Нижний Новгород
Экономика

Стоит ли России купить страховку от падения нефтяных цен

Эксперты считают, что нам нужно взять пример с Мексики
Цены на нефть уже который месяц держатся на уровне в $40 - 45 за баррель

Цены на нефть уже который месяц держатся на уровне в $40 - 45 за баррель

Фото: REUTERS

Цены на нефть уже который месяц держатся на уровне в $40 - 45 за баррель. Еще полгода назад этой стоимости нам бы хватало, чтобы иметь сбалансированный бюджет. Но после заключения сделки ОПЕК+ и сокращения добычи почти на четверть сырьевые доходы казны упали, а расходы из-за пандемии, наоборот, выросли. Дефицит бюджета в этом году составит несколько триллионов рублей. Как считают эксперты, этого можно было избежать, если бы Россия захеджировала риски снижения цен на нефть. Что это такое? И почему это было бы полезно?

«ВЫИГРАЛИ БЫ 4 ТРИЛЛИОНА РУБЛЕЙ»

Власти в России задумались о применении схемы хеджирования рисков падения цен на нефть. По сути, это страховка от низкой стоимости сырья.

- Это обычная страховая сделка. Если цена нефти падает ниже определенного уровня, о котором мы с вами договариваемся, вы мне платите, возмещаете потери от этого падения. Если цена нефти выше - я вам плачу за страховку. Это так же, как мы страхуем дома от пожаров и квартиры от затопления, - рассказал в эфире канала «Россия-24» Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации.

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации.

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

На государственном уровне механизм пока применяет только Мексика, а частным образом – многие сланцевые компании США. Поручение проработать идею дал президент Владимир Путин. Компания «Роснефть» предложила покупать такую страховку за счет средств Фонда национального благосостояния.

- Данная инициатива не столько в интересах конкретной корпорации или нефтяной отрасли в целом, сколько в интересах российского государства и бюджета. Она позволяет снизить риски наполнения бюджета в достаточно непростое время, затяжной турбулентный период, который не закончится еще очень долго. По крайней мере, до тех пор, пока на рынке углеводородов не появятся действующие механизмы регулирования. ОПЕК, которая раньше выполняла роль регулятора, на данном этапе с этой ролью не справляется, - заявил Валерий Андрианов, старший аналитик WMT Consult в эфире РБК-ТВ.

По его расчетам, если бы Россия применяла подобную схему, то могла бы выиграть до 4,3 триллиона рублей только в этом году. То есть, наш бюджет не получил бы никаких убытков от снижения мировых котировок. О дефиците и секвестре, который планируется в ближайшие три года, можно было бы забыть.

- Нефтяной рынок волатилен. Это непредсказуемая игра, всегда надо быть готовым к тому, что цены упадут, и использовать этот механизм, чтобы обезопасить себя от рисков. Тем более что он может иметь не только экономический, но и политический эффект. Весной этого года Саудовская Аравия фактически пыталась выкручивать руки России и другим нефтедобывающим странам. Если бы у нас был механизм хеджирования, мы могли бы не поддаваться ни на какие провокации, проводить абсолютно независимую нефтяную политику, не бояться, что какой-то нечестный игрок устроит демпинг на мировом рынке или развяжет против нас очередную санкционную войну, - считает Валерий Андрианов.

Бюджет России получил большие убытки от снижения цен на нефть

Бюджет России получил большие убытки от снижения цен на нефть

Фото: РАСЮК Татьяна Витальевна

ЧЕМ ПЛОХО БЮДЖЕТНОЕ ПРАВИЛО

В России уже несколько лет работает бюджетное правило. Его суть в том, что, если цена на нефть превышает $42 за баррель, дополнительные доходы отправляются в Фонд национального благосостояния. И наоборот, если цена на нефть ниже этого уровня, то накопленная в ФНБ валюта идет на сокращение дефицита бюджета. Но этот механизм несовершенен, считают эксперты.

- Деньги, которые сегодня у нас в ФНБ не создают эффекта роста, они лежат мертвым грузом. Да, оттуда начинают тратить деньги, когда цены снижаются. Но кто на этом выигрывает? Только валютные спекулянты, - считает Леонид Крутаков, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве России. - Бюджетное правило ничего не страхует. Это лишь способ извлечения сверхдоходов у нефтяных компаний.

По его словам, рыночные или производственные инструменты регулирования рынка нефти сейчас не работают. Играют роль в основном политические риски. И от них поможет только хеджирование. Тем более что в ближайшем будущем нас ждет большая неопределенность.

- В середине сентября Америка войдет в терминальную стадию подготовки к выборам, и для того, чтобы подсадить Байдена, финансовые спекулянты вполне могут завалить мировые финансовые рынки. Так же, как они завалили в 2008 году, чтобы подсадить Обаму. Непонятно, что вообще будет с американской экономикой, если там начнется гражданская война. Что произойдет с нефтью? Что будет в целом с мировой экономикой? Мы сейчас находимся перед лицом зияющей неопределенности, когда может случиться все что угодно, - говорит Михаил Делягин. - И здесь вопроса вообще нет. Страховать машину или не страховать машину? Ну, если вам плевать на себя и плевать на свою машину, и деньги есть лишние, тогда можно не страховать. Но если вы рачительный хозяин, то страховать жизненно необходимо.

По его словам, бюджетное правило лишает страну возможности развиться. Потому что деньги вынимают из экономики. А хеджирование ни у кого никаких денег не забирает.

- Если я застраховался от потери работы, то, когда я работу теряю, у меня нет проблем – я эти деньги начинаю получать по страховке, и все. Это цивилизованная система, она принята, она работает. И именно поэтому ее истерически отрицают наши либералы и в Минфине, и в Банке России, - поясняет Михаил Делягин.

- Конечно, за любую страховку надо платить. Самая простая аналогия - КАСКО. Мы не знаем, попадем в аварию или нет, но мы все равно покупаем полис и пытаемся себя обезопасить, чтобы гарантировать компенсацию потерь. Это очень разумный механизм. Он сопряжен не с риском, он, наоборот, с ликвидацией этих рисков, - считает Валерий Андрианов.

Нефтяной рынок - непредсказуемая игра

Нефтяной рынок - непредсказуемая игра

Фото: EAST NEWS

ПОЛУЧИМ СОЮЗНИКОВ И АРГУМЕНТ ДЛЯ ПЕРЕГОВОРОВ

По словам экспертов, хеджировать риски такого масштаба могут только крупные инвестиционные банки. К примеру, Мексика страхуется в американских инвестбанках.

- Хеджирование – это не только ценовые риски, это еще и защита объема экспорта. Мы это прекрасно увидели на примере Мексики и ОПЕК, которая отказалась сокращать свою добычу только потому, что тогда она не выполнила бы условия крупнейшей сделки, - говорит Леонид Крутаков. - И когда тебе говорят: надо сократить, то наличие страховки дает свободу в переговорах с ОПЕК и с США. Мы можем сказать: «Ребята, у нас с «Дойче банком», условно, крупнейший контракт. Если мы сейчас откажемся, мы его разрушим.

По мнению Крутакова, за счет страхования мы получим союзников. Если европейские банки будут хеджировать российскую нефть, они будут играть на нашей стороне.

- Страхование дает нам в дополнительной степени свободу. Возвращаясь к той же самой Мексике. Она же в переговорах ОПЕК+ никаких обязательств на себя не взяла. Она просто сказала: «Нам фиолетово». И в итоге сокращение добычи, которое должно было лечь на Мексику, вынуждены были взять на себя Соединенные Штаты, которые от всех обязательств своих отказываются. Почему? Потому что Мексика застраховалась, и ей не интересно, будет цена 9 долларов, -9 долларов, -39 долларов. Она свое получит в любом случае, и шантажировать Мексику бессмысленно, - приводит пример Михаил Делягин.