Нижний Новгород
Общество

Живут на хлебе с чаем, но не идут работать на земле: Мигранты уже не хватаются за любой заработок

О новых тенденциях в эксклюзивном интервью kp.ru рассказал президент Федерации мигрантов России Вадим Коженов
Российская столица для приезжих всегда была лакомым кусочком.

Российская столица для приезжих всегда была лакомым кусочком.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

В самом начале коронавирусного карантина в Москве озвучили довольно мрачный сценарий. Было уже очевидно, что многие сектора бизнеса на неопределенное время закрываются, сотни тысяч человек переводятся на удаленку или просто отправляются в отпуска без содержания. В том числе мигранты.

Президент Федерации мигрантов России Вадим Коженов заявил тогда, что деньги у безработных гастарбайтеров могут закончиться за неделю-две и нас ждет взрыв уличной преступности. Но в результате, судя по последним цифрам МВД, этого не произошло. За год число преступлений с участием иностранцев, наоборот, снизилось более чем на 10%, по убийствам - на 20%.

Зато пандемия выявила несколько новых тенденций, связанных с трудовыми мигрантами.

Вадим Коженов. Фото: Сергей Ведяшкин/АГН "Москва"

Вадим Коженов. Фото: Сергей Ведяшкин/АГН "Москва"

МЕСЯЦ РАМАДАН

- Риск получить разгул уличной преступности объективно был, - объясняет Вадим Коженов. - Огромное количество людей потеряли работу. Мы тогда опрашивали диаспоры. Получилась выборка тысяч на 7 человек. Без работы остался как минимум каждый второй, возникла напряженная обстановка. Но в итоге решить проблему удалось. Вдруг возникла огромная взаимоподдержка. Мы, например, раздали около 10 тысяч продуктовых наборов, одному человеку набора хватало примерно на месяц. Там были крупы, макароны, консервы.

- Вы откуда на это деньги взяли?

- Люди на карту накидывали, бизнесмены какие-то приезжали, передавали продукты.

- По принципу землячества?

- Не всегда. Татары, ребята с Кавказа готовы были поддержать братьев по религии. Еще так совпало, что самый пик пандемии выпал на месяц Рамадан, когда принято помогать нуждающимся.

ПЕРЕСИДЕТЬ НА ДОШИРАКАХ

Но движение взаимопомощи постепенно сошло на нет. Масса мигрантов продолжала оставаться без работы. Хотя, как теперь выясняется, вакансий было выше крыши…

- Мы начали плотно работать с крупным кадровым агентством, - продолжает Коженов. - В основном вакансии были на сельхозработы в разных регионах России. У нас на сайте есть форма заявки. Там зарегистрировалось около 7 - 8 тысяч человек. Мы попросили агентство сделать обзвон людей по нашей базе безработных. И из этих тысяч всего около сорока человек согласились на предлагаемые вакансии! Конечно, самые шустрые и активные к тому времени уже нашли места, но кто-то продолжал сидеть дома. Да, в сельском хозяйстве непростой труд, но сейчас ведь многие процессы автоматизированы. И тем не менее никто не поехал! Нам говорили: не, спасибо, мы сейчас тут немного ужмемся, на дошираках пересидим.

- То есть безработные отказывались от вакансий?

- В принципе позицию понять можно. Например, какая-нибудь девушка из Киргизии, которая в московской «Шоколаднице» носит подносы. У нее зарплата, чаевые. Ну 40 - 50 тысяч рублей в месяц у нее выходит. И вот карантин, все закрыто. Ей предлагают ехать в Астрахань сажать петрушку. Она отказывается. Такие люди готовы сидеть на воде 2 - 3 месяца, чтобы затем вернуться на то же место или найти что-то похожее. Мигранты способны выживать с минимальными расходами. Жили вшестером в двухкомнатной квартире, с работой возникли сложности - съехались в эту двушку не шесть, а двенадцать человек. Многие реально живут на сладком чае и хлебе. Это объективная картина.

- Просто нам кажется, что приезжие готовы хвататься за любую работу.

- Такие тоже есть. Но, как показала практика, уже сформировался достаточно большой класс мигрантов, которые не готовы на это.

- То есть можно сказать, что среди мигрантов появились некие условные элиты: если человек работает в «чистенькой» сфере услуг, скажем, он уже никогда не пойдет копать огороды или на стройку?

- Не знаю, элиты это или нет. Есть стереотип, что все мигранты едут в Россию только ради денег, чтобы отсылать часть семьям домой. Есть и такие, конечно. Но у многих другие планы. Они приезжают в Москву, смотрят на «Москва-Сити» и говорят: я хочу жить в этом городе и никуда не тронусь, хоть что вы со мной делайте. Я рассказывал про условную официантку, которая не хочет отправляться на сельхозработы. Да, с одной стороны, потому что это тяжелее. Но в первую очередь потому, что она не готова уезжать из мегаполиса в обычный город или деревню. Она ведь оттуда только-только вырвалась. То есть среди мигрантов велика прослойка людей, которые едут сюда с прицелом остаться. Им нравится удобная инфраструктура, они хотят здесь жить, стать гражданами.

«СЛАВЯНЕ, КОТОРЫЕ ХОТЕЛИ, УЖЕ ДАВНО ЗДЕСЬ»

- Но почему-то потом чаще всего эти люди не знают толком языка и не спешат интегрироваться, общаясь только с земляками. Вот и получим мы в итоге мононациональные гетто.

- Это как раз характерно для тех, кто едет на заработки. Я вижу тенденцию, что, наоборот, те, кто перебрался сюда, нашел хорошую работу и начинает обживаться, стараются разорвать связи с условной диаспорой. По крайней мере их дети, которые здесь учатся в школе, интегрируются быстрее, перенимают новые культурные ценности.

- Тем не менее есть мнение, что, раз у России потребность в мигрантах, надо приглашать тех, кто нам более близок культурно: из ДНР-ЛНР, Белоруссии, Молдавии.

- Те, кто хотел оттуда приехать в Россию, давно здесь. Была неоднозначная теория: давайте вместо ребят из Средней Азии возить гастарбайтеров из Латинской Америки. Мол, они же христиане. Но это же утопия!

Где работает больше всего мигрантов?

Где работает больше всего мигрантов?

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

ВАКАНСИИ ЕСТЬ, А РАБОЧИХ НЕТ!

- Недавно мы писали: в Подмосковье фермеры жалуются, что не смогли приехать тысячи полевых рабочих из Средней Азии. На их места пробовали брать «городских» мигрантов. Или местных, россиян. Но те быстро отваливаются, потому что физически тяжело. Мы в сельском хозяйстве действительно уже не можем без мигрантов обойтись?

- Насколько я понимаю, да. Помню, весной звонил глава района из Волгоградской области: «Пожалуйста! Нам срочно нужно три тысячи человек! Я глава района, я обещаю - никого не кинут, все здесь нормально, мы всех оформим, все будет хорошо, пожалуйста, помогите!» Вот такое было.

- Поехали люди?

- Мы разместили ролик на всех своих площадках, что есть такое предложение - есть реальный чиновник, который дает гарантии. Дальше я уже за этой историей не следил. Сейчас у нас на сайте висит 6 тысяч вакансий. Маляры, упаковщики, литейщики, штукатуры, отделочники. Вакансии есть, а рабочих нет!

КОНКРЕТНО

74% московских мигрантов во время пандемии потеряли работу или были отправлены в отпуск без содержания.

40% респондентов заявили, что на момент кризиса у них были накопления.

Но только 13% московских узбеков и киргизов этой подушки безопасности хватило бы более чем на 3 месяца карантина.

Данные опросов

Группы исследований миграции и этничности

(руководитель Е. Варшавер).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Оказалось, Россия может обойтись без гастарбайтеров

Знаменитый питомник, созданный бывшим экономическим обозревателем "КП" Ириной Савватеевой, вообще не берет на работу мигрантов. И успешно работает 15 лет. Дмитрий Стешин выяснил - как (подробности)