2018-04-02T14:18:53+03:00

На офицера, спасшего более 100 солдат, хотят завести уголовное дело

Об этом «Комсомолке» рассказала гражданская жена старшего лейтенанта Алексея Титова Елена Джугир [фото, видео]
Поделиться:
Комментарии: comments162
Фото сделано ровно через 9 часов после начала взрывов. Старлея Алексея Титова ведут к «Скорой». Трудно было поверить, что он выжил в центре взрыва мощностью в 4 килотонны - с такой силой взорвалась атомная бомба в Хиросиме.Фото сделано ровно через 9 часов после начала взрывов. Старлея Алексея Титова ведут к «Скорой». Трудно было поверить, что он выжил в центре взрыва мощностью в 4 килотонны - с такой силой взорвалась атомная бомба в Хиросиме.Фото: Олег РУКАВИЦЫН
Изменить размер текста:

Все этого ждали. Это так банально, что давно стало правдой: сегодня ты герой, ну а завтра уже под следствием.

Елена Джугир, гражданская жена офицера, который вывел из смертельно опасного места более 100 солдат, а сам был ранен (напомним, в Оренбургской области при погрузке старых снарядов разгорелся пожар, а потом почти 4 тысячи тонн боеприпасов рванули), в разговоре была решительна:

- Я не хочу, чтобы было так: Алексею дадут награду и уголовную статью в подарок.

- Офицера в чем-то обвиняют? - удивляемся мы.

- Пока нет. Но следователи сказали Алексею, что дело будет возбуждено.

- Откуда вы это все знаете?

- Он мне звонит. Правда, нечасто. Ему постоянно колют обезболивающие, успокоительные - из-за этого он все время спит, а когда просыпается, то сразу начинаются допросы.

ЗА КАПИТАНСКОЙ ЗВЕЗДОЙ

Со слов Елены вырисовывалась история, простая и ровная, как оренбургская степь. Алексей вообще никогда не имел никакого отношения к сгнивающим снарядам. Он служил в разведке танкового батальона.

Старший лейтенант хотел делать карьеру. Но чтобы получить четвертую, капитанскую, звездочку на погоны, нужно было подыскать соответствующую должность. В части Алексея таких не было. Зато была капитанская должность в батальоне, который занимался утилизацией боеприпасов. Вообще это было странное подразделение.

Понятно, что здравый человек за просто так на опасную работу не пойдет. Для Алексея это была возможность получить капитана. А для других - возможность избавиться от не самых лучших солдат. В такелажники - так называют в армии тех, кто грузит снаряды, - собирали отовсюду. Само собой хорошего солдата таскать плохие снаряды командир не отправит. Вот такими бойцами и пришлось командовать Титову.

- Утром на полигоне жуткий холод, это ж степь и мощный ветер, - рассказывает Владимир Тимошенко, военный летчик. Он служил на полигоне, где прогремел взрыв, а сейчас живет в поселке Первомайском. От дома бывшего майора до места, где подорвались снаряды, 13 км.- Солдатики могли жечь костры из ящиков, в которых лежали боеприпасы, - продолжает Тимошенко. - Чтобы просто согреться. Но там же сухая степь - все это могло вспыхнуть и дать температуру, от которой и взорвались снаряды.

СИГАРЕТА В САПОГЕ

- Алексей говорит, что не видел, чтобы его солдаты курили, - рассказывает гражданская жена офицера Елена. - Но его хотят обвинить в халатности. Недосмотрел, что курили или еще чего. Но там же было почти 300 солдат. Как он мог все увидеть? Они пронесли сигареты в сапогах - это ж не найти!Но дело вовсе не в сигаретах, утверждают те, кто имел хоть какое-то отношение к случившемуся.

2500 ХИРОСИМ

- У армии приказ утилизировать фантастическое число снарядов, ракет и бомб, - говорит начальник пресс-службы Центрального военного округа Ярослав Ращупкин. - Сейчас у нас 9,5 миллиона тонн ракет и боеприпасов. По данным замминистра обороны Булгакова, 6 миллионов тонн этого оружия совершенно непригодны к применению - это снаряды и бомбы 40 - 70-х годов.Военные запустили программу утилизации этих боеприпасов.

Хранить дольше опасно. Но вот беда: если пытаться безопасно уничтожать эти заряды (есть заводы, которые этим занимаются), то тогда мы избавимся от советского бессмысленного и опасного оружия только через 20 лет. А уничтожить надо - ни много ни мало - оружия, которое по своей мощности может сравниться с 2500 атомными бомбами, сброшенными американцами на Хиросиму. И с каждым годом хранить все это «добро» все опаснее и опаснее.

КОГДА ЖДАТЬ НОВЫХ ВЗРЫВОВ?

- А можно, чтобы не безответственные срочники таскали эти снаряды? - спросили мы у военных.

- У нас приказ, - отвечает старший офицер Ярослав Ращупкин. - Мы его можем выполнять только теми силами, что у нас есть. А это солдаты-срочники.

- Но ведь американцы тоже готовились воевать? - спрашиваем мы.

- У них, как и у нас, огромное число снарядов, но нет таких взрывов, как у нас...- Они все в Афганистане и Ираке взрывают, - отвечает нам вроде как в шутку Ращупкин....Выжженная степь. 18-летние солдатики понуро идут в сторону полигона. Там до сих пор идет разминирование после страшного взрыва. Там наши Афганистан и Ирак...

Напомним, 9 октября примерно в 18 километрах от станции Донгуз произошло три взрыва. Рвануло колоссальное по мощности число боеприпасов, почти 4 тысячи тонн. После этого батальон, занимавшийся утилизацией, решили стремительно расформировать – за 10 дней.

В качестве основной версии ЧП следствие рассматривает версию брошенного окурка.

Главным подозреваемым оказался 20-летний солдат Александр Касаткин, который уже даже признал свою вину.

На офицера, спасшего более 100 солдат, хотят завести уголовное дело.Интервью с гражданской женой Алексея Титова Еленой Джигир

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также