Нижний Новгород
Общество

Артур Чилингаров - в День своего 81-летия: «Всем, кто читает и слушает «Комсомольскую Правду», - крепкого льда!»

Легендарный ученый-океанолог с мировым именем, исследователь Арктики и Антарктики в беседе с обозревателем «КП» Александром Гамовым раскрыл свой секрет активного творческого долголетия
Артур Чилингаров

Артур Чилингаров

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Артур Чилингаров – настоящий уникум. Герой Советского Союза, Герой России, обладатель множества отечественных и зарубежных наград и титулов, ребенком переживший Лениградскую блокаду, а взрослым - не один «ледниковый период», в том числе в экспедициях на дрейфующих льдинах.

Ему исполнился 81 год, а он и не думает о теплом пенсионном кресле. Занимается научной работой, действующий депутат Государственной Думы.

Правда сейчас его, как и других «думцев», в связи с обострением пандемии опять отправили на «удаленку».

Мы позвонили ему, чтобы поздравить с днем рождения и спросить совета мудрого, бывалого человека: как пережить нынешний пандемический «ледниковый период».

- Я вообще свой день рожденья не отмечаю, - удивил легендарный полярник. - Сенкевич (Советский ученый, путешественник, телеведущий – А.Г.) ведь в этот день умер. На кладбище съезжу.

- Все верят, что у вас волшебная борода. И что одну волосинку выдернешь, желание загадаешь –оно и исполнится.

- Это касается только спортивных состязаний. Больше я не загадываю ни на что. Я вообще нормальный человек.

- А на пандемию? Что нас ждет, и как ее вообще победить?

- Нет, не загадываю.

- Колдовство не у всех действует, а у вас на 100-процентно.

- Это не колдовство, это фортуна. Фортуна должна быть в любой экспедиции, должно вести. А с «колдовством» хорошо в карты играть.

- Вы в экспедициях научились в карты играть?

- Я научился в Ленинграде, во дворе. Я родился в Ленинграде, рос на улице, без отца. Тут школа хорошая.

- Володин (спикер Госдумы) сказал: «Артур, иди домой» в приказном порядке, на всю страну. Некоторые воспринимают это эпидемическое заточение как экспедицию какую-то, в ледниках.

- Ну, все правильно. В экспедиции все вообще ограничено: пространство, люди, тепло, еда… Вот работы, опасностей – в избытке.

- Как нужно себя вести в этой нашей, пандемической экспедиции?

- Выполнять все, что говорят доктора.

- А что конкретно? Руки спиртом протирать? Маску носить?

- Ну, больше ничего и не надо. Люди не привыкли к этому. Но, как и в экспедиции, надо привыкать.

- А внутрь водку северных сортов можно принять?

- Если только совсем чуть-чуть.

- А закусывать чем?

- Ну, строганиной.

- А где ее сейчас найти?

- Исторически всегда строганина есть в экспедициях.

- А у вас будет сегодня строганина?

- Я не знаю.

- В маске ходите? Борода вам не мешает?

- Да нет. Борода не мешает.

- А что важней всего в любой экстремальной ситуации?

- Сила духа должна быть, конечно. Она идет от тех задач, которые перед тобой ставятся. Это и продлевает активную жизнь. И ты должен иметь характер, твердость в выполнении задания. Вот и сейчас ( в период пандемии –А.Г.) нужна и воля для того, чтобы обеспечить безопасность себя, своей семьи и окружающих от зловредного вируса.

- Умения вести себя в критических ситуациях вам не занимать: в ваших полярных экспедициях их было с избытком! Но что меня всегда удивляло, так это умение сохранить чувство юмора, посмеяться и посмешить. Вы всегда такие забавные истории рассказывали. Например, о том, как у вас сын родился в Заполярье… Там родильный домик –что-то вроде чума, что ли. Вы в окошко заглянули, а ваша жена грудью кормит маленького эскимоса.

- Ну, какого эскимоса! Местного жителя. Новорожденного ненца. У жены молока было много, а у северных народов есть проблема с этим (с кормлением грудью). Вот моя супруга и «усыновила» малыша. Естественно, у меня первая мысль была: откуда взялся этот парень? Который, ну, совсем не в меня?

- А второй мыслью, третьей?

- Второй и третьей не было. С перепугу немного выпил и пришел в себя. Когда увидел своего сына и все понял про этого кроху-ненца.

- Коль мы из «Комсомольской правды»… Говорят, что вы были единственный в Советском Союзе секретарь комсомольской организации на Севере, которому ЦК ВЛКСМ разрешил носить бороду. Это так?

- Ну, не трогали меня. Я ходил с бородой. Я был первым секретарем райкома комсомола и носил бороду.

- Это же грубое нарушение Устава Ленинского союза молодежи.

- Ну, Устав я нарушал. Был избран с бородой и твердо стоял на своих позициях.

- И никто в Советском Союзе не смог у Чилингарова сбрить бороду. Артур Николаевич, мы желаем вам здоровья. И выдерните один волосочек из бороды.

- А я вам пожелаю удачи. И еще у полярников говорят: желаем крепкого льда. Для экспедиции, дрейфующей на льдине, это самое главное пожелание! Вот и я желаю вам крепкого льда: в делах, в работе, в читателях, которые вас любят, и которые гордятся тем, что имеют отношения и дружат с «Комсомольской правдой».

- А вы волосок при этом выдернули?

- Выдернул.

- Мы вас очень любим, Артур Николаевич!

- Я знаю. Я вас тоже. Привет главному редактору от меня.