Нижний Новгород
Общество

Фура дальше не пойдет: как я с самарскими таможенниками ловил пособников «пиратов»

Журналист «КП-Самара» узнал, как таможенники находят контрафакт, когда в регион пробираются перевозчики пиратской продукции и остановил нашествие поддельных джинсов
В ночи в Самарскую область пытаются ввезти контрафакт. Фото: Евгений Нектаркин

В ночи в Самарскую область пытаются ввезти контрафакт. Фото: Евгений Нектаркин

Перехват контрафактного груза обычно представляется чем-то вроде боевика - в небе кружит вертолет, через дорогу брошены заграждения с шипами, а в кустах возле проселочной дороги прячутся бойцы в бронежилетах, готовые ураганным огнем остановить нарушителя границы.

На самом деле все не столь драматично, хотя приключений хватает - в этом убедились журналисты «Комсомольской правды», вышедшие в рейд вместе с Самарской таможней.

Холод, пустые фуры и летающие беспилотники

Село Большая Черниговка, на часах 23:00. По трассе со стороны Оренбургской области периодически идут фуры с казахскими и киргизскими номерами. Взмахом жезла их тормозят сотрудники таможни, проверяют документы и осматривают груз. Это происходит 24 часа в сутки 7 дней в неделю, а для особо непонятливых контрабандистов на трассе стоит знак «Таможенный контроль», но все равно здесь регулярно перехватывают контрафакт, притом поддельные шмотки, обувь, парфюм и даже технику пытаются ввозить тоннами.

Нарушителей выслеживают с беспилотника. Фото: Евгений Нектаркин

Нарушителей выслеживают с беспилотника. Фото: Евгений Нектаркин

Однако мы с фотографом в рейде уже два часа, фуры, как назло, либо пустые, либо товар соответствует сопроводительным документам. Зато холод такой, что даже таможенники в специальной утепленной униформе регулярно сменяются, чтобы попить кофе в мобильном пункте.

Кроме контроля на трассе есть еще один процесс, более интересный для стороннего наблюдателя. Сотрудники Росгвардии выезжают «в поля» и запускают беспилотник, огромный летательный аппарат, напичканный электроникой. Он барражирует высоко в ночном небе, а на экране пилота отображается картинка камеры ночного видения. Даже перекрестьем прицела она напоминает кадры с какой-нибудь спецоперации спецназа - не хватает только ракетного удара по нарушителям.

Беспилотники патрулируют проселочные дороги, по которым контрабандисты периодически пытаются объехать пункты контроля. Пока на экране чисто, лишь возле самой границы стоят 13 фур, изо всех сил делая вид, что водители решили просто выспаться посреди поля. Возможно, они надеются на то, что у беспилотника сядут аккумуляторы, но сегодня для них неприятный сюрприз - как только один аппарат готовится идти на посадку, отлетав два часа, в небо устремляется второй - у него аккумуляторы рассчитаны на 4 часа полета. Так, сменяя друг друга, они способны дежурить хоть всю ночь напролет.

Первый бой контрафакту

Наконец-то мы замечаем первого нарушителя. Напротив мобильного комплекса таможни на трассе стоит одинокая фура, для водителя которой приключения только начинаются - незадолго до нашего приезда его остановили и обнаружили полный кузов джинсов Wrangler. То, что это контрафакт, можно судить даже по сопроводительным документам: у водителя машины с киргизскими номерами таких документов нет.

Ближе к часу ночи наступает затишье, машин совсем мало. Со стороны Большой Черниговки одиноко завывает бездомная псина, на черном небе мириады звезд и яркий Млечный путь, под несколько слоев свитеров и куртку пробирается настоящий космический холод.

«Ближе к трем часам поедут!» - со знанием дела комментирует наш немой вопрос сотрудник Самарской таможни. И действительно, уже в два часа на трассе выстраивается вереница фур. Водители недовольно отворачиваются от камер, но на вопросы инспектора отвечают. Многие машины забиты битком. Водитель канцелярским ножом вскрывает целлофан.

Пока все чисто - на кофтах, штанах и майках честные бирки китайских и киргизских производителей. Один свитер привлекает внимание - издалека кажется, что на груди вышит «Багзбанни», герой мультфильма. Но при ближайшем рассмотрении видно, что у знаменитого кролика и изображения на кофте общего столько же, сколько у слона с носорогом. По документам все в порядке, машина уходит в ночь.

Подделка: миссия невозможна

С апреля этого года у производителей контрафактной обуви прибавилось проблем - подделать электронный сертификат практически невозможно, каждая пара маркирована, и специальное приложение моментально показывает: что настоящее, а что подделка, зачастую родом из Китая.

Такую машину – с контрафактом китайского производства – и остановили после трех часов ночи.

Судьба задержанных проста - проследовать с нарядом до склада, где специалисты пересчитают все тонны товара, проведут оценку и определят сумму ущерба, который понес производитель оригинального бренда. Если товара немного, то можно отделаться административным правонарушением. Но порой ущерб исчисляется миллионами, а тут уже уголовное дело.

Таможенники следят за проезжающими машинами. Фото: Евгений Нектаркин

Таможенники следят за проезжающими машинами. Фото: Евгений Нектаркин

Тем не менее контрафакт через Самарскую и Оренбургскую области пытаются провезти чуть ли не ежедневно, несмотря на круглосуточный контроль.

- Каждый день находим десятки подобных нарушителей, - сообщает нам заместитель начальника отдела по контролю за ввозом и оборотом товаров Главного управления таможенного контроля после выпуска товаров Федеральной таможенной службы Дмитрий Болоцкий, - Если говорить об участке российско-казахстанской границы, то здесь чаще выявляются «товары изъятия», то есть товары, выпущенные по пониженной ставке ввозных таможенных пошлин в Республике Казахстан в связи с присоединением ко Всемирной торговой организации, а также контрафактная продукция и продукция, для которой у нас с 1 июля 2020 года предусмотрена обязательная маркировка - это табачные изделия, лекарственные средства и обувь.

Эти джинсы выглядят подозрительно. Фото: Евгений Нектаркин

Эти джинсы выглядят подозрительно. Фото: Евгений Нектаркин

Переводя с сурового языка таможни - есть определенные товары, которые, например, поступают из Китая в Казахстан, но на территорию России и стран ЕАЭС их можно ввозить только после доплаты разницы пошлин. То есть они предназначены сугубо для реализации на территории Казахстана. Тем не менее соблазн велик. И такой товар самарские таможенники регулярно задерживают на пунктах таможенного контроля.

Бывает и так, что таможня останавливает товар, ориентируясь по «определенным признакам». Редко, но случается и такое, что с товаром все в порядке, но окончательное слово за правообладателем. В противном случае заводят административное дело, а контрафактная продукция «подлежит уничтожению». То есть вывозится на мусорный полигон и либо попадает под гусеницы бульдозеров, либо перемалывается специальным комбайном.

Но каждую машину обязательно проверят. Фото: Евгений Нектаркин

Но каждую машину обязательно проверят. Фото: Евгений Нектаркин

Герои в ночи

Российско-казахстанская граница тянется на семь с половиной тысяч километров. И на всем ее протяжении работают мобильные группы таможни. А фуры все едут и едут с тоннами кальянных смесей, поддельными сумками итальянских модных домов, джинсами, парфюмерией и прочими товарами.

После трех часов ночи на трассе начинается оживление. Сотрудники таможни снова выстраивают целую колонну фур и проверяют груз.

- А если не остановится? - спрашиваю я.

- Тогда передадим информацию в ДПС, - отвечает таможенник. - Они задержат до приезда нашей мобильной группы.