Нижний Новгород
Политика

Алексей Нечаев: запреты и приказы не работают – людей нужно увлекать идеями

В Минздраве предложили ограничить рекламу вредной еды. Инициативу поддержала партия «Новые люди»
Алексей Геннадьевич Нечаев, лидер партии «Новые люди», российский предприниматель

Алексей Геннадьевич Нечаев, лидер партии «Новые люди», российский предприниматель

О том, почему эта молодая политическая сила выступает за создание моды на ЗОЖ, а также о том, как поддержать небольших местных производителей, мы поговорили с лидером партии, российским предпринимателем Алексеем Нечаевым. Конечно, без обсуждения целей партии на ближайших выборах в региональные парламенты и в Госдуму в следующем году тоже не обошлось.

- Вредных продуктов — много. С каким из них нужно «бороться» в первую очередь?

- Я и наша партия не очень любим запреты, но в этом случае мы поддерживаем Минздрав. Ну а начинал бы я с «короля» вредных продуктов — сахара. И сразу подчеркну: фруктоза, которую многие называют заменителем сахароза, столь же вредна. И, объективности ради, добавлю, что сахар, конечно, не абсолютно вредный продукт. 20-25 граммов в день нужны организму. Но мы сегодня едим и по 100, и по 150 граммов сахара в различных продуктах и напитках. Если человек систематически злоупотребляет, сахар превращается в яд замедленного действия. Люди страдают и умирают, как кажется, от гипертонии, диабета и других патологий обмена веществ. Но, на самом деле, их убивает сахар. Что самое печальное: врачи говорят, что избыток сахара способен влиять и на здоровье будущих поколений. Едим мы — страдать будут наши дети. Это еще один ответ на вопрос, почему мы решили поддержать инициативу Минздрава.

- Будет ли эффективным ограничение рекламы без других «барьерных» мер? Без ограничения места на полках магазинов или чего-то подобного?

- Сам по себе запрет на рекламу тоже будет эффективен. Потребление алкоголя на душу населения у нас за последние 15 лет сократилось в три раза во многом благодаря запрету рекламы. Более того, не пить и вести здоровый образ жизни становится модным! Надеюсь, что и с сахаром будет то же самое. Так что, запрет на рекламу — это первый очень важный шаг. Отказ от вредных продуктов тоже должен стать модным. К счастью, есть интернет, а там — люди, которые задают правильные тренды. Профессиональные диетологи и нутрициологи ведут свои блоги, со знанием дела рассказывают о правильном питании. Заметьте: сегодня очень сложно сделать рекламу каким-нибудь гамбургерам или шоколадным батончикам — аудитория дизлайками завалит. Мода — очень важный инструмент, и спасибо тем, кто создает моду на здоровый образ жизни. Они реально спасают людей.

- Спасибо им за это, конечно. Но мне не очень приятно осознавать, что здоровье нации формируют блогеры. Хотелось бы, все-таки, более системного подхода. Со стороны государства, например.

- В США работает организация «Food and Drug Administration» - орган, который отвечает за здоровье в целом. У нас полномочия этого органа разделены между Роспотребнадзором, Россельхознадзором и другими структурами. Наверное, если бы в России появился аналог FDA, некий объединенный орган, это было бы неплохо, но мы зачастую слишком многого хотим от государства, в то время как наши дети – это наша ответственность. Как и наши родители. Как и мы сами, в конце концов. Россия — это страна самостоятельных людей, ряд последних событий это в очередной раз показал. Поэтому иногда достаточно просто осветить тему, начать рассказывать о том, как правильно — и люди сами сделают выбор, в данном случае в пользу здоровья. Именно поэтому так много зависит от СМИ и блогеров.

- Вы правы, сам факт наличия FDA не избавил американцев от проблемы лишнего веса у значительной части населения страны.

- Как здесь не вспомнить восточную мудрость: «И один человек может привести лошадь к водопою, но даже семеро не заставят ее напиться». Нужна личная ответственность людей за свое здоровье, их вовлеченность в ведение здорового образа жизни.

- Вы, как основатель крупной компании, (Алексей Нечаев основал и руководит компанией «Faberlic» - ред.) - что сами сделали для продвижения принципов здорового питании?

- Мы очень аккуратно заходим в область правильного питания. Начали с производства различных биоактивных добавок, укрепляющих иммунитет. Затем заинтересовались полезными кашами и супами. Сейчас мы готовим выход полезных сладостей, я, например, лично тестирую шоколад без сахара. Оказалось, что создать продукт одновременно полезный и вкусный – очень сложно. Я рад, что у нас получается.

- Полезных продуктов на полках магазинов все больше. Означает ли это, что и число производителей таких продуктов тоже растет?

- К сожалению, пока их немного, и масштаб их бизнеса не очень большой, а это значит, что им будет сложно конкурировать с крупными компаниями, даже имея лучшие рецептуры. Но эти рецептуры еще нужно разработать, К примеру, мы с нашим партнером, компанией-производителем, потратили полгода на выработку идеального рецепта и налаживание производства. А масштабы бизнеса позволили нам установить конкурентоспособную цену. В результате, мы производим и продаем наши протеиновые батончики по той же цене, что и наши основные конкуренты, включая крупные международные компании. Но в наших суперфудах нет ничего вредного, а в их продукции – много сахара. Поэтому в глазах ответственного потребителя мы выигрываем. У небольших производителей, у тех же фермеров, к примеру, основная задача – не произвести, а продать. Мы видим, что местные рынки захвачены варягами из среднеазиатских республик, сетевым супермаркетам удобнее брать продукты у крупных федеральных поставщиков, а не у местных производителей. Помочь фермерам – просто. Достаточно ввести правило, по которому в разгар сезона определенный процент товаров на полках должны быть местного производства. Причем, не только квоты ввести, но и обозначить эти полки: здесь продаются местные товары. У людей есть региональный патриотизм. Если им показать: это наше, - они купят.

- Тем не менее, многие покупатели сейчас больше доверяют именно крупным производителям. Почему?

- Крупные предприятия за счет масштаба могут позволить высочайший контроль качества, который, скорее всего, недоступен небольшим производствам. Но ситуация меняется. У торговых сетей очень высокие требования к качеству продукции. Когда «Фаберлик» выбирает поставщиков, мы подробно изучаем их производство, проверяем качество сырья. Таким образом, даже некрупный производитель может убедить сеть в своей состоятельности и высоком качестве своей продукции.

- Если представители партии «Новые люди» окажутся в региональных парламентах и Госдуме/, каких решений в сфере производства продуктов питания стоит ждать?

- Как политическая партия, которая собирается создавать фракции в законодательных собраниях регионов, и в Государственной думе, «Новые люди» будут участвовать в государственном регулировании темы питания. Не думаю, что это будут запреты. У нас и так слишком много ограничительных мер действует. Безусловно, какие-то из них имеют под собой основания. Но очень многие – просто бессмысленные либо безнадежно устарели. Не зря же запустили регуляторную гильотину. Очень важно создавать моду на здоровые, правильные вещи. Это работает лучше всяких запретов и назиданий. Если раньше 20-летние девушки одевались так, как их учили 40-летние мамы, то сейчас происходит ровно наоборот: мамы одеваются так, как их 18-летние дочери. И все выглядят прекрасно! «Новые люди» - это политическая сила, которая считает, что людям нужно не диктовать, людей нужно увлекать в правильном направлении.

- Выходит, вы – партия молодежи, миллениалов и зуммеров?

- Вы задали сложный вопрос. Не только молодежи. «Новые люди» – партия тех, кто постоянно открыт новым идеям, готов постоянно развиваться, получать новый опыт и созидать. Считается, что эти качества присущи, в основном, молодежи. Но это, конечно не совсем так. Новые люди – это не только молодые люди. Мы собирали подписи для выдвижения в Новосибирске, и нам отдал свою подпись человек, которому 94 года. И он чувствует себя новым человеком! Потому что он не доживает – он живет, не останавливается! Он не считает, что у него все в прошлом. Не важно, сколько тебе лет. Новый человек –тот, кто сам строит свою жизнь. Новые люди не считают, что им кто-то должен – государство, например. Они сами находят решения, деньги, других людей, чтобы вместе с ними что-то сделать. Новые люди – не те, что живут только победами прошлых поколений: «Наши предки разбили тевтонцев на Чудском озере, шведов под Полтавой, одолели фашизм – и поэтому я молодец». Нет. Новый человек – это тот, кто считает себя молодцом только в том случае, если сам чего-то добьется. Только такие люди могут создавать будущее нашей страны.

- Выходит, вы партия для пассионариев. Но они часто аполитичны – как раз потому, что не верят никакой политической силе, верят только в себя…

- Сжечь себя на площади - высшая степень пассионарности. Но мало здравого смысла. Мы ориентируемся на тех, у кого его больше. Почему у нас есть «молчаливое большинство»? Потому что люди не слышат тезиса, который им захотелось бы поддержать. Все больше тех, кто хочет оставить детям сильную страну с безграничными возможностями для достижения целей, созидания. Меня в 2016 году приглашали участвовать в создании партии. Но тогда не было спроса на подобную идею, а сейчас она летит как ветер. Мы приехали в Новосибирск в марте. Нас было 10 человек. К первому мая нас было уже пятьсот. А сегодня, в конце июля, у партии «Новые люди» в Новосибирске уже пять тысяч активистов!

- Не подвело вас чутье. Впрочем, нечему удивляться. Именно чутье позволило вам в середине 90-х начать то, что потом превратилось в бизнес-империю…

- Не империю – республику. Решения в компании принимают десятки тысяч людей. У нас и штаб-квартира устроена как федерация. Есть разные департаменты, каждый из которых сам принимает решения. Я – лишь координатор этих процессов. Выразитель идей большинства – да, но точно не император.

- Какие планы на нынешнюю избирательную кампанию?

- В 12 регионах мы выдвигаем одномандатников, в 10 регионах – партийные списки. Речь идет о выборах в региональные законодательные собрания. Мы очень рады тому, что за эти месяцы уже 600 человек стали нашими соратниками и баллотируются от нашей партии. Люди заждались появлении новой реальной политической идеи.

- Почему они ждали? Есть же парламентские партии, есть много малых партий.

- Я в 2016 году просто не пошел голосовать, так как не хотел отдавать свой голос ни ЕР, ни коммунистам, ни ЛДПР. У нас около половины избирателей не видят себя голосующими за эти партии. Более того: все меньше людей хотят выдвигаться от этих партий. Нам – верят. Возможно, потому, что мы не бутиковую партию решили создавать – в Москве. Наш актив сразу поехал в регионы и включился в работу. Там, на местах, изобразить бурную деятельность не получится. Тебе никто не поверит. Люди легко могут понять, за кем стоят годы предварительной работы, а где – политическая «скороспелка». Знаете, кто составляет основу нашего актива? Выпускники программы «Капитаны России», ей уже 8 лет. Эти ребята выросли, они многое знают и умеют. Поэтому в ряде регионов кандидаты согласились идти с нами.

- С противодействием и использованием административного ресурса уже пришлось столкнуться?

- Конечно. Некоторые кандидаты вышли из наших списков после звонков из администраций и прочих высоких кабинетов регионального уровня. Но все-таки 600 смелых мы нашли. И сейчас заканчиваем собирать подписи во всех регионах, где планируем участвовать выборах. Определенная настороженность по отношению к нам была практически везде. Вызывали наших активистов в полицию, кое-где даже наружка была к штабам приставлена. Но потом там, на местах, увидели: люди нормальные, не экстремисты, пришли работать, а не лодку раскачивать. Хотя в Ростове нам до сих пор не разрешают размешать билборды. В Белгороде их очень мало. Ничего страшного. Мы будем вешать так называемые «балконники». Наши активисты в регионах говорят: если нам не дают вешать баннеры, мы разместим их у себя на домах.

- Какой результат вы будете считать успехом?

- Очень важно, чтобы прошли наши одномандатники. У нас много сильных кандидатов. И, конечно, мы хотим, чтобы везде или почти везде прошли наши партийные списки. Многое зависит от того, насколько честно будут работать региональные избиркомы. Полагаю, в ряде регионов голоса у нас украдут, но где-то мы свой честный результат точно отстоим.

- А через год – Госдума?

- Конечно. Имея фракции в региональных парламентах, можно гораздо лучше, глубже понять проблематику региона и то, с какими предложениями по решению этих проблем вести уже думскую кампанию. Для нас этот год практики очень важен. Надеюсь, у нас он будет.