Нижний Новгород
Политика

Кого защищает Россия - Лукашенко или свои интересы

На чьей стороне в Белоруссии оказалась Москва и как понимать слова Путина о «засадном полке» для Батьки — об этом в эфире Радио «Комсомольская правда» рассказал политолог Евгений Минченко
Жители Белоруссии продолжают выходит на акции протеста.

Жители Белоруссии продолжают выходит на акции протеста.

Фото: REUTERS

- Евгений Николаевич, вы же слышали заявление Путина про «засадный полк» для Лукашенко — резервные силы правоохранителей, которые могут выдвинуться в Белоруссию, если там начнутся беспорядки. Кто эти люди, которые готовы туда отправиться?

- Я думаю, это Росгвардия, возможно, и ФСБ. Путин же сказал: сотрудники правоохранительных органов.

- А нам вообще нужно открыто поддерживать Лукашенко, выступая против протестующих?

- Россия поддерживает не Лукашенко.

- А на чьей же мы стороне?

- Россия выполняет свои обязательства перед своим союзником в соответствии со статьей 2 Договора о коллективной безопасности, где указано, что может быть оказана помощь не только в случае внешней агрессии, но и в случае угрозы стабильности в стране. Это тот самый случай. Лукашенко обратился за поддержкой. Точнее, легитимный президент Белоруссии обратился за поддержкой, и ему она была обещана. Но важный момент, что это поддержка не Лукашенко лично. А союзника, Союзного государства.

Еще несколько недель назад Лукашенко рассказывал, что россияне готовят против него переворот, что были засланы сотрудники ЧВК. Мы же это всё слышали. И была оголтелая пропаганда на белорусских каналах. Это же тоже сложно забыть. Только-только Россия была агрессором, и вдруг стала верным другом, на которого только одного и осталась надежда.

- Но нам-то все равно выгоднее, чтобы остался Лукашенко.

- Кто вам это сказал? Я считаю, что у России есть свои национальные интересы, и думать надо о них. Как только мы начинаем думать о конкретных персонах, начинают страдать национальные интересы. Поэтому надо разговаривать со всеми политическими силами в Белоруссии, в том числе и с Лукашенко, у которого все равно есть поддержка населения. Можно спорить о 80 процентах, но тем не менее.

- Лукашенко устоит после всего, что сейчас происходит?

- Я думаю, что режима, который существовал в Белоруссии еще несколько недель назад, и строил антироссийскую идентичность на российские деньги, его больше не будет. Ему на смену придет что-то иное. Будет ли при этом Лукашенко - во многом зависит от него самого.

- Но если росгвардейцы готовы туда выдвинуться, чтобы помочь Лукашенко, нет ли опасности, что белорусский ОМОН сложит щиты и перейдет на сторону протеста?

- Маловероятно, учитывая то, что они до сих пор не перешли. Если бы там были такие брожения, то переход силовиков состоялся бы гораздо раньше.

- Мы видели Лукашенко в вертолете над Минском, с автоматом. Это была ошибка или правильный технологичный ход?

- Что значит ошибка, что значит правильный? Лукашенко показал, что он никуда уходить не собирается, что у него есть лояльные силовики, которые будут стоять до упора. И эта демонстрация удалась. Другой вопрос, что митинг был мирный, а Лукашенко вышел с автоматом... Но специалисты по пиару считают, что плюс был хотя бы в том, что картинка с Лукашенко с автоматом перебила картинку многотысячного митинга.

- Какой в дальнейшем должна быть роль России в Белоруссии?

- Для ответа на этот вопрос важно увидеть разницу между тем, что говорят Лукашенко и Путин. Лукашенко говорил, что на митингах бандиты, наркоманы, наймиты. А Путин сказал: вообще-то, если люди выходят на улицы в таком количестве, значит, их что-то волнует, значит, с ними надо разговаривать. Я думаю, роль России в том числе – это роль посредника, который будет стимулировать Лукашенко к разговору с его собственным народом.

- Возможно ли увидеть Россию как сторону примирения, которая усадит всех за один стол и наладит разговор между Лукашенко и оппозицией?

- Только в таком случае и имеет смысл заявление Путина о том, что мы готовы оказать помощь нашими силовыми структурами. Но это не должна быть только двусторонняя история: Лукашенко и те люди, которые сейчас объявили себя оппозицией. Потому что в Белоруссии есть еще много политических векторов. Ну, например, там практически запрещен пророссийский вектор, хотя он популярен среди большой части населения. Думаю, должны появиться и пророссийские политические силы, которых сегодня в Белоруссии просто нет. Прозападные, националистические силы в последнее время в Белоруссии поощрялись, а пророссийские — загонялись в подполье. Этого больше не должно быть.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Путин: Лукашенко попросил нас о резерве правоохранителей. Но он не будет использован, пока не начнут жечь машины и дома

Президент прокомментировал ситуацию в Белоруссии, возможность второй волны коронавируса и рассказал, как себя чувствует его дочь после вакцинации (подробности)