Нижний Новгород
Общество

Нужно было предупредить, что умрете: вдовец из Волгограда не может получить ипотечную страховку в 1,4 миллиона от банка

Застраховаться решила его супруга, но спустя несколько лет внезапно умерла от пневмонии
Волгоградка застраховала свою жизнь, но после смерти банк отказался выплачивать ее супругу деньги.

Волгоградка застраховала свою жизнь, но после смерти банк отказался выплачивать ее супругу деньги.

Фото: Артем КИЛЬКИН

В довесок к кредиту или ипотеке банки усердно, чуть ли шантажом отказа в оном, навязывают страховки. А вот выполнять свои обязательства в случае наступления страхового случая не спешат. В такой ситуации оказался Юрий Лемякин* из Волгограда, который в 2018-ом году потерял любимую супругу, застраховавшую свою жизнь при оформлении ипотеки, а теперь не может выбить у банка положенную ему выплату.

НУЖНО БЫЛО ПРЕДУПРЕДИТЬ, ЧТО УМРЕТЕ

Это дело уже рассматривается в Центральном районе Волгограда. Суть такая: в 2015 году счастливые супруги решили обзавестись собственной квартирой. Выбрали недвижимость и пошли за ипотекой. Взяли почти полтора миллиона. В тот же год на условиях уступки право требования кредита перешло в другой банк, очень популярный в России. Тогда же Ирина Лемякина* решила заодно застраховать свою жизнь.

«Смерть в результате несчастного случая и/или болезни, инвалидность I и II группы в результате несчастного случая, временная утрата трудоспособности в результате несчастного случая» - говорится в страховом документе.

В 2018-ом, спустя три года, Ирины не стало. Она скоропостижно скончалась от пневмонии. Это не хронические заболевания, никто и не мог предвидеть, что молодая, красивая женщина так внезапно уйдет из жизни.

Юрий был единственным наследником и, конечно, воспользовался правом получить страховку – то есть весь остаток по ипотеке. Он принес заявление с банк и получил весьма странный ответ. Оказывается, страховщика нужно было уведомить еще в 2015 году о наличии заболевания, которого тогда конечно же не было. Проще говоря, предупредить о смерти, тогда бы банк попросту не предлагал никакую страховку. При этом о болезни легких женщина и ее близкие узнали только за полторы недели до гибели.

- Смерть Ирины наступила в результате заболеваний, которые у нее на момент заключения договора страхования отсутствовали, предвидеть наступление которых она объективной возможности не имела, а потому смерть в результате указанных заболеваний являлась предполагаемым событием, что в полной мере соответствует понятию страхового риска, - говорит юрист Максим Осипкин, который ведет это дело.

СТРАХОВКА, ПРОЦЕНТЫ, НЕУСТОЙКА

Конечно, ситуация складывается абсурдная. И без того убитый горем вдовец Юрий должен словно коллектор выбивать страховку у банка. А ведь есть конкретные документы, где черным по белому написаны обязательства всех сторон.

- Страховая сумма устанавливается в размере суммы остатка ссудной задолженности по кредитному договору на дату начала очередного страхового периода и выплачивается в 100% размере, - говорит юрист.

А остаток немаленький – почти 1,4 миллиона рублей. Плюс банк обязан выплатить проценты, ведь в течение двух недель, да уже и лет, не перечислил Юрию ни копейки. Набежало почти 90 тысяч рублей. Плюс неустойка «за неудовлетворение требований потребителя» -1,3 миллиона рублей.

- Также мы запросили 100 тысяч рублей за нанесенный моральный вред. Помимо этого, по закону в пользу истца подлежит взысканию штраф в размере 50% от суммы присужденной судом в пользу потребителя, - резюмирует юрист Максим Осипкин.

Конечно, суд может уменьшать суммы, но основную – страховую – банк обязан выплатить. «Комсомолка» следит за развитием событий.

*согласно законодательству персональные данные героев публикации изменены