Нижний Новгород
Политика

Россия без Союза может обойтись, а Минск - нет?

Чего мы, россияне, можем лишиться, если Белоруссия «качнется в сторону» от Москвы после выборов 9 августа? Мы обратились к экспертам в области политики, экономики и военной сферы
Не потеряет ли Россия самого близкого ей во всех смыслах соседа? Фото: Виктор Драчев/ТАСС

Не потеряет ли Россия самого близкого ей во всех смыслах соседа? Фото: Виктор Драчев/ТАСС

ЧТО БУДЕТ С СОЮЗНЫМ ГОСУДАРСТВОМ

В 1996-1998 годах было подписано сразу 3 договора. По этим документам Россия и Белоруссия — не просто союзники, а Союзное государство, в перспективе - с единой валютой, парламентом, судом и так далее… Но за прошедшие четверть века многое из этого так и не достигнуто. А что будет теперь, после выборов президента Белоруссии, в ходе которых в Минске наговорили много неприятного в адрес Москвы? Не потеряет ли Россия самого близкого ей во всех смыслах союзника вовсе?

- При нынешнем руководстве Белоруссии у нас вряд ли будет больше Союзного государства, чем есть сейчас, - сказал «КП» известный политолог, член совета по межнациональным отношениям при президенте РФ Богдан Безпалько.

- А что мы имеем сейчас?

- Граждане Белоруссии имеют привилегии по сравнения с гражданами других стран ЕАЭС при трудоустройстве в России и при пересечении границ. Есть структуры и бюджет Союзного государства. Все это, если Лукашенко останется у власти, может сохраниться, чтобы продолжать декларировать приверженность интеграции. Но на практике она давно буксует именно со стороны Минска.

Политолог, член совета по межнациональным отношениям при президенте РФ Богдан Безпалько

Политолог, член совета по межнациональным отношениям при президенте РФ Богдан Безпалько

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Но другие кандидаты в президенты Белоруссии не хотят никакого союза совсем?

- Да, другие кандидаты к союзу с Россией относятся еще более скептично чем Лукашенко. Мы не знаем, какие лидеры в реальности могут придти к власти в Белоруссии. Но если вдруг выиграет кто-то из оппозиционеров — их политика по отношению к России будет по крайней мере честнее. Лукашенко под предлогом интеграции требует от России постоянных дотаций. Если же к власти в Минске придет, например, домохозяйка Тихановская (основной конкурент Лукашенко на выбораз, - ред.) или те, кто за ней стоит — они могут выйти и из Союзного государства и из ОДКБ.

- ОДКБ — военно-политический союз, в который входит так же Казазстан, Армения, Киргизия и Таджикистан. Зачем Минску из него выходить?

- Все члены этой организации обязаны защищать друг друга в случае нападения извне. Союзничество — это реальные дела. Но когда, например, возникли проблемы в Киргизии — Россия направила туда технику. Белоруссия — нет. А оппозиционеры в Минске уже говорят - зачем нам такой договор, если по нему, возможно, придется воевать за пределами Белоруссии?

Все члены этой ОДКБ обязаны защищать друг друга в случае нападения извне

Все члены этой ОДКБ обязаны защищать друг друга в случае нападения извне

Фото: Галина Соловьева

- Белоруссия может превратиться в санитарный кордон между Россией и Западом?

- Может и довольно быстро. У нас люди в глубинке думают что Лукашенко — последняя надежда на союз двух государств. Но союзник не будет выдавать наших граждан туда, где их возможно ждут пытки. А Лукашенко заявлял, что может выдать часть задержанных в Минске 33 россиян Украине, где их мечтают посадить за участие в ополчении Донбасса.

- Есть в Белоруссии кандидаты, настроенные на развитие союза с Россией?

- Пророссийские политики там есть, но в выборах они не участвуют. И они не настолько раскручены, чтоб победить на выборах. Наша «мягкая сила» в Белоруссии пока работает, мягко говоря, недостаточно.

ИХ СМЕТАНУ МЫ СМОЖЕМ ЗАМЕНИТЬ, А ОНИ НАШ РЫНОК - ВРЯД ЛИ

Белоруссия входит в десятку крупнейших экономических партнеров России. В прошлом году мы купили у Минска товаров почти на 13 млрд долларов, поставили на 20 млрд. По нефтепроводам которые идут через территорию Белоруссии было прокачено более 40 млн тонн нефти, из которых 18 млн пошли на два крупнейших нефтеперерабатывающих завода республики. Вообще более половины наших поставок Минску — это нефть и газ, а получаем мы из Белоруссии в основном продукты и машины. Лишимся ли мы белорусских творогов и тракторов?

Вытеснению белорусской «молочки» с нашего рынка российские фермеры были бы только рады

Вытеснению белорусской «молочки» с нашего рынка российские фермеры были бы только рады

Фото: Вадим ШЕРСТЕНИКИН

Заместитель гендиректора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Владимир Сальников не верит в отказ белорусов от российского рынка:

- Мы и сами от белорусских продуктов принципиально не откажемся. Хотя вытеснению белорусской «молочки» с нашего рынка российские фермеры были бы только рады — они в состоянии заменить и сыр, и молоко, и творог, и сметану, которые мы получаем от соседей. Но у нас связи настолько плотны во многих сферах, что полный их разрыв невозможен. Тем более сейчас - на фоне мирового кризиса.

- А можем ли мы отказаться от белорусской техники? Тех же тракторов, МАЗов, БелАЗов, военных тягачей?

- Есть нишевые вещи, где надо будет заново отстраивать производство. Но с учетом масштабов нашей экономики, мы то отстроить сможем. В первую очередь в машиностроении —да, будет поначалу болезненно, но не смертельно. В отличии от белорусской экономики. Для них потеря российского рынка неприемлема. Большая часть поставок белорусских товаров идет на те рынки, где у нас тоже присутствуют сильные производители. И наши с удовольствием нарастят поставки, если что.

- Но белорусы гордятся своим качеством — где мы найдем такое же за схожую цену?

- Каких-то супертехнологий у них нет. Белорусы - крепкий середнячок в производстве бытовой техники, в сельхозмашиностроении. Подобные производства есть и у нас. Но условия, в которых работают белорусские производители, гораздо мягче наших. Минск же субсидирует ту продукцию, которую продает нам. Причем отчасти это шло за счет того, что мы дешево им продавали нефть в обмен на политическую лояльность. И так они не один год поддерживали конкурентноспособность своих холодильников и тракторов на нашем рынке.

- Белорусы, уйдя с нашего рынка, найдут другие?

- Какие-то найдут. Но равнозначные российскому — нет. Наши отношения сейчас более выгодны Минску.

Знаменитый БелАЗ

Знаменитый БелАЗ

Фото: Вадим ШЕРСТЕНИКИН

МОЖНО ТЕРПЕТЬ КОГДА ОТНОШЕНИЯ ИСКРЕННИЕ

А вот что считает Богдан Безпалько:

- У России может возникнуть проблема с транзитом нефти через Белоруссию?

- Мы уже столкнулись с проблемами. Минск демонстративно пытается закупать нефть — пока небольшими партиями — у других стран, даже у США. И отбор нефти из транзитного нефтепровода, как это случалось с Украиной, увы, возможен. Нам в любом случае придется думать о диверсификации импорта нефти и газа. Тем более, и в самой Белоруссии и в Европе в целом идет снижения потребления этих ресурсов. Но скидок от нас Минск продолжит просить.

Тесно увязывает ухудшение политических отношений с проблемами в экономики депутат Госдумы Константин Затулин:

- Все, происходящее в Белоруссии прямо отразится на нашем экономическом сотрудничестве. Не хотелось бы чтобы экономика оказалась жертвой политики. Но если нам продолжат залезать в карман, и при этом высказывать обвинения и оскорбления, то схему экономического сотрудничества придется менять.

- А если извинятся за оскорбления, мы будем продолжать субсидировать Белоруссию как раньше?

- Можно многое перетерпеть, если это искренний союз. Но мы увидели в последнее время, а особенно в ходе этих выборов президента Белоруссии, что он перестал быть искренним.

- Но мы все-таки зависим от белорусских поставок?

- Мы снизили зависимость от Украины после 2014 года — и по двигателям, и по судам. Если понадобится - сможем решить и вопросы по белорусскому машиностроению, а уж тем более по продуктам.

ЧТО БУДЕТ С НАШИМИ ВОЕННЫМИ ОБЪЕКТАМИ?

По договору от 6 января 1995 года между Москвой и Минском на территории Белоруссии действуют 43-й зональный узел связи под городом Вилейка и 474-й отдельный радиотехнический узел недалеко от города Барановичи Брестской области. Первый поддерживает связь с кораблями нашего ВМФ в Атлантике, Тихом и Индийском океанах. Второй входит в систему предупреждения о ракетном нападении. Плюс регулярные совместные военные учения. Плюс поставки боевой техники.

Придется ли от всего этого отказаться, если Минск развернется на Запад?

Завкафедрой политологии и социологии РЭУ имени Плеханова Андрей Кошкин в этом вопросе осторожно оптимистичен:

- Что будет с нашими базами в Белоруссии?

- Это не базы — это станции. Убежден - кто бы ни стал президентом Белоруссии, два наших военных объекта он убирать не будет. В ближайшее время точно - несмотря ни на какую риторику. Да, договор об их 25-летней аренде заканчивается — значит, ждем переговоры о его продлении. Возможно на новых условиях.

- Мы потеряем в эффективности обороны, если перенесем свои станции из Белоруссии в Россию?

- Сейчас эти объекты «на передовой» - западнее границ России. Перенос на 600-700 километров восточнее мог бы сказаться на их эффективности - при прежнем технологическом уровне. Но сейчас технологии продвинулись вперед. Связь с кораблями в Атлантике хуже не станет, а станция предупреждения о ракетном нападении — не единственная в западной части страны… Объекты эти перенести на территорию России можно. Но это дорого.

Техника у них, конечно, большей частью наша, и запчасти мы поставляем

Техника у них, конечно, большей частью наша, и запчасти мы поставляем

Фото: Михаил ФРОЛОВ

- Насколько Белоруссия значимый для нас партнер в военном смысле? Армия у них маленькая, но боевая...

- Техника у них, конечно, большей частью наша, и запчасти мы поставляем. Военспецы готовятся по общим лекалам — в целом. Генштабы взаимодействуют достаточно тесно. И мы до сих пор были реально заинтересованы в том, чтобы боеготовность белорусской армии росла. Думаю, как бы ни менялась ситуация на политическом олимпе в Минске — отношения в военной сфере останутся управляемыми. Но сектор сотрудничества может сузиться.

- НАТО может придти в Белоруссию и оказаться в шаге от Смоленска?

- Не так быстро. На Украину и в Грузию они пока не пришли, хотя рвутся туда много лет. И желание НАТО приблизиться максимально к нашим границам уже реализовано - в Прибалтике.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Попросили освободить скамейку, потому что вдруг избиратели захотят присесть». Независимых наблюдателей за выборами в Беларуси зачастую не пускают на участки

Незнакомые люди приносят наблюдателям еду, воду и стулья, а сами они берут отпуск на работе (подробнее)

ПО ТЕМЕ

Что говорят кандидаты в президенты Белоруссии об отношениях с Россией

Их пятеро, но все они так или иначе - за пересмотр отношений с Москвой. В какую сторону? (подробнее)