каких-либо знаков препинания, даже не верилось, что это они написали первый текст. Тем не менее история, что называется, зацепила.

Под Новый год, когда по телевизору нескончаемым потоком показывали различные фильмы с неизменно волшебным, чудесным концом, очень хотелось, чтобы эта история закончилась тоже хорошо. Чтобы один раз вбежала вот эта красивая голубоглазая женщина домой, схватила сынишку, обняла крепко-крепко, поцеловала, и чтобы жили они долго и счастливо….

А еще в это чудесное время года люди, связанные с благотворительностью, как правило, разрываются от дел. Светлана не была исключением: подшефные детские дома, благотворительные акции, собственная семья, в конце концов… Так на благотворительном форуме, может быть, в первый раз за все его существование появилась непроверенная тема со сбором денег, в которой необходимая для лечения сумма была указана приблизительно – 3,5 миллиона рублей. Ни от одной клиники счета на такую сумму у девушек, начавших сбор средств, не было.

Не успели…

– Тема со сбором средств для Ирины Орловой появилась на сайте без моего ведома, я не успела ее отследить, – призналась в интервью «КП» одна из администраторов форума «Благотворительность». – А когда увидела ее, было слишком поздно что-то менять: обсуждение слишком разрослось, огромное количество людей перечисляли деньги и следили за судьбой Ирины…

И средства на лечение больной полились нескончаемым потоком. Пожалуй, этот сбор средств можно было бы назвать рекордным: примерно за месяц удалось собрать несколько миллионов рублей. Точную сумму мы указывать не будем – слишком много сомнений сейчас возникает по поводу данной цифры.

Это сейчас все только и говорят о том, что сбор велся со всевозможными нарушениями: в темах фигурировало огромное количество всевозможных счетов: карточки подружек, их родственника, объявленного крестным Ирины, принимались средства на несколько номеров сотовых операторов, все поступавшие суммы немедленно снимались и зачислялись на другие карты…. Полнейший сумбур, одним словом.

Но тогда все это было не важно, люди интересовались только двумя вещами: как здоровье Ирины и сколько еще осталось собрать. Помочь молодой мамочке захотели очень многие. Люди переводили деньги, кто сколько мог: 50, 100, 200 рублей… Случались и анонимные поступления на 50 тысяч рублей.

К сбору денег подключились благотворительные фонды, многие предприниматели стали перечислять на ее счет часть прибыли, фотографы устраивали благотворительные сессии, мастера по маникюру отдавали заработанное на наращенных ногтях, мыловары организовывали благотворительную распродажу своего товара….

Но когда только-только начинало казаться, что вот уже сумма собрана и можно собираться в спасительную поездку, как всплывали новые расходы. Например, миллион рублей на частный самолет, которым Ирину должны были доставить в Германию.

И люди верили и продолжали собирать средства. Уж очень хотелось, чтобы Ира жила. Но этому не суждено было сбыться. С разницей в несколько часов на том самом благотворительном форуме появись два сообщения. Первое – о том, что необходимая сумма собрана. Затем второе, о том, что Ирины не стало.

– Последнее, что она хотела сказать: «спасибо всем», – рыдая, рассказывали ее подруги.

Что скрывать: тогда многие нижегородцы, в том числе и совсем чужие для Орловых люди, плакали.

«Всем нужны только деньги….»

Тема распределения денег, собранных для Ирины Орловой, возникла у интернет-пользователей буквально спустя несколько часов после сообщения о смерти девушки. Кто-то может счесть это циничным. Собственно, на таком определении и настаивали организаторы сбора помощи для Орловой, требуя отложить выяснения финансовых вопросов. Но те, кто занимается благотворительностью достаточно давно, знают: больному важна каждая минута. Все ждали, что на средства, собранные для Ирины, отправится лечиться другой человек.

Дело в том, что среди благотворителей есть негласное правило: если деньги не успели помочь одному больному, значит, стоит немедленно передать их другому.

Тем более кандидатура уже была: на том же благотворительном форуме собирали деньги для больного лейкозом мальчика Данила Мынзату. В свои неполные пять лет малыш перенес столько, что вытерпел бы не каждый взрослый: несколько курсов химиотерапии, нескончаемые боли, изоляцию от общества – для мальчика опасна каждая бацилла. Для первичного осмотра в израильской клинике ему требовалась сумма, чуть превышающая один миллион рублей. На счетах благотворителей Орловых находилось на тот момент гораздо больше. Однако делиться деньгами они не торопились.

Спустя несколько дней после похорон, когда неизвестность относительно собранных средств стала тяготить, мы связались с девушками, организовавшими сбор. Те обиженно пожаловались, мол, не успело со смерти Ирины пройти и двух часов, как стали названивать люди из разных благотворительных фондов, выпрашивая их деньги. А они о материальном-то в этот момент даже и не думали. Но все же сообщили:

– Часть денег мы передадим девушке, оказавшейся в такой же ситуации, как и Ирина, – рассказали они тогда «Комсомолке». – Еще одну часть, меньшую, оставим ее сыну.

Квартира или жизнь?

Конкретных сумм тогда названо не было, никто и не ожидал, что та самая «меньшая часть для сына» должна составить целых два миллиона рублей. По мнению подружек-благотворительниц, полуторагодовалый сын Ирины должен быть обеспечен недвижимостью.

После этого заявления в Нижнем Новгороде разразилась самая настоящая война.

– Мы сдавали деньги на спасение жизни, а не на расширение жилплощади! – возмущались люди.

– Если считаете, что малышу необходима квартира, начинайте новый сбор, на квадратные метры для мальчика!

– Больше никогда никому ничего не перечислю! Нет желания покупать всем подряд квартиры, – писали на форумах и в соцсетях обманутые благотворители.

Действительно, многие из тех, кто переводил деньги, находились в условиях, гораздо более затрудненных, чем те, в которых оказалась семья погибшей. У сына Ирины Орловой все-таки был отец – любящий и заботливый. Кстати, они сейчас живут вместе, в Коврове…. Там у малыша много родственников: папа, дедушка, бабушка, дядя… Там малыш ходит в детский сад. И то, что в Нижнем Новгороде для него собираются покупать квартиру, ковровские родственники особенно-то и не обсуждают, да и ни на что не претендуют.

– Муж Ирины Сергей хотел, чтобы эти деньги помогли его жене вылечиться, – признался в переписке один из его родственников. – Сейчас он очень переживает случившееся и ни о какой жилплощади не помышляет…

А весь нижегородский Интернет пестрел обращениями к отцу Ирины Орловой, Александру, на чей счет были переведены 1,5 миллиона для покупки квартиры. «Александр Орлов, эти деньги не ваши! Отдайте их тем, кому они нужнее!» – обращались люди. И таких сообщений были сотни.

Однако тот словно и не слышал:

– Я обещал дочери воспитать внука, купить квартиру – это все, что я могу сделать, – говорил он тихим голосом с экранов телевизора. То ли не понимая, то ли не желая понять весь абсурд этой ситуации – ведь приобретать жилплощадь он собрался на деньги, которые принадлежат не ему, для внука, который будет жить не с ним…

Из героинь – в мошенницы

Вся эта ситуация лишь разозлила тех, кто так охотно давал свои деньги на лечение Ирины Орловой. От подружек стали требовать детальных отчетов относительно того, сколько средств было собрано, сколько израсходовано. Однако те не представляли никаких документов. Причины назывались самые разные.

– Я пришла в банк, но не успела взять выписку, – поясняла в соцсети одна из подружек, оправдывая очередную отсрочку появления на свет документов. – Положила платежку в сумку, закрыла ее и до следующего утра не открывала. А когда на следующее утро в банке наконец-то расстегнула, то документа там не было! Он исчез! Сотрудница банка может мои слова подтвердить: она видела, как я долго с испуганным видом искала бумажку, но пришлось уйти ни с чем…

Понятно, что такие объяснения еще больше раззадоривали всех тех, кто следил за ситуацией. Интернет-пользователи сами, своими силами стали сверять документы и поняли: здесь что-то явно не сходится. Сумма многократно превышала собранные 4,5 миллиона рублей. Был нарушен самый главный принцип сбора благотворительных средств: прозрачность и открытость. А еще это означало, что Ирину можно было отправить на лечение гораздо раньше. Но, как показало дальнейшее расследование, слишком увлекшись сбором денег, девушки не успели даже сделать заграничный паспорт для своей больной подруги.

Означало ли это, что организаторы сбора денег даже не планировали никуда вывозить Ирину Орлову и единственное, что собирались сделать – собрать круглую сумму денег? Присвоили ли себе что-то горе-благотворительницы? Ответы на все эти вопросы только предстоит найти прокуратуре. В глазах общественности они в один момент из героинь, пытающихся спасти подругу от смерти, превратились в мошенниц. В их адрес посыпались вполне реальные угрозы.

«Однако мы не торопились…»

И тогда девушки испугались. И решили побыстрее избавиться от денег.

Однако оставшуюся сумму они передали не на лечение больного ребенка, как на то рассчитывала общественность. Несколько миллионов рублей вдруг оказались на счету ранее никому не известного, созданного всего полгода назад благотворительного фонда «Седьмое небо».

– Мы не требовали, чтобы девушки перевели все средства на наши счета, – рассказала Ася Голубева, директор фонда «Седьмое небо». – Они сами обратились к нам. В первый раз – за помощью, когда Ирина еще была жива. Мы приняли решение перечислить на их счет 15 тысяч рублей. Однако мы не торопились: следовало проверить всю информацию. А потом делать это стало слишком поздно…

Удивительно, но слова «Однако мы не торопились…» словно стали девизом нового благотворительного фонда. Они действительно не торопились давать разъяснения насчет того, каким образом будут потрачены деньги. Не торопились помочь и малышу Даниле Мынзату, которому тем временем назначили еще один курс химиотерапии. Хотя толпа буквально уже ревела: отдайте эти деньги Дане!

Не торопились и выкладывать отчеты по собранным для Ирины Орловой деньгам. А когда все же документация появилась в свободном доступе, стало понятно, что бумаги не те: они демонстрировали лишь остаток на счетах на момент передачи средств в благотворительный фонд. Какие суммы снимались до этого, на какие цели средства расходовались – все это оставалось непонятным.

Не торопились они и давать разъяснения относительного того, каким образом будут потрачены деньги, получит ли малыш Данила хоть какую-то часть денег….

Конфликт разрастался, выплеснуть эмоции все стороны смогли, встретившись в телевизионном эфире на одном из центральных каналов, где в ходе долгих препирательств ведущий все-таки выбил из директрисы фонда «Седьмое небо» клятву отдать полученные деньги на благотворительность. В завершение эфира Ася поклялась, что собранные деньги пойдут на оплату операции на головном мозге еще одному маленькому нижегородцу Симону. Мальчишка страдает от рака головного мозга, операция предстоит тяжелая, не каждый хирург справится с такой работой. В прямом эфире был предъявлен и счет, выставленной израильской клиникой.

– Вы поможете этому мальчику? – спросили у Аси в студии.

– А почему бы нет? – в прямом эфире на всю страну заявила она.

Заявила и уехала домой. И дальше предпочла действовать все по тому же принципу: «однако мы не торопились». Спустя две недели счет так и не был оплачен. А готовая на все в прямом эфире Ася Голубева выставила свои требования: лечение она готова оплатить, но только в той клинике, которую выберет она сама, и в той сумме, в которой сможет…

Да, Симон действительно собирается в ближайшее время ехать в Израиль. Правда, не к тому знаменитому хирургу, к которому мечтала отвезти его мама. А в клинику, о которой и отзывов-то пока нет. Да и выставленный счет пока не оплачен. Хотя Ася и написала расписку, что готова оплатить счет, как только Симон окажется в клинике, но мы ведь знаем, что обычно она не торопится….

Добрых дел больше не будет?

Да, сейчас ситуация вокруг средств, собранных на лечение Ирины Орловой, сложилась непростая. Сумма тает на глазах: благотворительный фонд «Седьмое небо» перечисляет относительно небольшими суммами многим: кому-то добавляет на лечение, кому-то покупает тренажер, переводит на счета и вовсе неизвестных людей, обещая, что их истории болезни вскоре появятся на сайте благотворительного фонда.

Перепало немного и малышу Даниле Мынзату: ему фонд Аси Голубевой перечислил сто тысяч рублей. Данина мама и этому рада: спасибо, помогли. Тем более что для малыша собрали почти всю требуемую для обследования сумму: все-таки нижегородцы очень добрые…

А на форуме «Благотворительность» сейчас временно не открывают новые темы. Его администраторы внимательно проверяют всю информацию, уточняют документы тех, кому нужна помощь, и разрабатывают новые правила, по которым будет существовать форум в дальнейшем.

Тем не менее, затаив дыхание, город ждет результаты прокурорской проверки. Все-таки хочется знать, из-за чего благотворительность в Нижнем Новгороде оказалась под угрозой: из-за алчности двух подружек или из-за их отсутствия жизненного опыта и умения вести дела?

А тем временем на счета людей, обратившимся к нижегородцам за помощью, почти перестали поступать деньги. Ведь разрушить веру в добрые дела очень просто…

ЧИТАЙТЕ: Деньги, собранные на лечение Ирины Орловой, передадут другой мамочке, борющейся за жизнь